ГлавнаяБлогиБлог Галины Хейло

Угольная отрасль: ниже некуда

Девять из десяти тонн угля добываются в Украине на частных шахтах. Оставшиеся в государственной собственности предприятия в большинстве своем не привлекательны для инвесторов и живут только благодаря бюджетной поддержке. Можно ли разорвать этот круг проблем?

Фото: www.dtek.com

Два месяца назад произошло событие, которое можно назвать знаковым: закрытие последней угольной шахты в Германии. Это не единственная европейская страна, которая избавляется от подземной добычи угля. Раньше, в 2005 году, на такой шаг решилась Франция, в 2015-м - Великобритания. А в Бельгии последнюю шахту закрыли еще в 1998-м. По данным «Немецкой волны», причины - исключительно экономические: европейский уголь стал неконкурентоспособным на рынке. Дорогостоящая подземная добыча угля уступает в рентабельности другим видам ресурсов, например, атомной энергии. И чем дальше, тем разрыв больше.

Угольные шахты сохраняются или в странах, где горно-геологические условия делают добычу топлива экономически выгодной, или в странах с дешевой рабочей силой и низкой стоимостью остальных ресурсов. Такие государства становятся основными экспортерами угля, в том числе, в Европу: ведь отказ от собственной добычи не означает прекращение его использования.

Украина, которая располагает значительными запасами угля, остается добывающей страной, но вот уже несколько лет, как уголь не играет доминирующей роли в энергетическом балансе. В 2018 году угольная промышленность Украины приостановила падение: объем добычи угля вырос на 0,9% - до 33,29 млн. т. Стабилизация нестойкая, если учесть, что в декабре 2018-го объем добычи угля в сравнении с декабрем 2017-го, оказался меньше на 4,7%. Тем не менее по итогам года отрасль сработала «с плюсом», хотя и небольшим.

В то же время общие цифры лишь показывают «среднюю температуру по больнице». В первую очередь, разительно отличаются итоги работы частных и государственных шахт. Фактически прирост добычи достигнут за счет частного бизнеса. Тогда как государственные шахты, подчиненные Министерству угольной промышленности и энергетики, добыли чуть больше 4 млн. т в год. И уменьшили объем добычи, в сравнении с 2017 годом, на 700 тыс. т (или 14,5%).

Во-вторых, итоги работы шахт, добывающих энергетический и коксующийся уголь, также диаметрально противоположны. Если добыча энергетического угля в отрасли в 2018 возросла на 4,9%, то коксующегося – снизилась на 14,6%, в сравнении с предыдущим годом. На государственных шахтах эти показатели составили минус 8,4% для энергетического угля и минус 39,9% для коксующегося.

В-третьих, тревожит снижение объема капиталовложений на предприятиях угольной промышленности – на 22%, в сравнении с 2017 г. Для сравнения: в целом на предприятиях топливно-энергетического комплекса, находящихся в управлении министерства, объем капиталовложений за год возрос на 48%.

Очевидно, что частный бизнес оказывается гораздо более эффективным собственником, чем государство. Угольные предприятия, подчиненные министерству, не в состоянии сбалансировать доходы и расходы: при падении объема добычи выручка от продажи угля также падает. Именно на шахтах государственной формы собственности в минувшем году и в начале 2019-го проходили акции протеста против невыплаты зарплаты. По состоянию на 1 января задолженность по зарплате на государственных шахтах достигла почти 140 млн грн – на 7% больше, чем год назад. Бюджетной поддержки на покрытие разницы между себестоимостью и ценой продажи тонны угля не хватает даже для выплаты зарплаты персоналу.

По прогнозам министерства, в 2019 году шахты, находящиеся в управлении ведомства, добудут 4,85 млн. т угля. При этом средняя цена продажи угольной продукции составит 2296 грн. Средняя себестоимость прогнозируется на уровне 4258 грн. за тонну – почти в два раза выше, чем цена продажи. Предполагается, что разница будет компенсирована за счет бюджета и за счет хозяйственной деятельности предприятия. Парадоксально, но чем хуже работает угольное предприятие и чем выше там себестоимость продукции, тем больше бюджетных средств получает.

Разорвать этот порочный круг может приватизация предприятий отрасли, о которой говорят не первый год. Действительно, в списке большой приватизации находится угольная компания «Краснолиманская» - одна из перспективных шахт отрасли. Большинство остальных шахт выглядит сомнительным активом с точки зрения потенциального инвестора. И не только из-за огромных долгов, накопившихся годами, устаревшего оборудования и основных сооружений. На рынке энергетического угля – как в Украине, так и за ее пределами, - достаточно сильная конкуренция, а основные потребители коксующегося угля – предприятия металлургии – чаще предпочитают покупать уголь за границей, чем дома. Это связано и со свойствами определенных марок угля, и с ценой, и с надежностью поставок. Отсутствие спроса внутри страны приводит к падению объема добычи.

Значит ли это, что Украина неизбежно пойдет по пути европейских стран, отказывающихся от угольных шахт? Вряд ли, ведь сбалансированные источники энергоресурсов – гарантия реальной независимости страны. Кроме того, предприятия угольной промышленности играют, в том числе, социальную роль в моноиндустриальных регионах. Поэтому простых и безболезненных решений в таких вопросах не может быть. Возможным шагом может стать создание модели государственно-частного партнерства для комплексного решения проблем предприятий отрасли, находящихся в государственной собственности.

Галина Хейло Галина Хейло , Председатель правления банка «Айбокс банк», фундатор «Финансово-аналитического центра»
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter