ГлавнаяЭкономикаБизнес

Чернозёмы - это не Клондайк

Украина нуждается не в отмене моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения, а во введении моратория на нестабильность условий хозяйствования на земле и условий торговли произведённым.

Чернозёмы - это не Клондайк
Фото: polit.ua

Главным словом для сельского хозяйства в нашей стране должно стать слово «инвестор», а не слово «продажа».

В рамках проекта публичных лекций polit.ua состоялась лекция академика Академий аграрных наук Франции, России и Украины Жан-Жака Эрве на тему «Нужно ли отменять мораторий на продажу земли? И если да, то когда и как?». Следует отметить, что, на этот раз, проекту крупно повезло с лектором. Ведь как есть проверочные слова для поиска ошибок в правописании, так есть и проверочные образы для поиска ошибок в человеческой деятельности. Жан-Жак Эрве – именно такой образ.

Его подход к решению «земельного вопроса» в Украине, совершенно рациональный, блестяще показывает всю иррациональность отношения нашего государства к земле. А значит, и ошибочность той системы, которую государство, по-видимому, всё-таки уже избрало для управления эксплуатацией этого ресурса.

Что было основной мыслью лектора? Мораторий отменять – рано. А отменять его так – неразумно. Основания? Жан-Жак Эрве подошёл к этому вопросу функционально. Он отметил, что есть ряд людей, которые думают, что приватизировано всё, осталась только земля, и поэтому её надо приватизировать быстро. Таким образом, можно предположить, что давление этих людей на президента Януковича достаточно сильное: мол, Виктор Фёдорович, нельзя продлевать мораторий.

Такие люди напоминают Жан-Жаку Эрве героев американских мультфильмов, у которых появился значок доллара в глазах. Доллар, затмивший разум. Они не понимают, что попытка разрешить торговлю землёй буквально со следующего года – страшная ошибка. Причём ошибка не потому, что такой порядок будет нарушать чьи-то права, как об этом часто говорят. А потому, что это – только мечта. Только мечта – что украинская земля суперпривлекательна для инвесторов и бесконечно деньгопроизводительна. Мечта, над осуществлением которой ещё предстоит работать. Долго работать.

Потому что рынок – надо формировать. Если не будет никакой работы по его формированию, то о потенциале Украины в области сельского хозяйства можно будет говорить, как сейчас, и через 50 лет.

Только говорить. Не пользоваться им.

Надо понять, что не одна Украина имеет потенциал в сельском хозяйстве. И что всё в современном сельском хозяйстве зависит от инвесторов. Инвесторы воспринимают землю рационально, не на грани язычества, как многие в нашей стране. И для них сельское хозяйство на территории таких государств, как Бразилия, Аргентина, Австралия, некоторых государств Африки, Соединённых Штатов, а также государств Европейского Союза, – на сегодняшний день является более привлекательным, чем сельское хозяйство в Украине. И вовсе не потому, что в Украине нельзя купить землю.

Проблема в том, что в Украине вместе с землёй нельзя купить уверенность.

Современное сельское хозяйство не может работать без банковской поддержки. Между тем, весь объём кредитования в Украине, а не только объём кредитования сельскохозяйственных предприятий, – в разы меньше, чем необходимо даже по самым скромным оценкам.

Другой проблемой является зависимость правительства от реакции общества на неплавное изменение цен на тот или иной сельскохозяйственный товар. Например, гречку. Как можно планировать работу предприятия, если нельзя быть уверенным в том, что произведённый товар можно будет продать? В этом же контексте следует рассматривать ситуацию с запретом экспорта зерна: вред этого от решения состоит даже не в том, что кто-то остался без денег, на которые рассчитывал, а в том, что было уничтожено доверие, чьё отсутствие оставляет без денег уже Украину в целом.

Так что, украинская земля не станет Клондайком после отмены моратория. Она останется тем же, чем есть сейчас.

Жан-Жак Эрве с сожалением наблюдает за активностью «наивных американцев», которые посредством международных финансовых институтов пропагандируют идею о том, что без собственников в сельском хозяйстве толка не будет. Мол, лучшие земли неминуемо окажутся в руках лучших производителей, если разрешить продажу земли. Но опыт применения на практике в Африке этой «наивности» показывает: лучшие земли всё-таки не оказываются в руках у лучших производителей. А как будет в Украине?

Лектор кратко рассказал о переустройстве сельского хозяйства во Франции, начатого при де Голле. Основа – это аренда земли. Жан-Жак Эрве предлагает и для Украины ту же систему: сначала «тренинг» лет на 10-15 с арендой земли на срок не меньше 10 лет, а потом только, если это будет возможно, переход к торговле землёй. Причём следует особо оговорить условия досрочного прекращения аренды. Например, штраф в объёме потерь арендатора. А также следует ни в коем случае не допускать внезапных изменений условий реализации продукции сельского хозяйства. Ведь в работе на земле решающую роль играет долгосрочное планирование: просто нельзя сеять произвольно, нельзя быстро переориентироваться на другие виды продукции.

Суть такой политики заключается в том, что после 10 лет аренды будет совершенно ясно: какая это земля, какая на ней может быть маржа. Да и цена земли после 10 лет вдумчивой работы с ней и на ней будет выше.

Ещё одной проблемой, которую описал Жан-Жак Эрве в своей лекции, является проблема отношения к земле исключительно как к экономической вещи. Люди говорят о ней так, будто это стол или стул, которые можно легко продать, оставить надолго и так далее. Люди забывают, что земля – это часть жизни. Сельское хозяйство – это единственный вид деятельности человека, который может поддерживать себя. И проблема оценивания земли не только как элемента капитала, но и как элемента жизни сейчас становится глобальной проблемой.

Кстати, в Украине всю остроту этой проблемы можно наблюдать в Крыму. И это в своей лекции в рамках проекта публичных лекций polit.ua кратко описал востоковед Александр Богомолов.

Когда чиновники и представители крымских татар говорят о земле, они говорят не об одном и том же. Чиновники говорят об экономической вещи. А татары говорят об образе жизни. И потому для чиновников самозахват земли татарами – это правонарушение, а для татар – это правовосстановление.

Украина уже сейчас не может толком управиться с этой «пропастью» между разным отношением к земле в Крыму. А что будет ответом Украины на возможное распространение «пропасти» и на остальной территории государства в случае, если отмена моратория таки не приведёт к превращению украинской земли в Клондайк, как это предвещают в украинской прессе?

Жан-Жак Эрве советует: государству следует защитить то, что стоит защиты реально, а не пытаться быстро начать соответствовать чьим-то стандартам отношений собственности. Перестройка в СССР уже дала нам пример того, что рынок тогда, когда нет работы по его формированию, и он возникает посредством переименования экономической тени в экономический свет, – не отвечает потребностям ни общества, ни государства.

Дмитрий ЛитвинДмитрий Литвин, журналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter