ГлавнаяБлогиБлог Азера Худиева

Принципы теории нового регионализма и проблема региональной безопасности Южного Кавказа

На фоне с каждым годом нарастающей глобальной геополитической турбулентности проблема обеспечения региональной безопасности становится еще более актуальной. По единому мнению ученых и политиков, в трансформации современного мирового порядка региональный фактор в политическом, культурном, геополитическом и экономическом контекстах считается существенным инструментом, воздействующим на формирование системы глобальной безопасности. Логика перехода от безопасных и стабильных регионов к безопасному и стабильному миру требует проведения соответствующего внешнеполитического курса от региональных игроков. В этом контексте внешняя политика Азербайджана выделяется своей предсказуемостью, открытостью и конструктивностью.

Южный Кавказ всегда считался одним из сложнейших, противоречивых и чувствительных к внешним геополитическим воздействиям регионов мира. В этой связи, представляется интересным сложность Южного Кавказа как конкретный факт на современном этапе в рамках логики формирования новой системы региональной безопасности. Для характеристики внешней политики государств региона мы будем исходить из широко используемых в интеллектуальной среде понятий «старый регионализм» и «новый регионализм».

Сначала сделаем некоторые замечания теоретического и методологического характера. В Европе теоретическое осмысление регионализма начался в 50-х годах ХХ века. Это стало актуальным на фоне становления европейской региональной интеграции. Основное внимание уделялось изучению межгосударственного взаимодействия в экономической и военной сферах. Суть вопроса в геополитическом аспекте сводился к возможностям успешного формирования группировок закрытого типа в условиях биполярного мира. Этот подход основывается на реалистической парадигме, философские и теоретические принципы которой изложены в трудах Томаса Гоббса. В рамках реалистической парадигмы политика воспринимается как арена противоборства и вооруженных конфликтов между государствами. Понятие «старый регионализм» соответствовало именно этому подходу к международным отношениям.

Но с конца 80-х годов некоторые исследователи начали писать о конце истории и о конце международных отношений, в том числе. Свою позицию они обосновывали с минованием войны классического типа и окончанием «холодной войны». Таким образом, перед государствами стояла задача отказа от политики силы. Невозможно было игнорировать социальные и политические аспекты транснациональных взаимодействий. Соответственно, стало необходимостью разработки нового подхода к региональной интеграции в Европе. Другими словами, разработка теории нового регионализма стала исторической необходимостью. Она должна была соответствовать новому пониманию динамики и содержания международных отношений. Этот аспект проблемы интенсивно анализируется западными учеными.

Таким образом, в старом регионализме субъектами регионального строительства считались только государства. Речь шла, в основном, о сотрудничестве в военной и экономической области. Эта концепция была направлена на защиту региональных игроков от негативного воздействия глобализации и преобладанию группировок, «закрытых» для вступления новых членов. Но эти принципы уже противоречили духу международных отношений. Появление в 80-х годах ХХ века теории нового регионализма (New Regionalism Theory) было логическим завершением трансформации межгосударственных отношений. Она разработана шведскими учеными Б. Хеттне и Ф. Содербаумом. В новом регионализме субъектами регионального строительства считаются и государства, и негосударственные акторы, для него важным является взаимодействие во всех сферах общественной жизни. Новый регионализм рассматривает сотрудничество внутри региона как составную часть процесса глобализации и поэтому для него преобладание «открытых» интеграционных объединений имеет принципиальное значение.

Не будем углубляться в конкретные детали нового регионализма, лишь отметим, что Европейский Союз широко использует его принципы в проведении своей внутренней и внешней политики. В политике развития внутренней интеграции ЕС пытается сочетать теорию нового регионализма с философскими взглядами на коммуникации и интеграции известного немецкого философа Ю. Хабермаса. ЕС применяет принципы этой теории в рамках программы «Восточное партнерство» и в стратегии политики до 2004 года по отношению к Балтийскому региону. Они отражаются и в основополагающих европейских документах, которые посвящены вопросам регионализма. Например, в «Хартии по регионализму» Европейского парламентского сообщества (1988) и в документах Совета Европы – «Декларации по регионализму в Европе», «Европейской Хартии регионального самоуправления» (1996 г.).

По нашему мнению, отмеченные выше основные положения теории нового регионализма, ее сравнение со старым регионализмом, в контексте современных теоретических представлений о коммуникации и интеграции, актуализирует следующий вопрос: соответствует ли внешняя политика независимых государств Южного Кавказа принципам теории нового регионализма в аспекте безопасности и сотрудничества?

Начнем с анализа внешней политики Азербайджанской Республики. Основные контуры и приоритетные направления внешней политики Азербайджана были определены лидером нации Гейдаром Алиевым. Это было сделано на основе глубокого анализа глобальной геополитики и прослеживания трансформаций в международных отношениях. Выступая на ‎‎49-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, он отмечал: «Реалиями распада старого мирового порядка стали агрессивный национализм ‎и сепаратизм, которые порождают конфликты на Кавказе, на Балканах, в ‎других точках земного шара, ставших горячими от огня и пролитой крови. ‎Эти конфликты не только тормозят развитие независимых государств, несут ‎прямую угрозу самому существованию еще неокрепших демократий, но и ‎представляют опасность для всеобщего мира и безопасности». ‎Это означало, что Азербайджан в своей политике решительно отказывается от любого проявления конфликтопораждающих шагов. Азербайджан в региональной политике серьезным образом учитывает те коренные изменения, которые происходят в системе международных отношений. А «ее будущей основой, несомненно, станет равноправный мировой ‎порядок, который уже приходит на смену военной конфронтации и ‎идеологическому противостоянию. Фундаментальными принципами нового ‎мирового порядка становятся партнерство, прочный мир и безопасность для ‎всех в соответствии с международным правом, принципами и положениями ‎Устава Организации Объединенных Наций».

Таким образом, Гейдар Алиев был уверен в том, что партнерство, прочный мир и безопасность обеспечат переход мировой системы в эру сотрудничества ‎и процветания. Азербайджан готов «…идти по этому пути вместе, рука об руку со всеми ‎странами и народами мира». Азербайджан, осознавая особую ответственность в постконфронтационном мире, проводит политику, полностью соответствующую принципам теории нового регионализма. Обоснованность этого тезиса доказывают конкретные программы, которые осуществляются в рамках внешней политики Азербайджана. Они охватывают энергетическую сферу, экономику, культуру, сферу безопасности и геополитику. Логистика, транзитные маршруты, диалог между цивилизациями и религиями, гуманитарная сфера, глобальное и региональное сотрудничество занимают особое место во внешнеполитическом курсе Республики. Можем привести конкретные факты.

Как результат инициативы Президента Азербайджана Ильхама Алиева, «Бакинский процесс» уже несколько лет служит развитию сотрудничества между ОИС и ЕС. Этот процесс является ареной диалога между политиками, учеными, людьми сферы бизнеса, представителями СМИ и общественными организациями из разных стран. В «Бакинском процессе» участвуют и государства, и транснациональные акторы. В рамках этого процесса обсуждаются возможности диалога во всех сферах общественно-политической жизни. Таким образом, «Бакинский процесс» рассматривает межрегиональные сотрудничества как составную часть процесса глобализации.

Фото: EPA/UPG

Во внешнеполитическом курсе Азербайджана двусторонние и трехсторонние форматы сотрудничества имеют большое значение. Инициатором этих форматов является глава Азербайджанской Республики Ильхам Алиев. С успехом действуют форматы сотрудничества – Россия-Азербайджан-Иран, Азербайджан-Турция-Грузия, Турция-Азербайджан-Россия, Азербайджан-Туркменистан-Турция и др.

В геополитическом аспекте Азербайджан фактически создает новые ценности сотрудничества. Эксперты по вопросам международных отношений называют Азербайджан «геополитическим узлом Южного Кавказа». В самом деле, Азербайджан является местом пересечения маршрутов в рамках программы «Один пояс, один путь», в нашей стране пересекаются транзитные коридоры Запад-Восток, Север-Юг. Таким образом, Азербайджан играет активную роль в сочетании глобальных проектов («Один пояс, один путь») с возможностями регионального сотрудничества в разных сферах (двусторонние и трехсторонние форматы сотрудничества + транзитные коридоры разных направлений). Такой многоуровневый характер сотрудничества сам по себе является новой геополитической моделью гармонизации регионального сотрудничества с глобальными проектами. Мы считаем, что эта модель имеет большой потенциал для развития регионального сотрудничества в контексте политики нового регионализма.

Еще одним важным фактором является вклад Азербайджана в формирование региональной системы безопасности. Наиболее ярко выражается это в трех направлениях. Первое, Азербайджан активно участвует в международных антитеррористических программах. Второе, Азербайджан – активный участник обеспечения энергетической безопасности Европы. Об этом говорят руководства США и ведущих стран Европы. Официальный Баку, осуществляя крупные энергетические проекты – Баку-Тбилиси-Джейхан, ТАП, ТАНАП, Южный Газовый Коридор и др., доказывает приверженность в деле обеспечения энергетической безопасности Европы. Третье, Азербайджан, несмотря на неконструктивную, воинствующую позицию руководства Республики Армения, строго соблюдает правила ведения переговоров в рамках Минской Группы ОБСЕ, которая является посредником в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

По нашему мнению, вышеприведенные конкретные факты из внешней политики Азербайджана показывают соответствие внешней политики Республики принципам теории нового регионализма. Мы уже отметили, что ЕС широко пользуется этими принципами во внешнеполитическом курсе.

На фоне этих рассуждений внешняя политика Грузии видится как полностью соответствующая принципам нового регионализма. Грузия, являясь ассоциированным членом ЕС, строго соблюдает принятые на себя обязательства во внешней политике. По отношению к внешней политике Армении, такое сказать невозможно. Армения – единственная страна, которая проводит политику по принципам старого регионализма. Она проводит политику с позиции силы. Это доказывает оккупация Арменией 20% азербайджанских земель и отказ вывода своих войск из оккупированных территорий, которые признаны международным сообществом как территория Азербайджана. Армения не выполняет требования 4-х резолюций СБ ООН о выводе войск из оккупированных территорий. Официальный Ереван всякими искусственными поводами тормозит переговорный процесс, проводимый посредничеством Минской Группы ОБСЕ.

Таким образом, Армения остается главным препятствием в проведении политики нового регионализма в Южном Кавказе. Не пора ли задуматься всерьез над решением этой проблемы?

Азер Худиев Азер Худиев , Чрезвычайный и Полномочный посол Азербайджана в Украине
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter