ГоловнаБлогиБлог Сони Кошкиной

Рахманинов: «Сначала - смерть, потом - жизнь»

Сознаюсь в потаённом.

Очень интимном.

Сугубо личном.

У меня есть мечта.

Научиться играть на фортепиано.

Ей уже лет шесть-семь. И ясно, что начинать постигать столь великое мастерство во взрослом возрасте - блажь.

Фото: karabas.com

То есть, конечно, любой коуч личностного развития (которых сейчас пучок на рубль и которые меня - уж простите - дико раздражают своими заурядными банальностями), сказал бы: «О, это круто! Ты сможешь! Давай, сделай это! Это прям выход из зоны комфорта! Пусть ты слабаешь «Мурку» одним пальцем, но мы все будем тебе аплодировать и трижды вызовем на бис».

В этом месте я бы не постеснялась такого коуча стукнуть.

Чем-нибудь тяжёлым.

Ещё лучше: спустить на него Гатьку в припадке социофобии (случаются с ним частенько).

Потому что да, человеку нужны мечты-цели.

Которые важно и нужно осуществлять.

А есть мечты-вдохновения.

Чтоб хранить их в своём сердце, тихонько насыщаясь заветным. Особенно когда совсем горько и грустно.

Пусть ты умом понимаешь: этого не будет никогда. Просто потому, что нет. А все равно светлый образ тебя греет.

Именно так у меня с мечтой о фортепиано.

Которое - в моих грезах - нужно вовсе не для того, чтоб пилить «Мурку» (что тоже - труд, между прочим).

Или Собачий вальс.

Не для того, чтоб кому-то понравиться, заслужить чью-то любовь.

Но для того, чтобы смочь сыграть второй фортепианный концерт Рахманинова.

Хотя бы кусочек.

Маленький отрывочек.

Но именно эту вещь.

Фото: concert.ua

***

Лет пять тому я осмелилась поделиться этой своей мечтой с Алексеем Ботвиновым.

Мялась, стеснялась, подбирала слова (что, как вы понимаете, мне несвойственно).

Ведь Ботвинов - один из лучших исполнителей музыки Рахманинова в мире.

Вдумайтесь: во всем мире.

И тут я такая с дурацкими фантазиями)).

Ну, не смешно?

Помню, мы сидели в Тавернетте. И я отважилась).

Лёша очень внимательно меня выслушал.

Не перебивал, не вставлял едких комментариев, не насмехался (я б на его месте вряд ли сдержалась).

Но сказал:

- Знаете, вы меня совсем не удивили.

- Как? Разве к вам каждый день приходят тридцатилетние идиотки вроде меня, мечтающие играть Рахманинова?!

- Нет. Я не удивлён, что вы говорите именно о втором концерте.

- В смысле?

- Замечал уже много раз: если француз, немец, итальянец, словом - европеец, во взрослом возрасте захочет освоить фортепиано, вдохновением ему буду служить Моцарт, Вивальди, Шопен. Да кто угодно. Но, если такое желание проявит славянин, он в 80 случаях из ста скажет, что ему нужен именно второй фортепианный концерт Рахманинова. Ещё раз: в 80 случаях из ста, если речь о взрослом и ранее не музыкальном человеке.

- Но почему? - я сидела с открытым ртом.

- Не знаю. Это невозможно объяснить. Мое видение: второй концерт - одна из сильнейших вещей в мировой музыке в целом и двадцатого века в частности. Но я субъективен, конечно. А точного ответа, наверное, не знает никто.

***

Тот наш разговор я запомнила на всю жизнь.

Разумеется, мои музыкальные грезы - просто грезы.

Как писала Ирина Одоевцева: «Нет, я не буду знаменита/меня не увенчает слава/я, как на сан архимандрита/ на это не имею права».

Но второй фортепианный концерт Рахманинова - был и остаётся для меня самой сильной, самой глубокой вещью эвер. Источником веры.

Любви.

Надежды.

Торжества духа (почти по апостолу Павлу).

Которую знаю наизусть - каждый звук, каждый полутон и каждый оттенок ритма.

***

Сегодня в одесском Зеленом театре вновь слушала фрагмент.

Алексей исполнял его в рамках музыкального спектакля «Рахманинов: сначала - смерть, потом - жизнь», который он создал вместе с гениальнейшим писателем Михаилом Шишкиным.

Это уже не первая их совместная работа.

В 2011-м Алексей загорелся идеей поставить «Письмовник» Шишкина (который год, как вышел, но моментально стал сенсацией - настолько это масштабный текст).

Поставить, как режиссёр.

«Он привнёс туда главное - музыку. То, чего в романе, разумеется, не было. Но как же она его обогатила! Это был «Письмовник» Алексея, он открыл его мне», - говорит Шишкин в эксклюзивном интервью для LB.ua, которое мы записали сейчас в Одессе и которое выйдет на сайте в ближайшее время.

Легко догадаться: музыка принадлежала перу Рахманинова.

Прошло десять лет.

Михаил создал книгу-цикл эссе о культурном наследии (к сожалению, покамест она издана только по-немецки). Одно из эссе посвятил своему любимому композитору - Сергею Рахманинову.

Силе его гения.

Трагическому разлому жизни.

Неустаннной работе.

Слова, вынесенные в название, некогда сам Рахманинов адресовал дирижеру Леопольду Стоковскому, объясняя, как следует исполнять его произведения.

Именно так: смерть, из которой затем выходит жизнь.

Символ Воскресения.

Буквально случившегося с Рахманиновым после физической кончины.

***

В этот понедельничный вечер, на сцене Зелёного, Шишкин читал фрагменты своего эссе о Рахманинове.

Ботвинов исполнял его музыку.

И это был настоящий Гимн Жизни.

Сложный, драматичный, отчаянный, но Гимн Жизни.

Которая всегда сильнее смерти.

Друзья.

Слушайте музыку.

Читайте литературу.

Приезжайте на Odessa Classics фестиваль продолжается до 11 числа и программа оооооочень крута. Концерт Кисина - 24-го).

Метайте.

Будьте счастливы.

Соня Кошкина Соня Кошкина , Шеф-редактор LB.ua
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram