ГоловнаКультура

Наталя Соболєва: "Не треба зараз трагізму, краще посидіти в "Кінопанорамі", відчути її дух"

В минувшую пятницу стало известно, что в столице одновременно прекращают работу два кинотеатра - "Кинопанорама" и "Украина". Оба они находятся в частной собственности - в 2008 и 2004 решениями Киевсовета их приватизировали разные владельцы.

Кинотеатр "Кинопанорама" построили в 1958 году, до 2008 года он был в муниципальной собственности, а после приватизации стал принадлежать Мохаммаду Захуру, бизнесмену, который в свое время был спонсором кинофестиваля "Молодость".

Компания Захура ISTIL о судьбе кинотеатра подробно распространяться не стала, написав в официальном комментарии, что здание будут ремонтировать, с "возможным перепрофилированием". Впрочем, владельцы оставили намек на то, что кинотеатр в "Кинопанораме" все-таки останется. "Кинопанорама", которая находится на Шота Руставели - между Домом кино и кинотеатром "Киев" - один из фестивальных центров Киева. Там проходили показы "Молодости", Киевского фестиваля короткометражного кино и Docudays UA.

Наталья Соболева руководит "Кинопанорамой" 12 лет и застала еще времена, когда он был в муниципальной собственности. Мы встретились с Натальей и поговорили об обстоятельствах ее увольнения, возможной судьбе кинотеатра и особом духе "Кинопанорамы".

Наталья Соболева
Фото: Макс Требухов
Наталья Соболева

В 2009 году уже была предпринята попытка реконструировать кинотеатр, но общественность активно выступила против, я правильно помню?

Тогда кинотеатр на три месяца закрыли. Всех работников, включая меня, уволили, завели архитекторов, которые начали уже придумывать новый проект. Второй раз кинотеатр закрыли на полгода. После этого было очень тяжело собирать обратно зрителей, но зритель вернулся.

Наш зритель – уникальный, не покупает поп-корн, не чавкает в зале и любит артхаусное кино.

Вы говорили, что собирались менять кресла в зале?

Да, кресла мне готовы были предоставить друзья. Кстати, Европа сейчас переходит на театральные кресла в кинотеатрах – они комфортные и мягкие, но не самолетные, как во всех кинозалах сейчас. Но у нас же дикие стандарты в этой индустрии, с ними нужно бороться. Я люблю “Украину”, за антураж перед залом, но там зал такой же, как и все. Чем он отличается от других? Ничем.

В Украине есть компания-монополист, которая оформляет все кинозалы – подъемы, кресла и так далее. Поэтому все одинаковое везде, просто по цвету отличается.

Про закрытие “Украины” вы давно знали?

Да, уже месяца два все в тусовке об этом знают. Но официального заявления не было.

И я не могу сделать официальное заявление? Я уволена. И я не собственник. Хоть я и творческий лидер проекта “Кинопанорама”.

Фото: Макс Требухов

Почему вы считаете, что не можете делать заявление? Это общественно важная тема, культурный объект, важный для сообщества.

Я написала про ситуацию в фейсбуке, поскольку было множество вопросов и создала событие “Последний сеанс”, этого достаточно, мне кажется. Я думаю, что не надо сейчас трагизма, а лучше посидеть в "Кинопанораме", ощутить ее дух и понять, что это по-настоящему уникальный зал.

Возможно, тогда кто-то сможет убедить собственника в том, что нужно сохранить зал. Я не смогла этого сделать.

Кинотеатры сейчас убыточны, поэтому бизнесменов они не интересуют, а чаще идут как часть торговых центров. Расходы “Украины”, например, частично перекрывал ресторан, который в том же здании находится и принадлежит тому же владельцу. Сам кинотеатр не справляется, при том, что он комфортный, там проходят фестивали, есть своя публика. Ни один кинотеатр не является таким же прибыльным, как другой коммерческий объект. Но он может и приносить прибыль, и при этом быть мощным имиджевым центром.

Когда приватизировалась "Кинопанорама", у владельца было обязательство не менять профиль здания?

Когда я подписывала первый договор, там был пункт о том, что владелец не может перепрофилировать здание на протяжении шести лет. Что сейчас в договоре, я не знаю, и это не мои задачи. Я креативный директор.

Первая покупка кинотеатра в каком году произошла?

В 2007-м.

А вторая?

Кажется, в 2009-м (в 2008 году Киевсовет принял решение о передаче земельных участков под "Кинопанорамой" - прим.).

Фото: Макс Требухов

И условий второй покупки мы не знаем?

Нет. Я пыталась что-то делать на этом материале. Кинотеатр занимал вдвое больше места – большое фойе, свободный фасад. Потом фойе уменьшили, отдав часть под ресторан, а фасад облепили арендаторами. Монетизация площадей – это нормальная практика, и в Европе в том числе, поскольку коммуналка растет и надо что-то придумывать. С точки зрения бизнеса господин Захур делает свое дело.

Это государству нужно было думать про кинотеатр, прописать в договорах, что его надо сохранить. Но государство, как всегда, ни о чем не думает. Черновецкий подписал тогда договор, как он всё тогда подписывал. И все.

Как собственник кинотеатра сформулировал причину вашего увольнения и сказал ли о судьбе кинотеатра в дальнейшем?

На сайте компании есть текст по этому поводу.

Главное, чтобы этот зал сохранили, его нужно сохранить. Мои арендаторы зала, 9 человек, в шоке – говорят, у нас же других залов в Киеве просто нет. Я даже не знала, что у нас такая проблема с залами в столице.

Сейчас “Кинопанорама” совсем закрывается или что-то еще будет?

Да, то, что осталось на октябрь, состоится – спектакли и кинопоказы, на которые уже начали продавать билеты. А кинопрокат прекратится 30 сентября.

Тут должен быть целостный комплекс из кино и театра. Зал же с хорошей акустикой, тут можно концерты и спектакли проводить.

Я начала в свое время музыкантов приглашать. Украинские исполнители подтянули мировых – у музыкантов все связаны между собой, у киношников, кстати, не так. Володя Соляник может поехать поиграть с Барброй Стрейзанд, кто-то с Вуди Алленом поиграл. К нам приезжал Гонзалес, культовый французский музыкант. Сейчас 3 октября будет о нем фильм. Джимми Тенор, финский джазист. Андрухович с группой “Самогоном”, Сергей Жадан читал неоднократно.

Нет смысла тут только кино крутить, зал нужно еще и при свете показывать. Тут уникальная акустика.

Фото: предоставлено Натальей Соболевой

В 2009 году была история, когда еврейская община Киева вмешалась в реконструкцию “Кинопанорамы”. Сейчас что-то от нее слышно?

Нет. Но вообще мы и до появления господина Захура с ними спорили. Ющенко тогда подписал закон о возвращении общинам культовых сооружений и ценностей. Но “Кинопанорама” – не культовое сооружение.

Кукольный театр тогда вернули синагоге, это историческая ценность, в здании была синагога Бродского. Но “Кинопанорама” не является синагогой – на ее месте была купеческая синагога когда-то. Есть много интересных версий, почему рядом стояло две синагоги. Но в свое время все снесли под ключ. Осталась одна стена, перемычка к соседнему дому, ее сносить нельзя – проект улицы такой, что нельзя один дом взять и выдернуть. Но молельного дома тут давно нет. Поэтому еврейская община неправа.

Вы сказали, что вы работаете директором 12 лет. Вы можете проследить, как произошла эволюция зрителя и духа кинотеатра, соответственно?

У нас тут такая преемственность: сначала ходят бабушки, потом мамы, а потом их дети. Тут своего рода интеллектуальные потоки. Поэтому зритель у нас один и тот же. До меня была директор, шестидесятница, которая дружила со Ступкой, с Кадочниковой, Ниной Матвиенко, Юрием Ильенко и другими.

В 90х, когда кино загнулось из-за видеопроката и кризиса, а новые кинотеатры не строились, она проводила тут творческие вечера. Чтобы фамилии украинских деятелей были на слуху, чтобы их не забыли. Эти вечера были не по-совковому серьезные, а очень лихие, с обсуждениями. Параджанов после тюрьмы приезжал сюда, рассказывал про свою жизнь.

Фото: предоставлено Натальей Соболевой

Я пыталась найти в интернете подтверждения, но не нашла, однако старожилы мне рассказывали, что здесь выступал Вольф Мессинг. Выступали Иван Миколайчук, Лесь Сердюк, Николай Гринько, Параджанов, проводили все украинские премьеры и их обсуждения.

Сейчас сюда и иностранцы приходят: мы показываем кино в оригинале. Так вот, иностранцы в восторге от зала, говорят, что в Мюнхене, например, аналогичный разрушили. Наверное, это такая грустная тенденция – разрушать старые кинозалы и придумывать им более бизнесовое применение.

Есть ли какая-то консолидация в среде директоров кинотеатров? Не многозальников, а “Жовтня”, “Киева”, муниципальных кинотеатров? Может быть, вам удалось уже сформулировать вместе какие-то проблемы, даже в политической плоскости?

Мы все общаемся, но пока что профессиональной организации нет.

Я слышала, что собирались создавать ассоциацию кинотеатров, это произошло?

Нет пока.

Фото: Макс Требухов

А если бы она была создана, какую вы бы предложили повестку для нее? Что нужно было бы изменить в государственной политике для того, чтобы выжить таким кинотеатрам, как “Кинопанорама”?

Есть примеры Франции – там Европа Синема поддерживает кинотеатры, именно однозальники, и не только в стране, но и за нее пределами.

Я могу сказать только, что вначале меня ничего не смущало, кроме комфорта. Тогда я была на хозрасчете, платила аренду, делала проекты. Я бы справилась – мы бы причесали кинотеатр, поставили новые кресла, оборудовали пару гримерок. Я открыла бы гастрольный отдел и возила бы иностранных музыкантов.

Даже Дженнифер Лопес нуждается в таких залах – мне об этом ее агент говорил. Есть музыканты, которым нужны стадионы, есть те, кто выступает в ночных клубах, но большинство музыкантов, кстати, страдает от отсутствия залов на 400-500 человек. Их мало везде, а “Кинопанорама” как раз такая.

Но сейчас судьба кинотеатра – не в моих руках.

Есть новый закон про поддержку кинематографии. Там есть пункт про развитие кинотеатральной сети.

Да, там даже написано, что эти нормы распространяются на кинотеатры вне зависимости от их формы собственности.

Как-то эта норма на вас отразилась?

Никак.

Вы не говорили с главой Госкино, например?

Нет, мне бы не очень этого хотелось.

Фото: Макс Требухов

Почему?

Я не умею заниматься этим, знаете, чревовещанием.

Знаете, мне просто мешать не надо. А помогать никто не будет. Как можно требовать от государства помощи, если идет война? К тому же, если у кинотеатра есть собственник-миллиардер? Все мне покрутят у виска. Что власти могли бы сделать, так это убедить собственника оставить кинотеатр, но в самом начале, в период подписания договоров.

После публикации новостей о том, что закрываются два кинотеатра, кинематографисты и зрители стали консолидироваться в их защиту. Если, допустим, можно попробовать защитить кинотеатр, вы бы остались?

Конечно. Это мой дом. Но я не верю в то, что это удастся. Услышав о закрытии, возбудились многие силы, мне звонят политики, правозащитники, лидеры мнений. Но знаете, свое имя я тоже не хочу во что-то вляпать, лучше я пойду и сделаю круто другой зал. Хоть и душа болит о "Кинопанораме". Но, повторюсь, ее нужно сохранить и пусть это сделает хоть кто. Мое увольнение не есть повод для революции, нужно сохранить зал.

Я не могу отделаться от мысли тенденции разделения кино на очень большое и очень маленькое: в кинотеатрах остаются только комиксы, а артхаус и авторское кино уходят на онлайн-платформы, что приводит к смерти маленьких кинотеатров. Что вы об этом думаете?

Как и театр, кино – это искусство, которое объединяет людей. Если мы все перейдем в онлайн, мы просто не выживем.

Нужно сидеть всем вместе, передавать друг другу энергию, с экрана что-то должно на нас литься, во что-то нас превращать. Я не против комиксов и блокбастеров, хожу на такое кино, это шоу своего рода. Но я люблю артхаус и люблю разгадывать режиссерские ребусы. Пусть в репертуарах будет и шоу, но мы должны его как-то вместе воспринимать. Смотреть кино вместе и на огромном экране - прекрасно. Ненормально – поодиночке сидеть у мониторов.

Дарія БадьйорДарія Бадьйор, Журналістка, критикиня
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram