Туризм в Одессе: как выйти за рамки пляжного курорта

После событий 2014 года и аннексии Крыма, число туристов, приезжающих в Одессу, закономерно выросло. В 2018 году Одессу посетили 3,2 млн туристов, в 2017 – 2,5 млн, в 2016 году – более 2 млн, в 2015 – 1,5 млн. В то время, как в 2013 году этот показатель составлял 1,3 млн.

Фото: depositphotos.comkonoplizkaya

Безусловно, чиновники разных уровней с гордостью заявляют о наплыве гостей и привлекательности Одессы. Но, приведенные данные не подкрепляются конкретными расчетами и формулами, что оставляет пространство для манипуляций. В любом случае, трубить в фанфары о количественном росте туристов не совсем уместно. По посещаемости Одесса все еще уступает и Киеву, и Львову.

Чаще всего туристы приезжают в Южную Пальмиру для того, чтобы понежиться на солнце и отдохнуть на море, воспринимая Одессу, исключительно, как пляжный курорт. Такой подход является популярным внутри Украины. Но, если посмотреть на ситуацию более широко, то по соотношению цена-качество, уровню сервиса в отелях и развитию транспортной инфраструктуры (от общественного транспорта до авиационного сообщения), Одесса существенно уступает курортам Турции или Египта. Таким образом, для туристов западных стран Одесса не столь привлекательная. Европейцы отдают предпочтение более комфортным и развитым пляжам Греции, Болгарии, Италии или Португалии.

Стоит признать, что потенциал Одессы как пляжного курорта ограничен климатическими условиями. Это не Кипр, где почти круглый год купальный сезон.

Поэтому туристическое позиционирование Одессы, однозначно, должно выходить за рамки пляжного курорта. Туристам нужны весомые аргументы для того, чтобы приезжать в Южную Пальмиру в любую погоду и, главное, возвращаться сюда снова и снова.

Для этого есть все предпосылки. Например, старинная архитектура Одессы. Это уникальное историческое достояние. Знаменитые одесские дворики, с их благородным шармом. Но, экскурсии зачастую затрагивают только раскрученные места. А большинство двориков, воспетых многими поэтами и писателями, давно превратились в неопрятные подворотни. Их необходимо приводить в порядок и восстанавливать. Мифологизировать, если хотите. Ведь они вполне могут стать must-see достопримечательностью и неотъемлемым элементом всех туристических визитов.

Одесская архитектура уже давно требует комплексной программы реставрации. Несмотря на выделение денег из бюджета на эти цели, заметных изменений тут не наблюдается. Большая часть центра – это памятники архитектуры. Но, сегодня фасады, скорее, отпугивают своей обветшалостью и опасностью обрушения, чем притягивают. Большое внимание спасению наследия уделяют одесские активисты. В этом году общественники запустили очень интересную инициативу «Тысяча дверей Одессы» – создание каталога дверей и ворот города для их дальнейшего сохранения и реставрации.

Но, кроме дверей и ворот, у нас еще есть старинные дома. Практически уничтоженный дом Руссова, который нужно восстановить, и рядом с ним в аварийном состоянии доходный дом Либмана. У нас есть разрушенный Масонский дом, построенный в XIX веке. Тех же времен доходный дом Лерхе, который находится в упадке. Разваливающийся дом Гоголя в самом сердце Одессы. Запущенная и в ужасающем состоянии оранжерея Маразли. А ведь все эти объекты могли бы входить в туристические маршруты и стать изюминкой архитектурной Одессы.

Кроме того, «фишку» и визитную карточку города можно создать с нуля. Например, неприметный испанский город Бильбао, благодаря строительству там в 1990-е годы футуристического музея Гуггенхейма, получил такой поток туристов, что пришлось строить еще один аэропорт. А доход музея измеряется в десятках миллионов евро в год. Или другой пример – в польский Вроцлав часто приезжают посмотреть на раскиданных по городу около 385 статуэток гномов, массовое появление которых началось в 2006 году.

Еще в мировой практике драйвером становится событийный туризм. Для примера, Давос – швейцарский курорт, который получил мировую славу именно благодаря всемирному экономическому форуму. Или взять хотя бы Мюнхен с его пивным «Октоберфестом», на который съезжаются миллионы людей. Карнавалы в Рио-де-Жанейро привлекают сотни тысяч туристов.

В Одессе за год проводится множество концертов и выставок – это факт. Но нужен качественно новый уровень – побольше таких мероприятий, как Одесский кинофестиваль, который претендует на статус «восточноевропейских Канн», или фестиваль классической музыки «Odessa Classics».

Наконец, гастрономический туризм. Тут Одесса может поучиться у Львова, где наибольшее количество ресторанов и кафе на душу населения. Нередко туристы приезжают сюда ради того, чтобы посетить авторские рестораны с элементами квеста. В одном заведении нужно на входе сказать пароль, и оно стилизировано под партизанское подполье, в другом – коллекция керосиновых ламп, третье – словно расположилось в речном подземелье, четвертое – в садо-мазо стиле, пятое – с автомобилем на крыше, шестое – без цен в меню, где нужно торговаться и так далее.

Одесса имеет собственную самобытную кухню, которую нужно грамотно «запаковать» и «продать». Здесь проживают представители самых различных национальностей и каждая из них внесла свою лепту, создав уникальную одесскую кухню. Стоит позитивно отметить первые шаги в этом направлении – в этом году начали разработку гастрономического маршрута «Дороги вина и вкуса» при поддержке ЕС.

У Одессы есть огромный потенциал для того, чтобы стать туристическим центром и выйти далеко за рамки пляжного курорта. Но, для этого необходимо предпринять ряд шагов и разработать глобальную стратегию. Расставить акценты и определиться с приоритетами. Отреставрировать городскую архитектуру, задуматься о реализации архитектурного мегапроекта, который мог бы стать «фишкой» города, обратить внимание на музеи и театры, развивать событийный и гастрономический туризм. Все это позволит Одессе привлекать туристов круглый год и выведет Южную Пальмиру на первые позиции не только в Украине, но и в Восточной Европе.

Денис Неймиллер Денис Неймиллер , Координатор гражданской платформы «Одесситы вместе»
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter