ГлавнаяКультура

Валерия Сочивец: "Украинцы говорят, что хотят позитивное кино, а за рубежом ждут фильмы о том, что у нас происходит"

Сучасне Українське Кіно (СУК) – независимая общественная организация, созданная с целью популяризации украинского кино и помощи молодым кинематографистам страны. В 2013 году на фестивале Gogolfest они представили свою кинопрограмму широкому зрителю, а три года назад официально зарегистрировали организацию. Кроме кинопоказов, участия в международных и украинских кинофестивалях, СУК регулярно проводит встречи с режиссерами и лектории, где делятся опытом съемок короткого метра.

В команде организации – 20 человек, среди них – режиссеры Филипп Сотниченко, Никон Романченко, Катерина Горностай, Павел Остриков, Антонио Лукич и другие.

Режиссер и продюсер Валерия Сочивец – главный идеолог и основатель СУК, рассказала LB.ua о стратегии на будущее, новых проектах и главных проблемах украинского кино.

Валерия Сочивец
Фото: FIFF / Julien Chavaillaz
Валерия Сочивец

Основная цель СУК – продвижение и популяризация украинского кино. Есть ли у вас какая-то стратегия на деятельность организации в этом сезоне?

Мы активно занимаемся образовательными проектами. В октябре с каникул вернется “Киносреда” – показы кино, обсуждения с авторами, лекции и мастер-классы от действующих профессионалов в области кино.

Будем дальше сотрудничать с Домом Кино. Кинотеатральный прокат – это коммерция, к такому случаю мы уже зарегистрировали компанию, которая официально может быть дистрибьютором. В 2019 году планируем прокат нескольких альманахов в разных городах Украины. Туда войдут фильмы независимых авторов и снятые за государственное финансирование.

Также хотим сделать свою школу, ведь мы только вышли со студенческой скамьи, у нас свежий взгляд и мы понимаем, чего именно не хватало в университете.

“Люди готовы ходить на авторские фильмы. Вопрос в пиаре“

Как вы думаете, готов ли украинский зритель к такому кино как “Технічна перерва” и может ли такое кино быть коммерчески успешным?

Люди готовы ходить на авторские фильмы. Вопрос в пиаре, нужно заставить людей узнать, что есть такое кино. Мы показывали "Технічну перерву" в Тернополе, Ивано-Франковске, а на фестивалях во Львове и Черкассах, где мы получили приз за лучший украинский фильм. Его оценили не только критики и жюри, но и зрители, не привыкшие смотреть такие фильмы. Все реагировали по-разному, некоторые даже плакали. Понятное дело, коммерческий успех фильм вряд ли получит. Для этого из «Технічної перерви» нужно делать полный метр, развивать сюжет и снимать иначе.

Организация СУК раньше работала на чистом энтузиазме и желании продвигать украинское кино. Скажите, сейчас у вас есть спонсорская поддержка, кто-то вам помогает?

Нет, у нас никогда не было спонсорской поддержки, но этого очень бы хотелось. Мы подавали пять проектов в Украинский культурный фонд, но они не прошли. Возможно, проблема в том, что заявки были не очень грамотно составлены или слово “СУК” отпугивает экспертов.

Когда мы приходили в разные организации вроде банков, чтобы попросить у них дофинансирования, они нам отказывали, потому что не видят выгоды.

Валерия Сочивец и Филипп Сотниченко
Фото: Wiz-Art
Валерия Сочивец и Филипп Сотниченко

Как известно, Госкино заключило с вами контракт о финансовой поддержке двух полнометражных документальным фильмов – "Зарваница" и "Жемчужина Абсурда". Расскажите немного об этих проектах. Когда ожидаются премьеры, на каких фестивалях вы хотите их представить?

Фильм "Зарваница" – про паломников и религию в 21 веке и о том, как она соединяется с новым миром. Режиссеры фильма Роман Химей и Ярема Малащук – операторы по профессии, но я их называю художниками. Они заняли второе место на премии Art Prize от PinchukArtCentre со своей видеоинсталляцией "На кого ты покидаешь нас, отец?". Их предыдущую работу «Державна Установа», я тоже называю инсталляцией, она была в конкурсе кинофестиваля “Молодость”. Рома и Ярема родом из Коломыи и сами посещали Зарваницу. Однажды они рассказали мне, что хотят снять фильм о паломниках. Я их взяла «на слабо»: напишут ли они сценарий. В итоге ребята его написали, мы получили финансирование и уже почти закончили съемки.

Фильм "Жемчужина абсурда" будет про Одессу. Режиссер Саша Чуприна, у которой уже был короткометражный фильм "Щоденник" и продюсер Эльмира Асадова – из Одессы. Саша училась в Киеве, а когда вернулась в Одессу, увидела, что город становится хуже. С каждым годом из жемчужины, архитектурно Одесса превращается в нечто ужасное. С помощью кино Саша хочет рассказать об этой проблеме.

Забавно, что мы питчинговались с одной идеей, а сейчас Саша залезла в архив и нашла еще уйму семейных историй, неизвестных ранее. Съемки планируем начать в ближайшее время.

А когда ждать премьеры?

«Зарваницю» мы должны сдать в феврале, а «Жемчужину абсурда» будем сдавать через год. Девочки хотят снимать этот фильм на протяжении года, чтобы застать все времена года.

У нас есть фестивальная стратегия – мы хотим подать эти фильмы сначала на именитые фестивали документального кино (Канадский международный фестиваль документального кино, Фестиваль документального кино в Амстердаме, Международный фестиваль документального кино и анимации в Лейпциге и т.д). Если нас не возьмут – будем подаваться на фестивали попроще и на наши фестивали. Если где-то будут призы, мы можем рассчитывать на прокат, а года через два будем продавать на телевидение.

Трансформируется ли как-то сценарий фильма после подачи заявки на госфинансирование? Влияет ли Госкино на производственный процесс и сценарий фильма?

Во время питчинга эксперты могут посоветовать определенные правки, но ты сам решаешь, прислушиваться к ним или нет. Очень многое может поменяться в подготовительном периоде, а на монтаже, так вообще все может измениться. При сдаче фильма эксперты могут сделать замечания и даже попросить сократить, вырезать какие-то сцены, переозвучить фильм и т.д.

“Мы достаточно открыты, но не всегда есть время отвечать на сообщения в фейсбуке, поэтому нас лучше ловить вживую”

Фото: СУК CUC

Как именно СУК поддерживает режиссеров? На какую помощь может рассчитывать молодой режиссер со своим сценарием и желанием его реализовать?

Финансово СУК никак поддержать не может. Мы можем законнектить с нужными людьми, добиться официального разрешения для съемки на локациях, дать фидбек, помочь с тем, куда потом пристроить фильм.

Мы помогаем, но для этого нам нужно увидеть режиссера, понять как он мыслит, какое кино ему нравится. Есть студенты, которые ходят к нам на мероприятия, задают вопросы, дают почитать нам свои сценарии. Я их читаю и рассказываю, что понравилось, что нет. Мы достаточно открыты, но не всегда есть время отвечать на сообщения в фейсбуке, поэтому нас лучше ловить вживую.

А много сценариев присылают вам на рассмотрение?

Очень много. Нам их шлют, не всегда даже понимаю, зачем. Честно говоря, есть несколько персонажей, которые каждую неделю присылают нам новый сценарий и даже не пишут, чего именно они хотят.

Как часто вы возите ваши проекты (фильмы) на европейские и мировые кинофестивали? Как там реагируют на украинское кино?

В этом году, кстати, не очень часто. Кинофестивали – лотерея, результат которой тяжело предугадать. Есть такая статистика: ты отправляешь фильм на 10 фестивалей – тебя возьмут на один. Я когда-то отправила наш фильм на 103 фестиваля, его приняло 10.

За рубежом на наши фильмы реагируют с интересном. Хотят больше историй. Украинцы говорят, что хотят позитивное кино, а там наоборот, ждут реальное: о проблемах, о том, что у нас происходит.

На украинские фестивали сейчас берут легко?

Не то что легко берут, они сами запрашивают, есть ли у нас что-то новенькое.

Когда были студентами, мечтали попасть в конкурс “Молодости”, теперь это такое почти повседневное мероприятие для нас, а раньше казалось чем-то далеким.

Валерия, вы занимаетесь продюсированием фильмов, которые вам интересны и выступаете в роли режиссера собственных. Не мешает продюсерская работа вашему собственному творчеству? На чем бы вы хотели больше акцентировать внимание, на продюсерской работе или режиссуре?

Я отвечала себе на этот вопрос: я – режиссер.

Хотя чем больше я занимаюсь продюсерской деятельностью, тем больше я понимаю, насколько это интересно. Я хотела бы получить юридическое образование, этого не хватает в продюсерской деятельности. Когда я продюсирую фильм, вижу его еще на стадии идеи и влияю на него так же, как и режиссер. Таким образом, я обучаюсь не только на своих фильмах. В чем-то это интереснее режиссуры. Тут постоянно нужно придумывать способы обойти ту или иную систему, как с кем договориться, как заплатить меньше за локацию, если это не предусмотрено в бюджете.

Роман Химей, Ярема Малащук, Валерия Сочивец и первый замглавы Госкино Сергей Неретин
Фото: Facebook / ДержКіно України
Роман Химей, Ярема Малащук, Валерия Сочивец и первый замглавы Госкино Сергей Неретин

“Мы не совсем критикуем патриотический питчинг в Минкульте. Хорошо, что появился еще один конкурс кинопроектов, но есть нюансы”

На ваш взгляд, каковы основные проблемы украинского независимого кино и как их можно избежать?

Главная проблема – язык, на котором снят фильм, нам нельзя снимать на русском. Если ты снимаешь кино с финансовой поддержкой от государства, то ты можешь рассчитывать только на украинский и крымскотатарский язык. У нас скоро начнутся съемки "Жемчужины Абсурда" и для меня это действительно абсурд, ведь все герои будут говорить на русском языке, а в Госкино нужно сдать фильм на украинском. Для того, чтобы соответствовать требованиям, мы будем полностью переозвучивать фильм.

Вторая проблема – поскольку начали выделяться гос. деньги на кино, появилось множество компаний, которые раньше им не занимались, фильмографий у них нет, но эти компании тоже участвуют в питчингах и уже запустились со многими проектам. Как говорила Кира Муратова, "ты кинематографист, если не можешь не снимать". Создается впечатление, что эти “большие” компании нацелены на заработок денег. Их не интересует кино как искусство.

Недавно украинская Гильдия режиссеров написала письмо в Минкульт с требованием пересмотреть результаты конкурса патриотического кино. Вы тоже подписались под ним. Расскажите, почему вы критикуете патриотический питчинг в Минкульте?

Мы не совсем критикуем патриотический питчинг в Минкульте. Хорошо, что появился еще один конкурс кинопроектов, однако есть нюансы.

Эксперты за такой короткий срок вряд ли успели прочитать все сценарии кино и сериалов, это было понятно по их комментариям в карточках с оценками, которые Минкульт выложил в открытый доступ.

Один из экспертов оставил комментарий: “Проект не підпадає під критерій патріотичного кіно” и тут я сразу понимаю, что сценарий не был прочитан полностью. У других проектов было такое, что комментарий хороший, а оценка рядом стоит плохая. Может, экспертам не объяснили что 1 – это низкий балл, а 5 – высокий.

Странно еще то, что сильные проекты, презентованные на международных кинорынках и конкурсах, не прошли у нас во второй тур. Им сразу снизили балл, и тут тоже пахнет жареным.

Недавно, после оглашения списка конкурсной комиссии при Госкино, мы вышли под Минкульт итак как лично подали документы с кандидатурами, которые сделали огромный вклад в украинское кино, – с Денисом Ивановым, Валентином Васяновичем, Мариной Вродой, Дарьей Бассель и другими. Нам не ясно, по каким критериям в экспертную комиссию вошли люди, которые уже были в комиссии патриотического конкурса и нарушили регламент.

Люди, состоящие в любой из комиссий, должны разбираться в кино. Они не должны быть юристами, которые работают на телеканалах и не знают победителей Каннского кинофестиваля.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter