Фото: www.oldpoisk.ru

Лицензирование поиска с металлодетектором имеет место в странах с высоким уровнем развития экономики, и его можно только приветствовать. Для меня показателен опыт Великобритании, где легализована деятельность таких любителей, и существует специальный сайт, на который выставляются результаты поисков. Преимущественное право на приобретение находки имеет государство, а при отказе государства – ее выставляют на аукцион.

В рассматриваемом законопроекте есть нормы о лицензировании такой деятельности в виде дополнений к Закону Украины «О лицензировании определенных видов хозяйственной деятельности» (пункт 2 проекта). Однако, заметим, здесь речь не идет об археологических раскопках и о находках археологических предметов. И это правильно. Поскольку уже в пунктах 5 и 7 законопроекта, где зафиксированы соответственно дополнения к «Уголовному Кодексу Украины» и «Кодексу Украины об административных правонарушениях», речь идет об ответственности в случаях незаконного проведения поисковых работ на объекте археологического наследия, уничтожения, разрушения, порчи или повреждения памятника культурного наследия, незаконном поиске археологических предметов. И это правильно. Есть археологические зоны, охраняемые законом (городища, некрополи, места стоянок и др.). Наказуемо проведение незаконных археологических работ. Именно археологических, поскольку археология это наука с определенными методами поиска археологических объектов, их описания и камерального исследования.

Проведение металлодекторного поиска вне археологических зон (на сельскохозяйственных полях, в лесах, других «обычных» местностях) должно быть разрешено. Если я копаю у себя на даче землю с какой–либо целью, это вряд ли можно назвать археологической деятельностью.

В пункте 6 законопроекта изложены дополнения к Закону Украины «Об охране археологического наследия». В частности, в дополнении статьи 8 сказано: «Археологические предметы подлежат государственному учету независимо от формы собственности». В данном Законе упоминается термин «археологический предмет» (статьи 6, 8, 19), но определение его отсутствует. Правда, употреблен (статья 1 часть 8) также синоним этого термина «археологические материалы» (наличие синонимов в нормативно правовом акте недопустимо).

Авторы законопроекта решили определить данный термин уже в части, касающейся ограничения гражданского оборота археологических предметов. В дополнениях к статье 38 Закона Украины «Об охране культурного наследия» (часть 1 законопроекта) сказано, что «археологическим предметами считаются движимые предметы, атрибуция и интерпретация которых требует применения или использования методов, или знаний археологии. Не считаются археологическими предметами предметы, возраст которых меньше 300 лет на время поведения атрибуции и интерпретации…». И дальше еще интереснее: эти археологические предметы подлежат государственной регистрации, а лица, которые владеют предметами, не заявленными к государственной регистрации, являются недобросовестными владельцами.

Все строгие меры, предлагаемые в проекте закона о культурном наследии, призваны, в первую очередь, дать по рукам «черным археологам». Из-за их деятельности Украина теряет очень многое.— Михаил Кулиняк, экс-министр культуры

Я помню, как меня, 11-летнего мальчишку, в 1961 году мать привезла для оздоровления на море в Евпаторию. Я страстно увлекался античной и средневековой историей, и знал, что на месте этого города был когда-то античный центр Керкинитида. Все время пребывания на пляже ходил по побережью и искал что-то античное. Нашел массу глиняных обломков амфор, других сосудов, камешки с отверстиями. И в дальнейшем, будучи в городах на Черном море, всегда пытался привезти оттуда подобные вещи (в Тамани на городище Гермонассы мне их подарили археологи, которые вели там раскопки). Если законопроект приобретет статус Закона, а я не заявлю о своей подборке глиняных черепков, я окажусь недобросовестным владельцем.

Но дальше, как теперь говорят, еще круче! В дополнении 2 части 38 статьи данного Закона Украины заявлено: «Если возможность случайной находки не доказана или не может быть доказана экспертным исследованием, предметы подлежат изъятию в пользу государства». Также экспроприаторские намерения высказаны в следующем дополнении части 1 статьи 42 Закона: «Археологические предметы негосударственной формы собственности по решению суда могут быть отчуждены в пользу государства в случае не обеспечения режима содержания или хранения". Как обеспечивается сохранность в государственных музеях, знаем по серии телевизионных репортажей о хищениях и порче музейных предметов.

Но главное не это. Формулируя такие статьи будущего Закона, законодатель грубо попирает статью 41 Конституции Украины: «Каждый имеет право владеть, пользоваться и распоряжаться своей собственностью…». Юридическое толкование этой статьи таково: «Никто не может быть противоправно лишен права собственности. Право частной собственности является нерушимым. Принудительное отчуждение объектов права частной собственности может быть применено только как исключение по мотивам общественной необходимости, на основании и в порядке, установленных законом, и при условии предварительного и полного возмещения их стоимости. Принудительное отчуждение таких объектов с последующим полным возмещением их стоимости допускается лишь в условиях военного или чрезвычайного положения. Конфискация имущества может быть применена исключительно по решению суда в случаях, объеме и порядке, установленных Законом. Подробнее об этом можно почитать тут.

Я думаю, что такие нормы законопроекта поставят в нелегитимное положение сотни тысяч нумизматов страны. Коллекционирую монеты с 7 лет. В детстве экономил на всем, ездил на киевскую «толкучку», покупал монеты, с друзьями ходили у магазина «Филателия», обмениваясь монетами, бегали в «яму» в Ботанический сад. Конечно, у меня были (самое ценное, правда, пришлось продать в голодные 1990-е годы, чтобы выжить, а также лечить, потом похоронить родителей) и сейчас есть монеты, которым больше 300 лет. Если я их не зарегистрирую, стану недобросовестным владельцем.

Все советское время в стране создавался негативный имидж коллекционера, который может из-за желаемой вещи предать, обмануть, украсть и даже убить. Помню, в фильме «Возвращение «Святого Луки» престарелый советский сыщик, которого играл Всеволод Санаев, задумчиво задавал риторический вопрос: «И зачем советскому инженеру иконы?» Но даже в советское время после судебных процессов 1970 года над нумизматами (в Киеве, кстати, оправдательных, но с «добровольными» конфискациями), идея регистрации коллекций не нашла законодательного воплощения. Единственная страна социалистического лагеря, где был принят подобный закон – Германская Демократическая Республика.

Авторы законопроекта - любимый мною артист Богдан Бенюк, писательница Мария Матиос, известные политические деятели Вячеслав Кириленко и Олесь Доний. Насколько хорошо эти люди разбираются в археологических предметах? Знакомы ли они с ситуацией в современном сообществе коллекционеров? Имеют ли представление о количестве нумизматических объектов, хранящихся в частных коллекциях?

Но вопрос не только в компетентности депутатов. Все они - представители оппозиционного блока, активно ратующие за вступление Украины в Европейский Союз. А с такими антиобщественными законами Украину туда вряд ли пригласят.

Несомненно, Украина нуждается в правовом регулировании и лицензировании на демократических основаниях любительского поиска с металлодетектором. Нужно говорить о добровольной регистрации уникальных археологических предметов, о введении информации о них в научный оборот (а не регистрации сотен тысяч типичных объектов, с которой не справится никакая государственная экспертиза). Но к разработке такого законопроекта необходимо привлечь профессиональных археологов, музейных работников, представителей общественных организаций коллекционеров и поисковиков.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter