ГлавнаяБлогиБлог Олега Батурина

Застывшее Поднебесье

За все постсоветские годы крошечная Армения так и не смогла оправиться от разрухи и нищеты, а многие её жители утратили веру в будущее своей республики.

Фото: Предоставлено автором

«Ой, Олег-джан, если бы наш президент Серж Саргсян как ваш Янукович сбежал из страны, во всей Армении был бы большой праздник!» - неожиданно для меня заявил знакомый из Вагаршапата.

Блеск и нищета Армении

Готовясь к поездке в Айастани Айрапетутюн (так по-армянски звучит название республики), я настраивался на что угодно, только не на это. Знал, что официальный Ереван уже приготовился к вхождению в российский Таможенный Союз, что в этой стране «благодаря» московским газетам и телевидению идёт мощнейшая антиукраинская пропаганда, и что почти наверняка там тоже будут лить крокодиловы слёзы (как ещё недавно на Донбассе и в Москве) по поводу «незаконного» отстранения Януковича от власти. Но встретить немало думающих и не доверяющих официальной пропаганде людей я, честно говоря, даже не надеялся.

- Ситуация вокруг Украины и вводимых против России санкций уже начала отражаться на Армении, что мы видим хотя бы на примере нашего журнала. В прошлом году у нас появился спонсор, который вложил немало средств в наше развитие. Мы думали, что время хронического безденежья позади. Увы, ошиблись, теперь снова нужно затягивать пояса, - поделился главный редактор журнала «Литературная Армения» Альберт Налбандян.

- Пока России мы выгодны, она хоть как-то поддерживает нас финансово. Но на самом деле, практически все эти деньги оседают в карманах тех, кто находится у власти. А у власти, что в Армении, что в Нагорном Карабахе находятся самые настоящие бандиты. И им, и России выгоден замороженный карабахский конфликт с Азербайджаном. Но при первой возможности Россия нас сдаст, как сдавала и предавала уже много раз, - считает ветеран карабахской войны, ереванец Вазген.

Фото: Предоставлено автором

Для понимания ситуации в Армении важно напомнить о небывалом в мировой истории теракте, который произошёл в стенах армянского парламента в октябре 1999 года. При попустительстве (соучастии?) армянских спецслужб в зал проведения сессии Национального собрания ворвались вооружённые террористы, расстрелявшие премьер-министра республики, спикеров Нацсобрания и нескольких народных депутатов. «Считается, что именно тогда произошёл окончательный передел власти в стране, - говорит мой коллега, журналист из Москвы. – Сами армяне вынуждены были смириться. Все увидели, что в случае чего в любой момент ворвутся вооружённые человечки и без церемоний расстреляют кого угодно в упор. Урок с расстрелом парламента в Армении усвоили очень хорошо».

При этом свою власть армяне, кажется, не просто недолюбливают, а откровенно ненавидят. Презирают. И есть за что. После моего первого визита в республику прошло уже девять лет, а каких-то мало-мальских изменений в армянском обществе заметить мне так и не удалось. Такое впечатление, что жизнь здесь застыла на месте. Всё так же, проезжая по извилистым горным серпантинам северной Армении, обращаешь внимание на практически беспросветную нищету мелькающих за окном автобуса деревень и городков. Уровень достатка во многих тамошних семьях измеряется количеством высушенных лепёшек из коровьего навоза, припасённых на зиму.

«Нас просто использовали»

- Большая часть Армении, действительно, живёт очень бедно. У людей нет работы, в сёлах нет воды. Кто в состоянии работать, стремится во что бы то ни стало, выехать за границу. Более-менее живет и развивается одна столица. Но и там никаких перспектив для себя многие уже не видят, - с горечью констатирует мой знакомый из Вагаршапата.

- Когда я был совсем молод, я пошёл наёмником воевать за Карабах, - вспоминает Вазген. – Я не разбирался тогда, кто в этой войне прав, кто виноват. Понимал только одно: азербайджанцы – наши враги, и их нужно убивать и выдавливать с нашей земли любой ценой. Со временем пришло понимание, что таких как я просто цинично использовали. Сейчас я имею статус ветерана карабахской войны, загубил на ней здоровье, на всю жизнь остался инвалидом. И что получил взамен? Жалкое пособие от государства, на которое не в состоянии прокормить свою семью? Я не опускаю руки, много работаю, но заработанного не хватает, чтобы мои дети жили достойно. Поэтому не вижу другого выхода, как эмигрировать из Армении в одну из европейских стран.

Уровень жизни в этой республике и Украине отличается разительно. К примеру, средний размер пенсий и зарплат у нас одинаков. А вот цены и тарифы на коммунальные услуги в Армении выше в разы. Скажем, за содержание стандартной трёхкомнатной квартиры в Вагаршапате (Эчмиадзин) в месяц приходится платить около $100. Каких-то льгот пенсионерам или субсидий здесь практически нет. Очень дорогой газ, электроэнергия, практически «золотая» вода. «Это притом, что мы граничим с Ираном, от которого у нас протянут газопровод. Но Россия запретила нам получать дешёвый иранский газ для бытовых нужд. Поэтому используем российский, за который платим втридорога, ведь с Россией у нас нет общей границы», - говорит пенсионерка Анаит.

Фото: Предоставлено автором

Цены в местных магазинах тоже впечатляют. Если хлеб, овощи, фрукты и некоторые молокопродукты здесь стоят столько же, как и в Украине (а превосходнейший зерновой кофе тут почему-то можно купить в 5, а то и 10 раз дешевле!), то почти всё остальное очень дорого. Самая дешёвая колбаса на прилавках – от 80 гривен, плитка шоколада – от 25 грн. Мясо вообще очень дорогое. По сообщению местных газет, только в июле минимальная розничная цена на свинину в Армении повысилась до 100-120 гривен/кг. Дорогой и знаменитый армянский коньяк – цены на него практически не отличаются от цен в украинских супермаркетах. К слову, сами армяне коньяк практически не пьют, предпочитая водку – как классическую, так и из кизила, шелковицы и абрикоса.

«Отношения с Россией всегда были непростыми»

Мало кто любит сейчас об этом вспоминать, но ещё в XIX веке Ереван был небольшим и, преимущественно, мусульманским городом. В нём не было больших церквей, зато насчитывались 6 мечетей. Когда в 1827 году Россия завоевала восточную Армению, его атмосфера была напоена духом Ближнего Востока. Столицей Армении Ереван стал чуть ли не по ошибке. «Многие армяне считают своей столицей Ван», - писал путешественник Уильям Элрой Куртис, побывавший в Ереване в 1910 году. Куртис имел в виду город в Турции (некогда входивший в состав Армении), но с таким же успехом он мог назвать и столицу Грузии Тбилиси, большинство населения которого тогда составляли армяне.

Современный Ереван с его прямыми углами и монументальными зданиями из розового туфа и гранита производит впечатление советского города. Ощущение «совковости» исчезает лишь благодаря бесконечным тенистым скверам, аллеям и городским паркам со множеством уютных кафешек, в которых ощущаешь себя комфортно даже в самый невыносимый летний зной. «Чувствуется, что этот город строили с любовью», - поделилась впечатлениями знакомая из Украины, впервые побывавшая в Армении.

Фото: Предоставлено автором

Как одна из наиболее антисоветских республик в советские времена, Армения одной из первых избавилась от памятников коммунистическим идолам и прочего тоталитарного наследия. Однако тут и там, и в Ереване, и в других городах, можно встретить нетронутыми постаменты Степану Шаумяну и некоторым другим большевикам. «Почему их оставили? Да всё просто: они же были армяне!» - объяснил мне такое противоречие ереванский таксист.

С отношением к Армении у бывших имперских правителей тоже всё было непросто. «К примеру, Сталин, который стравливал и стирал с лица земли народы, Армению уничтожал особенно, - считает директор Ереванского дома-музея Сергея Параджанова Завен Саркисян. – Возможно, это связано с тем, что Сталин сам, вероятно, был армянином. Существует версия, что настоящий отец Сталина – фабрикант Адельханов, в доме которого прислуживала мать будущего тирана. Муж матери – Виссарион – был никчемным пьяницей. Сталин его презирал, а мать называл проституткой. Не случайно настольная книга вождя народов называлась «Отцеубийца». Своего лучшего друга – армянина и профессионального большевика-террориста Симона Тер-Петросяна по кличке Камо, с которым вместе грабил банки, Сталин умертвил, как только тот стал ему не нужен. По указанию его и Берии была подстроена автомобильная авария в Тбилиси, Камо погиб».

Несмотря на нынешнее сближение официального Еревана с Москвой, русскоязычного присутствия в Армении больше не стало. Русский язык здесь используется крайне редко, а те, кто моложе 30-ти могут и вовсе его не знать.

- Когда распался Союз, у нас решили, что русский язык больше не нужен и его практически исключили из школьной программы. Поэтому я говорю на нём гораздо хуже своих родителей, - утверждает мой сверстник из Вагаршапата Гайк.

- Но даже теперь русский язык у нас не изучается настолько глубоко, как в советские годы, - делится его мать, преподаватель армянского языка и литературы. – К примеру, из 12 школ в Вагаршапате русские классы есть только в двух. Поэтому и возникает языковой барьер, когда наши ребята едут на заработки в ту же Россию. Хотя я считаю, что человек должен хорошо знать в первую очередь язык своей родины. Помню, в 1971 году я гостила у родных в Запорожье, и меня до глубины души потрясло то, что в таком огромнейшем городе-миллионнике действовало всего несколько украиноязычных школ. Уже тогда я восприняла это как настоящую трагедию украинского народа, оторванного от своих корней, от своего родного языка.

Вера и ненависть

Несмотря на то, что мне в Армении практически не встречались те, кто слепо верит российской пропаганде, таких людей здесь тоже хватает. «Я уже боюсь с кем-либо об этом заговаривать», - призналась мне сотрудница ереванского книжного магазина Тамара. Родом она из Донецкой области, около 20 лет тому назад судьба занесла её в Армению, так здесь и осталась. «У меня есть родственники на Донбассе, и я каждый день с тревогой жду известий оттуда. Что на самом деле происходит на востоке Украины, мне хорошо понятно. Всё то же самое, только в начале 1990-х было разыграно здесь, когда изо всех сил разжигалась ненависть между армянами и азербайджанцами. Помню, как на российских телеканалах с утра до вечера говорили, что виновниками запылавшей тогда войны были армянские террористы. Теперь сами же армяне слепо верят российской пропаганде про Украину. Но, к примеру, в Украине я ни разу не сталкивалась с проявлениями межнациональной розни. А в Армении сталкиваться с этим приходится нередко. Украине же я желаю только одного: победы. Для этого нужно приложить много усилий, всем людям нужно объединиться. Это трудно, да. Но без этого Украина может быть обречена», - говорит Тамара.

Что же касается пресловутой «вековой вражды» между азербайджанцами и армянами, то в Армении, никаких её следов я так и не увидел. Наоборот: многие воевавшие в Карабахе армяне признавались, что лучшими их друзьями остались азербайджанцы. С теплотой в разговоре со мной отзывалась о своих бывших земляках, бежавших из родного города, армянка из карабахского Шуши. «Мы до сих пор с ними поддерживаем связь. Находясь в Армении или Карабахе это, конечно же, невозможно. Но когда я выезжаю в Россию или Грузию, сразу же звоню в Азербайджан, либо встречаемся с ними на нейтральной территории», - призналась она.

- Кого я не спрашиваю из армянских бакинцев, все они говорят, что их лучшие друзья, азербайджанцы, остались там, в Баку, - говорит мой друг, имеющий родственников в Карабахе. – Также они признают, что до всей этой истории с Карабахом у них было гораздо больше возможностей заработать. Выходит, что из-за войны армяне потеряли намного больше, чем приобрели.

Фото: Предоставлено автором

Окончательно убедиться в отсутствии «кровной вражды» между двумя народами, можно было в некогда крупнейшем в регионе рынке в грузинском Садахло, что неподалёку от армянской границы. Местные торговцы – армяне и азербайджанцы – не раз признавались, что предпочитают торговать друг с другом, нежели с грузинами. Внутри же самой Армении и Карабаха антиазербайджанская риторика постоянно присутствует в выступлениях официальных лиц и СМИ. Причём, вся эта лексика один в один схожа с антигрузинскими высказываниями в Абхазии и антиукраинскими в оккупированном Крыму и захваченном террористами Донбассе.

Есть ещё одна схожая черта Армении с Украиной. И там, и у нас в последние годы наблюдается настоящий «церковный бум». Новые храмы появляются в Армении как грибы после дождя. При этом многие старинные церкви и монастыри республики признаны шедеврами мировой архитектуры.

Меня в своё время потрясла заброшенная церковь XIV века Киранц, расположенная в одном из самых отдалённых уголков области Тавуш. Дойти до неё, и только пешком, через лес, можно от ближайшего села Атчаркут: дорога туда и назад займёт почти весь день. «Когда-то здесь был город Киранц, от которого можно найти лишь остатки фундаментов зданий и бывшей крепостной стены, - рассказал мой проводник Вагинак. – Сама церковь давно разрушена. Но когда в Ереване строили метро, один из рабочих, который сам родом из этих мест, угнал экскаватор, чтобы «пробить» дорогу к храму Киранц. Ему это удалось, и когда всё обнаружилось, его даже не судили».

В этот раз ереванские друзья несколько раз порывались отвезти меня в «самый большой в республике» храм, в прошлом году построенный в Абовяне, что неподалёку от армянской столицы. «Мы сами в эту церковь не ходим, - позднее признался мой друг из Абовяна. – Построили его местные «бонзы», которые решили, что сделали самое главное предназначение в своей жизни, и что теперь можно и дальше грабить народ и выкачивать из него все соки».

- В каких храмах ты уже побывал? – поинтересовался он через некоторое время.

Я перечислил. «В абовянском храме тебе делать нечего», - уверенно резюмировал тот в ответ.

Некоторые имена изменены.

Олег Батурин Олег Батурин , Журналист и кинообозреватель
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter