Четыре октавы до радости

Выворачивая наизнанку музыкальные души правителей и целых стран…

Музыка- одно из величайших достояний человечества. Речь- простейшая форма коммуникации между людьми, если не считать языка жестов. Письменность родилась в процессе эволюции интеллекта человека, как ответ на необходимость визуализировать речь. Откуда взялась музыка? Из попытки повторить звуки природы- пение птиц, голоса одомашненных животных, мелодии ветра и шум дождя? Кто знает…

У любого человека есть свои вкусовые пристрастия. У народов- целые кулинарные традиции. Если еда- это пища для тела, то музыку можно сравнить с пищей для души. Так же, как национальные кухни имеют свой неповторимый колорит, рацион, даже визуально-эстетический шарм, так же и музыкальные традиции наций и целых стран впитали вековое эхо прародительских песнопений, страданий и восторгов, переложенных на струнные лады и вокальную колоратуру. Казалось бы, ничего лучше, чем речь, не сможет полноценно и разносторонне передать человеческие мысли. Но появление искусства танца и музыки опровергло это заблуждение. С помощью музыки величайшие композиторы погружали слушателя в океан эмоций, фантазии, как бы приоткрывая четвёртое измерения восприятия окружающего мира. Удачный симбиоз музыки и слов вообще породил для современной цивилизации гигантский пласт мировозренческого отражения реальности.

Песня- это история, рассказанная словами, максимально передающими эмоции, их явные и тайные смыслы. Влияние песен и музыки на историю социума огромно- с песнями миллионы людей веками брались за работу, возводили баррикады, поднимались в атаку и отдыхали с ними после боя. Песнями и музыкой радостно приветствовали рождение человека и провожали его уход в лучший мир.

Своеобразной квинтэссенцией музыкальных традиций государства, истории нации, её духовных устремлений, сконцентрированных в песне, является такая специфическая форма как Национальный Гимн. То, что Национальный Гимн Украины был символом Революции Достоинства, лучше всего доказало- Майдан был первым этапом Войны за Независимость. Украинцы никогда так трепетно не относились к своим государственным символам-флагу, гербу и гимну, как после Майдана.

И здесь подумалось- почему бы не попробовать спрогнозировать будущее нашей страны, проанализировать историю независимой Украины, с точки зрения музыкальных предпочтений её лидеров, популярности тех или иных мелодий, проводя аллюзии между поступками, логикой времени и иррациональностью заложенных в текстах смыслов? История много раз доказывала, что тексты бывают пророческими, а музыка может задавать ритм жизни целым поколениям. 

Украина рождалась на обломках стареющей душой страны- СССР. Страны, в которой регламентировалось всё, а особенно Слово. Ленинская догма о кино, как важнейшем из искусств, никогда бы не дожила до наших дней, если бы кино оставалось немым. Его сделало сильным Слово. Точно также как Слово вдохнуло силу в музыку, превратив её в песню. Медленно распадающийся Советский Союз обессиленно выпустил из дряхлеющих рук цензурную узду, в которой держали сотни поэтов и композиторов. Однообразность коммунистического масскульта сменилась плюрализмом форм и содержаний. Первым удар новой музыкальной эпохи в Украине принял на себя Леонид Кравчук.    

Сьогодні в клюбі будуть танці! 

Украина Кравчука- это скрежет порванных струн в рояле, которые пьяные от досады грузчики, вчерашние токаря высшего разряда, потерявшие 2 дня назад работу на станкостроительном заводе, вручную заносят на 16-й этаж. Лифт отключён- украдена обмотка двигателя. Их озлобленные припевы струнным рояльным надрывам уравновешиваются лишь надеждой, что хозяин-коммерс, приехавший из турецкого спекулятивного шоп-тура, отслюнявит им двадцатку «зеленью».

Государство Кравчука- это какофония оркестра, который раньше десятилетиями чётко и размеренно по мановению палочки дирижёра буффонадил военные марши и аккомпанировал патриотическим боевикам об освоении Сибири, Дальнего Востока и скорой победе коммунизма, а теперь пропил нотные тетради и пошёл вразнос. Десятилетиями дирижёры помпезно умирали, не дожив до победы коммунизма, некоторые же, громко хлопнув дверью, уезжали в обетованные земли и умиротворённо доживали до победы капитализма. И вот в какой-то момент старому хормейстеру молодые, опьянённые свободой, равенством и «Рухом» тромбонисты подсунули новую партитуру. Никаких коммунистических си-бемолей, ни одного ленинского туше̍ и барабанной дроби расстрельной сталинской команды. Исключительно украинский фолк. Звон прославившихся на весь мир своим названием цимбал, українська мова а капелла,  выжившая в многочисленных рубках русификации. Незаметное рождение будущих отечественных легенд- ОЕ, взрослеющие в творческой эмиграции ВВ,  англо-саксонский рок всех мастей, за который ещё вчера исключали из партии, колористика «забугорного» джаза, ранее приравниваемого к измене Родине.

У Кравчука не было ни единого шанса спасти этот оркестр от бесславного развала. Выстраиваемая 70 лет защитная плотина музыкальной Украины просто не выдержала такого напора свободы, и хлынувшее вседозволенностью разнообразие раздавило незрелые умы населения. Государство выжить в таком водовороте мелодий не могло и было обречено на погружение в хаос. Саксофонист ушёл на базар торговать американской жвачкой, флейтист открыл шашлычную, но повезло одному контрабасисту- он крепко поднялся на перегонке иномарок из Германии. Лихость начала-средины 1990-ых была неизбежна. 

Я не хочу бути героєм України… 

Государство Кучмы в самом начале пути- это его бардовская песня под гитару. Воспоминания о стройках гигантов советской индустрии, запусках космических спутников и благородстве простого человека, поделившегося с первым попавшимся прохожим местом у костра. «Красный директор», помятый чертежами баллистических ракет сатанинского происхождения, выдыхающий рифмы как из последних сил, надрывается в холодном кабинете с двухразовым отключением электричества. Музыка его первых лет это царапина от иглы на пластинке, когда её сорвали, не дождавшись остановки диска. Кассеты уже давно охрипли, а CD доступны лишь бандитам и вышедшим на свет подпольным миллионерам-цеховикам.

Но потом у костра появились ребята чуть ровнее всех остальных. Они отмутили по случаю Дом культуры, к которому был приписан в документах металлургический завод. И на сэкономленные мимо бюджета плавки чугуна подарили Данилычу новую гитарку. Из благородного металла, инкрустированную бриллиантами и покрытую толстым слоем привилегированных акций. Инструмент звучал фальшиво, но мариаччи так увлёкся хрустом купюр, что начал терять слух. Не удивительно, ведь вокруг собрался хор подпевал, который не только подпивал с ним по праздникам, и старым советским, и непривычным новым самостийным, но и выстроился в очередь к Гаранту каждый со своим подарочным инструментом. В перерывах между борьбой з окремими негараздами, Леонид Второй разрешил гитарное коллекционирование всему чиновничьему ордену. За 10 лет трудов многие негаразди умертвили, но процесс дарения струнных, щипковых, духовых интересов и прочих борзых щенков из карманов бизнеса в 3-х этажные хатинки бюрократов превратился в необратимый- либретто коррупционного государства было закончено.

В отдельно взятом Донбассе организовался Клуб любителей енакиевского горлового хрипения, записными хитами которого стал грохот взрывов, стрекот автоматных очередей и бандитское мурчание с распальцовкой. Те, кто вчера заказывал «Мой номер 245», вспоминая концертные площадки бурной молодости, сегодня сколачивал гастрольные бригады для покорения всей страны, прикрываясь политической вывеской своего Клуба.

Помаранчеві пісні

Когда солист донбасской оперы в 2004-м, щедро подкупив конкурсное жюри, решил возглавить всеукраинский хит-парад, к его удивлению оказалось, что существует Иная музыкальная Украина. И она открыла свой фестиваль. Ярким оранжевым пятном по белому снегу и окружающей ментальной серости бездарных народных артистов и депутатов в одном лице.

«А за вікном майже весна- вдохновлённо игнорировал календарь Вакарчук, «Весна, весна, весна, весна при̍йде!»- вторил ему Скрипка. Эти песни со сцены мирного Майдана-2004 символизировали направление, в котором должна была двигаться Украина, очищаясь от фальшивых нот прошлой жизни и отбрасывая навязанный донецким баритоном выбор. Выбор, который и заставил прогрессивную Украину бороться с окружающим нас враньём и лицемерием.

Музыкальная карма Ющенко- тихая, грустная баллада бандуриста. О суровых испытаниях Неньки-України, вікопомній боротьбі з підступним москалем. Эйфория от концертных аншлагов у зрителей прошла слишком быстро, как только стало понятно, что любі друзі-бандуристи- всего лишь бизнесмены от музыки, но не творцы. «Разом нас багато- нас не подолати»- издевательски кривили наглые рожи те, кому ещё вчера публично обещали тюрьмы и покаяние. Но обещание быстро замирили совместными бизнес-проектами, покаяние пустили на шароварщину, а вчерашние голоса Революции опустошённо философствовали, отрекаясь от клятвопреступников- «Веселі, брате, часи настали…».

Единственным обнадёживающим аккордом той эпохи стал факт близкого родства Тимошенко с брутальным представителем андеграундной рок-тусовки Шоном Карром. С точки зрения формировавшейся кожемяцкой украинской аристократии, это было откровенным мезальянсом. Увы, намёк ироничной Судьбы был не понят и уже очень скоро музыкальный Олимп будет зачищен коммерсантами от вечно-бунтующих революционеров. Народу навяжут примитивизм выбора, ограничив его одной тональностью. Пакращэння уравняет вкусы до посредственной попсы от Повалий и Ко. «У нас на раёне» станет путеводной звездой для пацанов, презирающих бунтарство рока, его смыслы и душевные терзания. Поплавский будет мерилом успеха.

Полонез Мусорского, внатуре… 

Государство Януковича- это без сомнения лагерный уголовный шансон. Огромный, всеукраинский концерт-холл «Донбасс», построенный на бюджетные шишы. В зрительном зале сплошь региональный актив. Все с барсетками, у многих на шее золотая цепь «бисмарк» толщиной с три пальца, заработанная на сэкономленных в процессе строительства пиломатериалах. Хронометры «Bovet» тикают рефреном шо-то про «порожняк», который не гонят. Малиновые пиджаки и белые носки в крокодиловую туфлю под костюм. И не важно, что костюм с этикеткой «Brioni», тёмно-синий и с отливом. Он малиновый в душе̍.

Номера на сцене не блещут новизной. Тут тебе и нафталиновый живой памятник, Народный земляк всех союзных республик и автономных областей в накладном парике. «Вышел в степь донецкую парень молодой».И самовлюблённый то ли румын, то ли болгарин, снимающий украдкой подтанцовку самого Лидера на помпезном юбилее. Подельники готовы бэк-вокалить любую мелодию межигорского композитора. С голосом у них проблемы, но ртом работают образцово-зажигательно. Накачанная ботоксом Герман- Люба Успенская для бедных, двойная агентша, поставленная КГБ во главе бригады рэкетиров. Разводки, стре̍лки, кидки на доверии. Вызывающая неизлечимую аллергию Лена Бондаренко- это такая себе заматерелая Катя Огонёк, разжижающая своей несусветной ложью мозг любому слушателю. Цезарем в политическом шоу-бизе возомнил себя Пшонка, который дуэтом с беспредельщиком Захарченкой громко хлопают каким-то нанятым на ментовской корпоратив бл*дям с их правдой жизни- «Хоп, мусорок».  Прокуратор Кузьмин, ловко имитирующий хрипотцу «откинувшихся с кичи воров в законе», и «лабающий» «Мурку» на рояле, гармонично дополняет «сходняк в малине».

Наивные европейцы, понимающие под словом «шансон» совсем иной смысл, радостно и глуповато верят баритону вчерашнего завгара, поющего им серенады «под фанеру» о чистой и светлой любви на едином ассоциированном сеновале. «Всё порешаем, Анжелка, не бзди!»…

Но концерт это так, развод для лохов. Увертюра для наивных брюссельцев. Правильная музыка игралась в узком кругу. Армен Горловский, Юра Енакиевский, Витёк Межигорский. Карты, деньги, два подаренных коллекционных ствола. Солёные огурчики, свежайшая селёдочка, выписанная за десятки тысяч долларов ГосУправДелами чартерным рейсом из Норвегии прямо на мраморный стол в баньку, что уютно пристроилась к китчевому комплексу «Хонки». Охлаждённая водочка в запотевшие дорогущие рюмки из богемского хрусталя. «Шарик, я как и ты был на цепи...». Братва гуляет. Жизнь удалась.

Кто-то искренне допускал, что эта музыкальная гоп-компания способна войти в Европу, подмахнув Ассоциацию? Тем самым влиться в хор почитателей гениальной глухоты Бетховена? В страшном сне никому не пожелаешь представить, как группа «Бутырка» исполняет Гимн Евросоюза, прикрывая браслетами из «рыжья» синюшные наколки «Север».

Мир номер ноль

А что же наши соседи по общему музыкальному наследию?

Ельцинскую эпоху в России в музыкальном плане сочно характеризуют два факта. Первый- утверждение Гимном страны подзабытого произведения М. Глинки «Патриотическая песня». Мажорный лад задуманного шлягера подразумевал в себе всю немножко «евро», но гораздо больше «азиатскую» Россию, со столетиями крепостного права, кровавыми мозолями волжских бурлаков и глубинным всенародным чувством преклонения перед абсолютной монархией.

Но в России конца ХХ века Гимн исполнялся без слов. После того, как Ельцин влез на танк в августе 1991-го, перепрыгнул с него на трон, он замашками вполне стал походить на царя Бориса. Вот  только до нетленности и величия текста «Боже, царя храни» никак не дотягивал.

В другом эпизоде музыкальной истории президента Ельцина со словами тоже возник напряг. А из тех цензурных, которые просились на язык, были лишь предлоги. Это его знаменитое дирижирование военным оркестром во время окончательного вывода Западной Группы Войск из Германии. В этом широком жесте подвыпившего крепкого уральского мужика воплотилась вся сермяжная правда российских самодержцев. Наверное, как-то так Иван ІV Васильевич мог в редкие минуты веселья поддавать огня танцу придворных скоморохов, а Пётр Первый, опрокинув за воротник полведра хлебного полугара, стоя на столе, запевал незнакомую русским боярам песню голландских плотников. 

Child not in Time

Прежде чем перейти к фигуре Путина, отметимся на музыкальном наследии временщика Медведева. Дмитрий Анатольевич вообще фигура  показательная. Чтобы понять- почему Россия так влюбилась в Путина, нужно поглубже копнуть в Медведева. Это нанонедоразумение, фанатеющее от Deep Purple, по своему ДНК-коду было просто несовместимо с Россией. Никаких сомнений в том, что в России живут сотни тысяч поклонников британского рока, у автора не имеется. Среди любителей Uriah Heep и Led Zeppelin, наверняка, попадаются воры, аферисты и лжецы. Но принадлежность к касте почитателей этой Музыки автоматически означает инфицирование Совестью. Даже преступники с таким музыкальным вкусом не попадают сразу в Ад, а приглашаются на джем-сейшн с Апостолом Петром. Но у Медведева не было шансов даже на это, т.к. руководство Россией автоматически зачисляется в грехи, которые нельзя смыть даже любовью к старому, доброму року. Поэтому вспоминая временное исполнение обязанностей президента Медведевым, вывод напрашивается очевидный- на троне Российской империи не могло усидеть тело, музыкальные вкусы которого не понимали 95% среднестатистических жителей Тамбовщины, Ханты-Мансийщины и Дагестана. 

Зона Любэ

Если Ельцин- интро, Медведев-не более, чем междометие, малозаметная кода, то Путин, без сомнения, лейтмотив новой Российской истории . В которой есть всё- и пафос, и героизм, и миллиардные счета в оффшорах, и жёсткий рифф «мочить в сортирах», и фарисейская борьба с фашизмом.

Когда СССР громко падал в небытие, а заезжие супер-звёзды вдохновлённо пели

I follow the Moskva

Down to Gorky Park

Listening to the wind of change

Путин вполне вероятно ещё работал КГБ-шным топтуном и вычислял в толпе волосатых поклонников hard’n’heavy потенциальных предателей Родины. Какой «ветер перемен», мальчики!? Вам просто водки подали несвежей. Не ветер, а так, лёгкий сквознячок, влетевший в прорубленное Петром окно. Не пройдёт и 10 лет, как мелкий, плешивый, но волевой лидер, захлопнет окошко, изолируя Россию не только от здравого смысла, но и от тлетворного влияния музыкального Запада.

«Однажды мир прогнётся под нас»- наслушались фантазий Макаревича ФСБ-шные генералы в далёком 1997-м и решили сделать сказку былью. Продавив своего агента в Кремль, они прогнули под себя наведением конституционного порядка все музыкальные стили. Несогласных мирных любителей лезгинки укладывали сотнями тысяч в деревянные футляры, несогласным россиянам готовили деревянные шоры на глаза, уши и мысли.

Глубокий символизм в том, что любимой группой Путина является российская «Любэ». «Там за туманами..»- рыдала Россия, оплакивая гибель «Курска», чёрной меткой ознаменовавшего приход к власти нового президента. Лодки, которая для Путина, всего лишь утонула. Страсть Путина к «Любэ», группе, назвавшейся понравившимся Н. Расторгуеву ласковым и нежным украинским словом, объясняет родственность путинской тёмной души с миллионами граждан необъятной России. В России миллионная армия любителей уголовного шансона, ещё больше фанатов одноразовой попсы, прилично почитателей рока, в заповедниках крупных городов встречаются ценители блюза и джаза. Но всё это так- ужимки и притворство. Раскрепощается русский человек только под градусом. А так как делает он это постоянно и с любовью, то объединяет его точно не англоязычная муть медведевских Deep Purple, не мировая слава Хворостовского и не коллекция татуировок Тимати. «Баня, водка, гармонь и лосось…»- вот краеугольный камень российской музыкальной традиции. Народный Гимн, который вполне мог бы заткнуть за пояс даже возвращённый Путиным из небытия совдеповский, михалковский. Все эти «заимки, полустаночки, окурочки и берёзки»- вот музыкальное лицо России, которую строит Путин. Суровому гэбисту удалось навязать свою безвкусицу всей стране. На смену романтикам и криэйторам из «поколения Pepsi», пропаганда «ватников» взрастила «детей Госбезопасности». Того, кто сопротивлялся и не погиб, купили. Достойно было бы считать величайшим актом патриотизма исполнение 7 октября 2006-го года 60 тысячами человек в центре города Грозный российского Гимна. Если бы это действо не было подобострастно посвящено дню рождения Путина.

Станем, браття, в бій кривавий

Пока Россия вставала с колен, присаживаясь на корточки, Украина не желала делить с ней один нотный стан. Пришёл Майдан 2.0., сначала стихийный и мирный, затем вынужденно пассионарный и героический. В ответ короли быдла навязали АнтиМайдан, бессмысленный и убогий.  Мега-символической оказалась музыкальная обёртка этих явлений. АнтиМайданом хорошее дело не назовут. Именно поэтому музыканты отвернулись от этого жалкого, проплаченного зрелища. Многие, очень многие певцы, даже ранее отрабатывавшие предвыборные чёсы у Партии регионов, отказывались от толстых долларовых пачек, предлагаемых за выступление там. Фамилии и творческие успехи тех, кто поднял реальное бабло за выход на сцену АнтиМайдана, ничего вам не скажут о поднятой ими планке Славы и Успеха. Зато Майдан дал не просто толчок для новой волны созидания, а поднял цунами в рядах творческих единиц. Были написаны сотни поэзий, десятки новых песен, многие из них стали хитами, а некоторые уже сейчас вошли в мировые плэй-листы.

«Коли як не зараз і хто як не ми?»- сеяли смелость и отвагу в рядах майдановцев фантастические «Dakh Daughters» голосом Русланы Хазиповой и шаманским биением карпатских бубнов. «Коли війна вривається у двері…»- не понимая пророческого смысла слов своей песни, Сашко Положинский рвал морозный воздух Киева воспоминаниями о будущем и «визволителях, карателях та мучителях, що прийшли зі Сходу», которые уже через несколько месяцев снова принесут на украинскую землю страдание и кровь.

«Я не здамся без бою…». Они не пели в тот момент. Они, наши «Воины Света». Бойцы «Небесной сотни», поднявшиеся с палками и деревянными щитами в атаку. Они не пели эти слова голосом. Они пели эти слова замедляющимся биением своих сердец. Под взглядами ангелов, принимающих их души. Под кровавый аккомпанемент сухих снайперских выстрелов.

«Гей, плине кача…». Тягучая, вытягивающая из тела жилы, клокочущая болью в горле, вырывающая слёзы у седовласых мужчин и рубцующая шрамами сердца песня украинских лемкив. Легенда, впервые озвученная устами близкого друга белоруса Михала Жизневского, одного из первых Героев «Небесной сотни», отдавшего свою жизнь за свободу Украины, гласит, что это была его любимая песня.

Только приговорённый к Подвигу может полюбить эту песню. Никто тогда ещё не мог предположить, что вскоре к Подвигу будет приговорена вся Украина.

…После такой кульминации не найти музыки, которая смогла бы достучаться до чувств. Мы все слишком хотели насладиться тишиной. Но в дверях коварно, нагло и громко зарычал полупьяный от шовинистического угара сосед, упорно называющий себя «братом». «Никогда мы не будем братьями, ни по Родине, ни по матери»…

В то время, когда паяцы от искусства не глядя подмахивали в России воззвания о пользе войны и необходимости разжигания в Украине бойни, крымские татары отвечали оккупантам, убивающим весну надежды, щирою українською мовою- кого они видят братьями без кавычек. Вообще эти коллективные одобрямсы петиций писателями, учёными и музыкантами не иначе как сталинская отрыжка продолжающей бродить в незрелых мозгах россиян закваски раболепия и верноподданичества. Трудно себе даже вообразить, чтобы свободные художники, например в Британии, родили бы миру что-нибудь столь же мерзкое и циничное. Разве кто-то слышал, чтобы Заслуженный артист Дартфордщины Кит Ричардс, Народный артист Мерсисайдщины Пол Маккартни или Лауреат первой премии Вудстокского международного фестиваля Пит Таунсенд подписывали коллективное воззвание к Королеве Англии с требованием «немедленно навести конституционный порядок на Фолклендских островах»? 

«Ода к радости» как национальная идея

Тот, кто считает новоизбранного президента Украины Порошенко недалёким селюком с золотой фиксой во рту, глубоко ошибается. Пётр Алексеевич не так прост. И advanced-english здесь ни при чём. В контексте нашей темы его музыкальные вкусы довольно широки. Сам он является горячим поклонником Аллы Пугачёвой. Банальный, но не самый плохой выбор, учитывая наше общее тяжёлое советское музыкальное детство. Если оценивать исключительно творческий путь певицы, её неоднократное обращение к лучшим образчикам поэтических форм, то слишком часто ей можно будет заслуженно навесить ярлык интеллектуальной попсы.

Но не Пугачёвой единой питается наш шоколадный Король. Классика, джаз. Все дети в его семье играют на фортепиано, причём как утверждают свидетели, делают это не просто подчиняясь воле родителя, возжелавшего «слепить из дитятей гармонично-развитые личности», а вполне с удовольствием, которое многие даже считают признаком наличия в семье президента культа музыки.

Эта статья пропитана авторскими кармическими гаданиями на припевах, гитарных соло и симфонической мощи. Посему пройти мимо трактовки момента вхождения во власть нового руководителя Украины с музыкальной точки зрения никак нельзя. Вместо символизма солдатика из почётного караула в день инаугурации следовало бы обратить внимание на символизм музыкального фона инаугурационного приёма Порошенко. Как раз нувориш, малообразованный селюк, вырвавшийся в «люди», окружил бы себя смокинговым пафосом беловоротничкового оркестра. Президент пошёл другим путём. Очень сильные сомнения вызывает увлечение Порошенко специфическим творчеством культовой, но не слишком известной группы «Кому вниз». Скорее всего, ему подсказали сделать именно их хэдлайнерами приёма, группу, страстно поддерживающую «Правый сектор» и давно застолбившей за собой звание истинных украинских националистов. Оркестровая элита в джинсах и вокалист А. Середа в  шортах, соединившие свои умения и звучание воедино в популярном ныне музыкальном стиле «кроссовер», демонстративно контрастировали и с множеством напыщенных олигархов, присутствовавших на вечеринке, и с установившейся ранее традицией имитации этого события как великосветского раута.  Знаковость слов песни, написанной в 1996 году, которую спели и отыграли музыканты, поражает актуальностью: 

Стану я в своїй крові,

Наче голуб білий стану,

І розкрию свою рану,

В рані – рани світові.

Произнесённые в трагические для Украины минуты, эти слова наиболее красочно и образно показали лицо окровавленной страны, на жизнь которой покушается враг. А в зияющих донбасской и крымских ранах видно не только боль украинской нации, но и все беды, предательства и лицемерие мирового сообщества, так и не протянувшего по-настоящему крепкую руку поддержки Украине.

Иногда простые вещи оказывают куда большее влияние на мировую историю, чем поступки правителей и целых народов. Чтобы не сделал дальше по отношению к Украине наш воинственный сосед, маниакально возомнивший себя Императором Всея Нео-СССР, как бы он не стучал по телевизионной трибуне внутри России высоким каблуком своих ботинок, необоснованно требуя ото всех вокруг «Отдавай-ка родимую взад», для нас он навсегда останется жалким героем матерной песни, завоевавшей весь мир.

Далеко неидеальный новоизбранный лидер Украины своими музыкальными пристрастиями в полной мере олицетворяет современную Украину-  с устаревшей, но приятной «совковостью», с немного показушным патриотизмом, с проактивным приобщением нового поколения к мировой классике и хорошему вкусу. Украина взяла курс на Европу. Не столько в понимании получения экономических выгод и возможностей для общения, сколько для неотвратимого присоединения к европейским демократическим принципам и традициям. «Ода к радости»- наша цель не в формальном соответствии критериям «европейскости», сколько наше внутреннее устремление добиться таких же успехов, благополучия и процветания, чтобы войти в единую Европу с гордой осанкой.

Украина с достоинством пройдёт свой путь к этой цели. Умело сочетая национальные традиции с мудростью и опытом западной цивилизации в стиле уникального «украинского кроссовера». Но для этого всем нам- и власти, и народу неизбежно придётся приложить максимум усилий, рассчитывая в первую очередь на свои силы и дух. Используя метафоричность с языком музыки, можно сказать- мы обречены взять высшие ноты, дотянуться до четвёртой октавы, благодаря которой ария радости может быть исполнена триумфально.

©ЦЗ

Циля Зингельшухер Циля Зингельшухер , Автор, блогер
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter