ГлавнаяМир

​Блокировка российских соцсетей: при чем здесь безопасность страны

Даже в самом понятии «информационная война» России против Украины главное слово — «война». А прилагательное «информационная» лишь характеризует его, отвечая на вопрос «какая». В этой войне, как и в обычной, есть нападающий и есть обороняющаяся сторона. Поскольку Киев действует запретительными мерами на своей территории, то действия Украины можно квалифицировать не иначе как «активную оборону». Не принимать этого — заведомо подвергать сомнению право государства на самооборону. Поэтому в Киеве рассчитывают если не на полную поддержку Запада, то хотя бы на его понимание и молчаливое согласие – мол, «не можете помочь в борьбе с Россией, то хотя бы не мешайте».

Игорь Соловей Игорь Соловей , Руководитель отдела "МИР", LB.ua

Фото: Misanec.ru

В Украине будут заблокированы российские соцсети "ВКонтакте" и "Одноклассники", а также почтовик Mail.ru. Заблокированы также будут сайты антивирусных компаний "Лаборатория Касперского" и DrWeb, а также доступ ко всем сервисам "Яндекса".

Этот вопрос в Украине возник не вчера и не в один день: общественность давно задавало вопросы "доколе", а соответствующее предложение давно лежало в СНБО и вокруг него была дискуссия – правда, никто не верил что дело будет доведено до конца. Например, если за блокировку "Однокласников", "Вконтакте" и Mail.ru высказавался советник главы МВД Зорян Шкиряк — так как, по его мнению, эти социальные сети контролируются российскими спецслужами и служат каналом для распространения российской пропаганды. То в тоже время профильный министр — информационной политики Юрий Стець, старался смягчить градус возмущения, заявляя, что возможность блокировки в Украине российских соцсетей исключена, так как вопрос не урегулирован законодательно. Но вот теперь и эта преграда преодолена.

Критики блокирования российских медиресурсов традиционно прикрываются «свободой слова» и поэтому сразу же заявили якобы о цензуре, о борьбе с инакомыслием, и о создании ситуации как в Северной Корее (хотя в КНДР после таких заявлений к критикам наверняка бы пришли из органов). Аргументы, надо сказать, слабенькие – как минимум потому, что запрещенным российским ресурсам существует прекрасная западная альтернатива.

“Разговоры на тему цензуры в данном контексте считаю либо добросовестным заблуждением, вызванным неосведомленностью, либо осознанной поддержкой страны-агрессора”— замдиректора телеканала ATR Айдер Муждабаев

Давят и на жалость: «закачанную музыку/фильмы/фото жалко», «моя бабушка потеряет все контакты своих найденных через Одноклассники друзей» и другое, связанное с привычкой и комфортом.

Фото: Flickr/Самойлов Юрий

Насколько эффективны запреты

Точно такое же недовольство у населения Украины было сначала при отключении российских телеканалов, а затем и при введении квот на украиноязычный медиапродукт. Но жизнь уже показала, что те решения были правильными и пошли только на пользу — при чем как государству, так и людям и даже бизнесу.

Блокировка российских медиаресурсов является, кроме всего прочего, четким маркером будущих действий украинских властей — в медиаполе в частности и сфере безопасности в целом. Уже сейчас видно как правоохранители не церемонятся с организаторами и участниками очередных «республик», перекрывающими дороги «недовольными псевдовенграми/поляками/румынами/болгарами Украины», организаторами «победобесий» и даже распространителями коммунистической пропаганды. Видимо, наверху победила точка зрения, что теперь пришло время действовать более жестко и в сфере безопасности информационной. Пока что на украинском медиаполе зачищаются 100%-е российские участники рынка, но не исключено, что следом пойдут и местные «коллаборанты» РФ или «реваншисты» прежних властей.

Подтверждение тому – проект СНБО о «глушении» сигнала антиукраинского телерадиовещания вдоль линии разграничения на Донбассе. Секретарь СНБОУ Александр Турчинов пообещал, что в 30-50 км за линией разграничения будут слушать только украинское радио и смотреть украинские телеканалы, а не принимать сигнал с оккупированной Россией территории – для этого планируется использоваться отечественные разработки систем информационной защиты, которые позволяют эффективно блокировать антиукраинское телерадиовещание, не мешая работе украинского телерадиоэфира. Заслуживает внимания и тот факт, что после Донбасса данную технологию планируется использовать вдоль всей украинско-российской границы. 

То есть пришло понимание, что одного распространения своего сигнала (путем установления новых вышек) мало, а надо еще противодействовать сигналу чужому.

Фото: пресс-служба президента

По всей видимости, когда руки дойдут до внутриукраинских пророссийских и откровенно деструктивных информационных информресурсов — вопрос только времени и ресурсов. Хотя, забегая наперед, можно смело предположить, что до этого времени их услуги существенно подорожают - и Кремлю, и беглыми чиновникам времен Януковича, которые скрываются в России, платить за дезинформацию в Украине придется больше.

К слову, платить они уже начали: после указа о запрете российских соцсетей и поисковиков акции Яндекса упали на Московской бирже на 3,3%. Это несколько миллионов долларов за один день. И ведь это только начало: mail.ru, Одноклассники и VK тоже неизбежно обвалятся, так как украинская аудитория у них значительная и потери будут ощутимы. А сколько россияне потеряют из-за потери доли рынка рекламы?

Запрет российского ТВ в Украине, как было сказано выше, оказался результативным — исчезла «москвоцентричность», российская повестка ушла из широких масс и только особенно рьяные зрители заставляют себя искать возможности смотреть по ТВ любимые русские сериалы, с Кисилевым и Соловьевым впридачу. Поэтому кто бы что не говорил, «госпожа лень» победила.

Аудитория же соцсетей — она качественно другая, не такая ленивая как телезрители. И наивно верить, что все эти пользователи "Одноклассников" и VK просто смирятся с потерей: ведь они самые популярные соцсети в Украине: охват "ВКонтакте" - 67%, "Одноклассников" — 48%. У их западных конкурентов меньше: у Facebook - 42%, у Twitter - только 18%. Пользователи российских соцсетей будут использовать лазейки для доступа – анонимайзеры, VPN и т.п. (после выключения росТВ некоторые зрители тоже ушли в интернет или устанавливали спутник). 

Но в любом случае российские соцсцети (а ранее — и их СМИ) теряют в Украине значение «массовых», там останутся только самые стойкие. А значит - свое значения как средства массовой дезинформации они потеряют, сократив влияние на формирование общественного мнения. Как показала практика, это стоит дороже денег.

То, что российские интернет-ресурсы являются орудием гибридной войны против Украины, инструментом сбора личных данных об украинцах в интересах РФ, а также что контролируются властями РФ, работая на российскую пропаганду и шпионаж — не новость и не открытие уже давным-давно. Удивляться можно только тому, что решение принято лишь сейчас - на третий год войны, а не раньше.

О разрушительной роли российской пропаганды написаны уже горы материалов. Здесь же хочется напомнить о ее психологическом аспекте. В частности, психологи в результате тестов пришли к выводу, что для того, чтобы зазомбировать среднестатистического человека нужно всего... 45 минут. Большинство без особого труда заставляет меньшинство поверить даже в заведомо бредовые утверждения. Объясняется это тем, что человек, в первую очередь, существо социальное. И за это качество ему приходится расплачиваться, отказываясь от своего "Я" и верить общему "Мы".

Как это происходит можно наочно увидеть в научно-популярном фильме «Я и другие», снятом еще в далеком 1971 году на киностудии «Киевнаучфильм» - в нем описываются основы манипуляции сознанием людей, рассказывается о ряде психологических экспериментов, которые демонстрируют способность людей подвергаться воздействию мысли других, даже доходящих до абсурда.

Фото: Depositphotos/Rangizzz

Так, в фильме продемонстрирован результат эксперимента с чёрной и белой пирамидками: трое участников по договоренности с экспериментатором утверждали, что обе пирамидки белого цвета. На внушаемость проверяли четвёртого. Большинство участников соглашались и повторяли, что обе пирамидки белые. Однако, когда испытуемого просили взять чёрную пирамидку — он брал чёрную, несмотря на то, что прежде называл обе белыми.

Более свежий пример — фильм "Обыкновенные зомби" уже с наглядными примерами из украинско-российской войны, тоже есть в сети интернет. 

По утверждению его авторов, в любом обществе уже есть готовые 10-15% людей, которые принимают мнение большинства моментально, даже без воздействия на них. Не поддаются зомбированию 10%. К остальным нужно лишь время и инструментарий.

«За то, что я написал в «Однокласниках» пост о том, что Россия напала на Украину, эта замечательная соцсеть забанила меня тут же, сразу, без предупреждения и реабилитаций. Ну что я могу сказать. Что посеяно, так пусть и пожато будет» — журналист Аркадий Бабченко (Россия)

Вот российские телеканалы, а также полностью контролируемые российскими властями и спецслужбами соцсети «Вконтакте», «Однокласники» и другие СМИ — это и есть тот самый инструментарий влияния Кремля (при чем даже могущественней чем их танки и «Грады»). Раньше, СССР для пропаганды использовал «полезных идиотов», поющих у себя в странах об «идеальном социалистическом обществе», да еще и издавал информбюлетни на разных языках в иностранных странах. Ну может где-то удавалось за деньги пристроить нужную статью.

Сейчас Кремль делает точно то же самое, разве что вместо печатных бюлетеней запускает сайты. То есть максимально расширяет инструментарий охвата аудитории – ни одна часть общества не должна оказаться вне идеологического влияния.

Самый крупный наглядный тому пример — виртуальный ресурс «Sputnik» на разных иностранных языках (к слову, французская версия сайта запущена всего за год до выборов во Франции), который готовится на материальной базе и за счет государственного холдинга «Россия сегодня», возглавляемым известным пропагандистом Дмитрием Кисилевым. Сюда же входит телевидение «Russia Today» и радиостанция «Голос России». А напомнить как этот госхолдинг (тогда еще просто информагентство) — назывался раньше? «СовИнформБюро».

Фото: скрин-шот видео

А ведь кроме «Sputnik»-а и «Russia Today” существуют еще сотни-тысячи нужных медиа-ресурсов — менее крупных, менее заметных, «нишевых», но оттого не менее значимых.

«Если Советский Союз вел позиционные войны, то Россия делает ставку на диверсии» — публицист Павел Казарин (Украина)

При чем, Кремлю не нужно чтобы западные СМИ обязательно хвалили Россию, ее руководство или идеологию. Вся ее пропаганда – это не столько продвижение своей идеологии, сколько разрушение чужой.

«Цинизм и деидеологизированность – вот два главных экспортных товара современной России. Ее зарубежные медиапроекты решают задачу по оппонированию Западу. Размывают факты. Подменяют реальность. Сеют уверенность, что «правды нет нигде» и «все одинаковые». Луна круглая. Луна плоская. Луна сделана из швейцарского сыра. Луна – выдумка масонов. Вариантов предлагаются сотни и каждый из них оттесняет правду на обочину. «Белый шум» – тот самый, который дезориентирует и деморализует. Для того, чтобы быть чище – мыться не обязательно: достаточно испачкать соседа», - пишет Павел Казарин.

По его словам, Россия не предлагает контр-концепцию, а вбрасывает в медиаполе множество вариантов, призванных похоронить под собой факт. «Ее задача – не убедить всех в своей правоте, а заставить сомневаться в правоте оппонента. Если Советский Союз вел позиционные войны, то Россия делает ставку на диверсии», - уверен медиаэксперт.

Фото: Макс Требухов

Так что прочь иллюзии, не надо быть наивным — методы Москвы не изменились, модернизировались и «осовременились» лишь ее инструменты.

Сила и слабость росагитации

Сила роспропаганды — в ее массированости, когда большинство медиа-ресурсов повторяют одно и то же, на протяжении длительного периода времени. В России у Кремля для этого есть ресурсы, практически к каждому СМИ есть свой подход.

Если какой-то Дугин-Затулин-Проханов-Фролов заявит, что украинцы «фашисты» — не это самая большая проблема, они говорят такое давно. Но раньше их воспринимали как маргиналов. И когда же люди им вдруг поверили? А тогда, когда точно эти же слова начали транслировать не 1-2 маргинальных сайта, а множество СМИ, да еще и с огромной аудиторией (Первый канал, НТВ, Россия и тп). Таким образом, нормальная повестка дня была заменена на мифы о «фашистах» и «бандеровцах». А так как мозг человека неконкурентноспособен с яркой, насыщенной и динамической телевизионной картинкой, то именно телезрители оказывались с самыми стойкими антиукраинскими-антизападными взглядами.

Понятно, что провернуть такую медиааферу без российского государства, которое и контролирует все основные СМИ, было бы просто невозможно. Поэтому российская власть прямо ответственна за пропаганду, которая и привела к войне, смертям и разрухе.

Однако эта сила - ее же и слабость.

Фото: EPA/UPG

«Против лома - нет приема. Если нет другого лома»

Можно ли противодействовать этому шквалу дезинформации, опровергая каждую ложь в отдельности? Тем более, что пропаганда - это не всегда ложь. Часто это может быть и частичная правда - вырванная из контекста, и с нужными акцентами (вспомните хотя бы заявление Олега Скрипки о «русскоязычном гетто»). Если ее умело обработать и главное — распространить, то может «ложечки потом и найдутся, но осадок останется».

Поэтому работая точечно, по отдельным медиакциям, вряд ли можно достичь успеха – на все не хватит человеческих и материальных ресурсов.

Но как же противодействовать? Основной алгоритм борьбы с роспропагандой в целом состоит из двух частей:

Первый - создание и широкое распространение альтернативного информпродукта (чтобы вытеснить вредный контент).

И второй - блокирование враждебного контента.

Изначально основная ставка Украиной и мировым сообществом была сделана именно на первый пункт – свобода слова как никак. Например, на уровне ЕС была создана Оперативная рабочая группа по стратегическим коммуникациям (EastStratComTaskForce) — экспертная группа, созданная Европейской службой внешнеполитической деятельности (ЕСВД) в апреле 2015 года — выявление российской дезинформации, ее опровержение и распространение по госорганам стран Евросоюза. Для широкой аудитории создан интернет портал StopFake, отдельные украинские телеканалы запустили свои контрпропагандистские программы «Вести УА», «Секретный фронт», «Антизомби» и т.п. А специально для российской и российскоязычной аудитории в других странах мира сформирован целый альтернативный телеканал - «Настоящее время» (на базе «Радио Свобода»),

Что же касается второго пункта - блокировки, то кроме Украины только некоторые страны (Латвия, Литва, Эстония и Молдова) решились на запретительные меры - ибо здесь Москва действовала особенно нагло. И то - данное решение является несистемным – оно касается только отдельных "особенно отличившихся" медиа (преимущественно «Россия-24»). Были также попытки заблокировать «Russia Today» и в Великобритании - но непосредственно на вещание они не повлияли.

Свою нерешительность западные политики и эксперты объясняют тем же аргументом — необходимость придерживаться «свободы слова». При этом, никто из них в результате российской агрессии не потерял часть своей территории, не получил десятки тысяч жертв и у них на фронте не продолжают гибнуть люди как это происходит с Украиной. Можно и поморализировать.

Фото: ppt.ru

Правда, откровенно деструктивная роль российских СМИ заставляет некоторых даже самых ярых сторонников свободы слова на западе принимать более радикальные меры. Например, отказывать в аккредитации (так было во время выборов во Франции). Или открывать уголовные дела против российских журналистов — как это было в Германии после истории с якобы изнасилованной мигрантами «девочкой Лизой».

Очевидно, что полумеры не решают проблему распространения российской дезинформации, наибольший эффект можно получить только от объединения всех мер.

Ведь даже в самом понятии «информационная война» России против Украины главное слово — «война». А прилагательное «информационная» только характеризует его, отвечая на вопрос «какая». В этой войне, как и в обычной, есть нападающий, и есть обороняющаяся сторона. И поскольку Киев действует запретительными мерами на своей территории, то действия Украины можно квалифицировать не иначе как «активную оборону». Не принимать этого — заведомо подвергать сомнению право государства на самооборону.

Поэтому в Киеве рассчитывают если не на полную поддержку Запада (что по умолчанию невозможно - правозащитная организация Human Rights Watch, например, уже заявила о "страшном ударе по свободе слова"), то хотя бы на его понимание и молчаливое согласие – мол «не можете помочь в борьбе с Россией, то хотя бы не мешайте». 

Один важный положительный сигнал уже получен - НАТО уже поддержало это решение Украины, назвав его вопросом безопасности, а не свободы слова.

С уверенностью можно сказать, что, даже несмотря на возможное снижение позиций Украины в мировых рейтингах свободы слова, на Западе будут внимательно наблюдать за эффектом, полученным после запрета российских соцсетей и медиа. И вероятней всего, скоро этому примеру Украины последуют и другие страны. Что только в очередной подтвердит. что Украина находится на переднем крае обороны. 

Игорь Соловей Игорь Соловей , Руководитель отдела "МИР", LB.ua