ГлавнаяБлогиБлог Алексея Дружинина

Буковель – это заснеженный вестерн

Это - история о замерзании в туристическом автобусе, о потере последних сил на заснеженном склоне и о погоне за собственными ботинками из Ивано-Франковской в Закарпатскую область босиком.

Богата украинская земля местами, где можно снимать вестерны или просто хорошо отдохнуть. Корпоративной поездке в одно из них и суждено было начаться одним заснеженным пятничным вечером.

Фото: gruzovik.ru

Как и в большинстве вестернов, сюжет завязывался довольно тихо. В автобусе, движущемся по маршруту офис компании – горнолыжный курорт Буковель, удобно расположились 25 ее сотрудников, не считая водителя и взятых с собою вторых половинок. Все шло вроде бы вполне обычно: шутки, алкоголь, виды за окном. Но уже на первой остановке одному из пассажиров пришлось срочно бежать за двумя бутылками шампанского, которые он проиграл в споре с коллегой-англичанином, не говорившим ни на украинском, ни на русском языке.

Из динамиков, расположенных по периметру автобуса, сначала доносилась бодрящее тынц-тынц, потом шансон, потом звуковая дорожка какого-то боевика, показываемого на экране под потолком. Наконец, все заснули, и только урчание мотора подпевало попутной вьюге.

Где-то в пять утра я проснулся от ощущения надвигающегося холода. Автобус стоял на обочине дороги, рассекающей какое-то поле. Мотор был выключен, водителя не было на месте. Транспортное средство китайского производства было так устроено, что относительно тепло в нем было только тогда, когда оно было в движении. Остановка в пять минут делала пребывание в нем заметно дискомфортным.

Пассажиры, раздраженные холодом, начали просыпаться. Через некоторое время появился и водитель, сообщив, что у автобуса что-то сломалось и время починки не известно…

Прошел час. Никто уже не спал. Можно было видеть, как холод коварно пробирается от стенок к проходу между сидениями, заставляя всех трезвых пассажиров скучиться в центре автобуса. Я спросил нашу секретаршу, смотрела ли она передачу “Выжить любой ценой”. Она ответила, что нет. “Сейчас это самая большая ошибка в твоей жизни”, - тут же послышалось с заднего сиденья.

Фото: vipzone.ws

Центр автобуса был похож на небольшой островок, который вот-вот затопит холодом. Со всех сторон раздавались шутки о смерти и предложения написать завещание. Но на минутку что-то заставило всех успокоиться. Это – мирный сон англичанина на заднем сидении. Он только что пытался шутить вместе со всеми. Но допив выигранное шампанское, уснул с ухмылкой на лице. “Вот именно ради этого он сюда и приехал. У него на родине он нигде не получит таких ощущений”, – озарило салон чье-то остроумие.

А тем временем всеобщий пессимизм по поводу того, что мотор уже больше никуда не заведется, крепчал вместе с морозом. Но вдруг он сделал это, и наше транспортное средство, как самолет, под аплодисменты пассажиров продолжило свой долгий путь в Буковель.

Сон. Утро. За окном уже проплывают горные пейзажи. Мы подъезжаем к отелю в поселке Ясеня, который находиться возле границы Закарпатской области в 30 километрах от Буковеля. Отель называется “Скифская охота”. Он довольно большой, а его антураж незабываем. Здесь в один и тот же момент можно почувствовать атмосферу охотничьего домика, увидеть гуцульские мотивы, заметить отпечаток “совка” и обнаружить влияние hi-tech-дизайна. А еще в нем холодно, и горячая вода на третий этаж практически не доходит.

Удивительно еще и то, что, несмотря на наше двухчасовое опоздание, администрация отеля нам сообщает, что еще не все комнаты свободны. Поэтому вся мужская часть коллектива временно поселяется в одной маленькой комнате.

Впрочем, меня все это не сильно расстроило. Что ж поделаешь – эконом-класс. Для меня было даже приятно завтракать и ужинать в столовой отеля, где блюда навеивают ностальгию по трехразовому питанию в советском детском садике.

Оставив вещи в одной комнате и позавтракав, мы снова сели в наш автобус и отправились в местный пункт проката снаряжения, в котором, впрочем, моего размера ботинок для сноуборда не оказалось.

Фото: prokatkazan.ru

Забегая вперед, сразу скажу, что я ехал сюда ради мечты стать сноубордистом. Я уже как-то пытался проехаться по снегу на доске, когда был в Польше на студенческой практике. Тогда я приехал на выходных на местный горнолыжный курорт, арендовал сноуборд и, как и большинство студентов, решив сэкономить на инструкторе, начал учиться кататься на нем сам на учебном склоне, который поляки называли “жабенятник”. В общем, все тогда закончилось плачевно: за два часа я отбил себе все, что только можно, так и не проехав более двух метров, а местные инструкторы, которые учили на этом склоне других туристов, уже начали мне кричать: “Убирайся отсюда, ты подаешь дурной пример”.

А тем временем наш автобус направлялся в Буковель. Уже там, на месте, нас встретили два инструктора – Сергей и Алена. Единственным начинающим сноубордистом в нашей компании оказался я.

Сергей – приятный мужчина средних лет – помог мне найти ботинки и сноуборд нужного размера, показал, как правильно садиться с ним на фуникулер. И мы отпарились на трассу средней сложности.

Первая часть урока проходила непосредственно на вершине. После получаса у меня все-таки получилось проехать более двух метров, хотя все тело уже покрылось ссадинами и потом. Затем Сергей сказал, что пора приступить к первому упражнению непосредственно на склоне. Самый медленный вид спуска – спуск на канте, отобрал у меня окончательно все силы и выявил, что моей физической подготовки не хватает, чтобы вставать на доску после падений. Сергею приходилось буквально вытягивать меня, когда я падал.

Через метров сто у меня наконец-то начало получаться уже длительное удержание равновесия. Сергей сказал, что я делаю успехи, по крайней мере, не лечу кубарем по склону. А усталость общая – не беда. Главное, чтобы не устали ноги. Когда устают ноги, учить становиться просто нечему – человек не может дальше двигаться и все.

Фото: how2snowboard.com

Уже прошел час первого спуска. Была пройдена где-то половина трассы. Я лежал спиной на снегу и чувствовал, что подняться больше не могу, и когда я, может быть, наконец-то спущусь к подножию горы, настанет самый лучший момент моей жизни.

Вообще-то я люблю учиться в бою. Зачем проходить долгую подготовку, если можно сразу двинуться в самую гущу событий, чуть не надорваться от вполне ожиданной перегрузки, но зато, когда все закончиться, с гордостью заявить: “А что? Был я на этой вашей вершине. Ничего там особо сложного нет”. Да и Сергей потом сказал, что выбрал именно этот спуск для того, чтобы можно было показать на нем весь базовый набор движений.

Дав мне немного отдышаться, Сергей сказал, что внизу ждет глинтвейн. И некая неведомая сила буквально подбросила меня на сноуборд. Я стал скользить на нем все увереннее и увереннее. А моя техника прохождения последних нескольких сот метров трассы удивила даже Сергея. Вот, что значит уметь правильно создать мотивацию. Внизу мы прощались с ним уже почти друзьями.

Вечером в отеле не было света, зато освободился номер на втором этаже, где в душе обильно лилась горячая вода. Обвешав ванную комнату фонариками, нам удалось отлично помыться после ужина, и с чувством выполненного долга “упасть в объятия Морфея”. В комнате было натоплено, что было очень кстати, ведь впереди нас ждал здоровый сон.

На следующий день мы добрались из отеля в Буковель без приключений, и без них же я десять раз проскользил по склону вниз. Спуски перемежевывались подъемами на фуникулере и разговорами с теми, кто на нем сидел рядом с тобой. Так мне удалось повстречать, например, чемпионку Европы по бальным танцам. Мы с ней пришли к выводу, что занятия танцами упрощают освоение лыж или сноуборда.

Время пролетело незаметно, уже начало темнеть. Я посмотрел на часы и вспомнил, что автобус должен вот-вот отъехать. Я взял сноуборд в руки и спешно направился к месту его стоянки.

Фото: soutschek.com

Прейдя туда, куда нас привезли утром, я не поверил своим глазам: автобус уехал. Глянув на пункт проката, который находился неподалеку, я понял, что мои ботинки уехали вместе с автобусом (на мне была обувь, которая являлась частью арендованного снаряжения).

Я стал панически метаться туда-сюда, не понимая, как можно исправить положение. Меня заметил один из работников пункта проката, который вышел покурить. Он удивленно спросил, собираюсь ли я сдавать арендованное. Я ему объяснил ситуацию.

Немного покачав головой, молодой человек предложил сдать хотя бы сноуборд, чтобы он не мешал дальнейшим действиям. Я зашел внутрь, еще раз рассказал, что случилось. На лицах работников проката я увидел искреннее желание помочь. Один из них спросил, где я остановился, предложил вызвать такси и сесть на лавочку с ногами, чтобы не топтаться босиком.

Я так и сделал. Мою усугубляющуюся растерянность рассеивала только поддержка совершенно незнакомых мне людей, сдающих снаряжение в прокат, в то время как коллеги просто бросили меня. Один из них постоянно звонил таксисту и в матерной форме требовал, чтобы он поторапливался и подъехал прямо под крыльцо проката. Другие же просто говорили, что все будет в порядке.

Когда приехала вызванная Нива, один из моих новых знакомых сам открыл дверь для меня. Когда я его хотел отблагодарить деньгами, он сказал: “Не надо, не надо”. “Вот это Люди!”, - подумал я.

Погоня за моими ботинками только начиналась. Хорошо, что в легковых автомобилях печка расположена снизу на случай, если кто-то вздумает ехать в них босым по морозу. Тем временем Нива шла по горным магистралям быстро и уверенно.

Фото: regionkarpaty.com.ua

Я начал успокаиваться и решил расспросить таксиста о местной жизни. “Красиво тут”, - начал я: “А как народ? На жизнь не жалуется?”. Водитель ответил, что сейчас нет таких людей, которые на нее не жалуются. Что работы у них нет, и цены растут. Народ как-то выживает, сдавая комнаты по 300 грн. за сутки. В Буковеле есть местная достопримечательность: дом, состоящий из четырех комнат с джакузи, который можно арендовать всего за 150 000 грн. в неделю.

На курорте местные в основном не работают, инструкторы там все приезжие. В советское время рабочими местами обеспечивали лесозаготовительные предприятия. Сейчас они либо закрыты, либо зарплаты там совсем небольшие.

- Сейчас хорошо живут только в Верховной Раде, - подытожив, сказал таксист.

- Я проходил практику в Верховной Раде – ответил я. - Там на самом деле небольшие зарплаты у основной части сотрудников. Там работает около 2 000 человек.

- Сколько? – заинтересовался он.

- 2 000. А зарплата у старшего консультанта около 4 000 грн.

- Это, наверное, совсем маленькая должность.

Такси уже подъезжало к отелю. И там были мои ботинки, душ и горячий чай.

Хорошо, что вестерны всегда хорошо заканчиваются.

Алексей Дружинин Алексей Дружинин , Блог Инноватора
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter