Кто платит за ошибки системы?

Несколько недель назад я была в Женеве, по скучному рабочему поводу - рассматривался очередной, 7-й периодический отчет Украины в Комитет по правам человека о выполнении Пакта о гражданских и политических правах. Звучит и правда до зубовного скрежета скучно и непонятно, потому и знают о таких отчетах только “бедные чиновники”, которым по долгу службы выпадает описывать передовые достижения государства на поприще прав человека, да правозащитники, готовящие альтернативную точку зрения. Отчеты Украины в украинском медиа пространстве обычно проходят незамеченными, их не публикуют на сайтах министерств и нет радостных сообщений от чиновников вроде “Украина блестяще отчиталась о соблюдении прав человека в 7-й раз!” .., что не удивительно ведь особо хвастаться нечем.

Фото: EPA/UPG

Процедура таких мероприятий простая и постоянная: государство подает свой отчет, правозащитники – альтернативные, Комитет ООН по правам человека изучает все документы и готовит вопросы, которые задает на сессии. Сама сессия коротка и беспощадна – сначала на формальном и неформальном брифинге выступают правозащитные организации и озвучивают свои комментарии к ситуации с соблюдением или скорее нарушением прав человека в стране, а потом в течении 6-ти часов отчитывается и отвечает на вопросы членов Комитета правительственная делегация. По итогам Комитет готовит заключительные замечания и рекомендации. И так до следующего отчета.

Тексты, продуцируемые государством от сессии к сессии, почти не меняются – это набор штампов и пустых рассуждений о том, какой «небывалый урожай кукурузы был собран» в этом отчетном периоде, обильно перемежаемый цитатами из Конституции. К сожалению, ни Министерство Юстиции, которое традиционно курирует всю правительственную работу, ни профильные по разным темам в сфере соблюдения прав человека министерства и ведомства, так и не научились за годы независимости и отчетности Украины, писать кратно, ясно и по сути. Не замыливать глаза Комитету голословными утверждениями о том, что наша Конституция все гарантирует и выполняет, а показывать реальную работу системы права в стране, ее недостатки и те реформы, которые удалось провести за очередные 4 года. Во всей этой писанине удивляет даже не тот факт, что за много лет украинские чиновники так и не смогли избавиться от языка советского канцелярита, а то, что они не способны написать даже о тех достижениях, которые случайно и бессистемно, но все же происходят в стране.

Наблюдая за происходящим в Женеве на сессии, слушая ответы представителей правительственной делегации, их описание уже проделанной работы и того, что «уже в процессе и вот-вот заработает» становиться с одной стороны скучно, ведь формальный подход «быстрее опозорится и уехать домой» очевиден, а с другой как-то неловко. Не за плохой отчет, не за слабый английский или перепутанные юридические термины на русском, а за то, что таки да, не могут они по-другому и, что самое печальное, не хотят учится.

Вопросы от членов Комитета, что к государству, что к правозащитникам, были вполне ожидаемыми и отражали все основные проблемы с соблюдением прав человека в Украине: это и проблемы справедливого правосудия, и пытки в милиции, ограничение свободы мирных собраний, дискриминация уязвимых групп и гендерное неравенство, проблемы законодательства и многое другое. К сожалению и ответы правительственной делегации были такими же предсказуемыми: «зарплата женщин в Украине ниже не потому, что их дискриминируют, а потому, что они выбирают сидеть дома с детьми и работают меньше мужчин», «закон молодой и мы еще не разработали план его реализации», «суд обязал их воздержаться от регистрации этой организации» …

Выслушав ответы на вопросы, прочитав отчеты, Комитет подготовил выводы и рекомендации Украине, и они тоже, не блещут новизной: продолжить развитие национального превентивного механизма, принять закон обеспечивающий свободу собраний, уделить внимание вопросам гендерного равенства, улучшить анти-дискриминационное законодательство и многое другое, не менее важное для соблюдения прав человека. Рекомендации вежливые, местами достаточно обтекаемые, местами очень яркие, как например:

Признавая международное культурное и моральное разнообразие, Комитет напоминает странам-участницам о том, что они всегда должны придерживаться универсальности прав человека и принципа недискриминации. Таким образом, страны-участницы должны четко и официально заявлять о своем намерении бороться с любыми формами социальной стигматизации гомосексуальности, бисексуальности или трансексуальности, языка вражды или дискриминации, или насилия направленного против людей с связи с сексуальной ориентацией или гендерной идентичностью.

И таких вежливых, но важных и бескомпромиссных фраз в заключениях много, только умеют ли чиновники читать между строк?

Украина получила очередную дорожную карту по улучшению прав человека, что с ней будет и как изменится ситуация за следующие 4 года не известно. Однако на примере прошлых лет очевидно, что выполнять рекомендации Комитета, по мнению украинских чиновников не обязательно. С другой стороны выполнять решения Европейского Суда по правам человека стране таки приходится, правда делается это в основном в части выплаты компенсации жертвам. Вот и получатся, что реформировать систему права не обязательно, а платить за ее ошибки приходится из бюджета. Только недавно Минюст заявил о том, что денег в бюджете 2013 года не хватает на выплаты компенсаций, почему же не хватает знаний на выполнение рекомендаций, которые бы в итоге привели к снижению количества исков против страны в вопросах нарушения прав человека? И почему за ошибки государства должны платить налогоплательщики, чьи права это государство постоянно нарушает?

Ирина Федорович Ирина Федорович , Координатор Коалиции по противодействию дискриминации, со-координатор Проекта "Без границ"
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter