ГлавнаяБлогиБлог Елены Стадник

В бою к нам приходит Бог

Война овладела не только нашим телом, но и душой. Война не приходит на улицы наших городов, война приходит в наши сердца. Война убивает не только наши тела, но и растения в наших уютных квартирах. Победив врага, нам придется сражаться уже с самой Войной. Но я верю в нашу победу, ибо помыслы наши чисты.

Фото: Елена Стадник

Мои друзья иногда спят. Когда они засыпают, им снится война. К некоторым воинам во сне приходит Бог, чтобы приободрить:

Снился мне Бог. Шёл за мной и смотрел на мои действия в наступлении на какую-то $раную высоту, как какой-то военный инструктор-эксперт прямо. А потом слегка так одобрил и позвал за собой. Я знал точно, что это Бог. Радовался его присутствию. Мы уже виделись с ним раньше, но тогда он приходил в белом. Чистый такой и слегка уставший. А теперь – Бог возле меня был в камуфляже. Крышу рвёт не мне одному, наверное. Но… Все вопросы типа "Шо делать?" – сразу отпали.

Однажды война пришла и в мой сон – мне снились какие-то отвратительные мелкие дикобразы-ящеры, они лезли в мою комнату изо всех щелей и углов, с балкона. Мне тогда пришлось бить их туфелькой. Так когда-то Марихен защищала Щелкунчика от мышиной армии.

А вот 20-летнему старшему солдату гвардии Ваське приснилась настоящая война: зенитно-ракетные комплексы, боевые машины, танки. Оказывается, на нас напала Беларусь! Уже под утро Васька проснулся в холодном поту и отрапортовал – войну с Беларусью украинская армия выиграла. На следующую ночь Василю снилась война с Россией. Сам Вася-Василек командовал системой «Град» и буквально к утру все силы противника были разгромлены.

Сейчас наш мальчик стоит в Дебальцево. К победе мы идем гораздо медленнее, чем ему снилось. Но однажды он мне пообещал, что каждый русский, который пришел на нашу землю с оружием, здесь и останется. Навечно останется в сырой доброй украинской земле. Недавно одна знакомая мама мне сказала: Из-за войны у меня завяли все цветы.

Я сидела и все никак не могла понять причинно-следственную связь – где война, а где цветы… Оказалось все просто, сегодня вся страна находится в состоянии стресса. Не важно насколько далеко ты находишься от боевых действий – мыслью, душой ты там, рядом с парнями, ты лихорадочно пытаешься понять, чем помочь. И люди помогают – например, муж этой очень хорошей мамы всю свою пенсию уже несколько месяцев перечисляет на армию. А сапожник возле моего дома бесплатно починил нам берцы – оказывается, его сын сейчас тоже на фронте.

В Симферополе есть люди, которым война снится каждую ночь. Одна очень симпатичная мне крымчанка рассказывает:

Был сон-воспоминание из детства. О татарском мальчике, которого исключали из школы после 8 класса. Основание – татарам этого достаточно, высшее образование не для них. Я тогда впервые для себя открыла, что мы все разных национальностей и все разных "сортов". А сейчас вот опять этот случай приснился. Да и не удивительно: в объявлениях о сдачи жилья часто указывается "Только для славян", а о приеме на работу "Только для русских". А еще нам перепись населения обещают , чтобы выяснить этнический состав. Вот ужасы и снятся. Мою семью дважды из дому выселяли, наверное, генетическая память работает.

Одна очень симпатичная мне крымчанка рассказывает:

Был сон-воспоминание из детства. О татарском мальчике, которого исключали из школы после 8 класса. Основание – татарам этого достаточно, высшее образование не для них. Я тогда впервые для себя открыла, что мы все разных национальностей и все разных "сортов". А сейчас вот опять этот случай приснился. Да и не удивительно: в объявлениях о сдачи жилья часто указывается "Только для славян", а о приеме на работу "Только для русских". А еще нам перепись населения обещают , чтобы выяснить этнический состав. Вот ужасы и снятся. Мою семью дважды из дому выселяли, наверное, генетическая память работает.

Инга - не татарка, Инга просто знает, как бывает страшно. Ее мама-еврейка, папа-немец. В 41-м году ее семью депортировали в Казахстан, а в 47-м – в лагерь в Свердловской области. Отца освободили в 53-м году, по амнистии – после смерти Сталина. Наверное, поэтому однажды мне Инга написала письмо:

Говорят, нас украинцев здесь в Крыму мало – всего 10%. Но ведь это около 200 тысяч человек! 200 тысяч украинцев, русских украинцев, татарских украинцев, молдавских, болгарских, армянских... Мы готовим подвалы. Мы ждем!

Письмо Инга подписала так: Крымская немка, бандеровка, офицер, патриот.

Знаете как спят волонтеры? Во сне они постоянно повторяют: «Грады-грады... Дождь-дождевики... Нужны дождевики». Мамам солдат часто снятся похороны. Многое снится многим. Звонит боец:

Мама звонила-плакала. Сказала, что ей снилось, будто бы я очень замерз, что мне очень холодно. Понимаешь, у нас в ту ночь действительно очень резко похолодало,а я отдал свой спальник и мне нечем было укрываться. Понимаешь, ей снилось, что она меня укрывает именно тогда, когда мне это больше всего было необходимо!

Поэтому кажется мне, что все у нас будет хорошо, по крайней мере, пока в стране есть гордые бандеровки, любящие мамы и смелые двадцатилетние мальчики. И думаю я, наверное, пафосно. Но я точно знаю – именно в Бою к тебе приходит Бог. Он тебя в бой ведет, он тебя из боя и выносит. Сегодня Бог одел камуфляж, как во сне у бойца. И я более не сомневаюсь, как бы там ни было, а в белом венчике из роз – впереди – Исус Христос.

Елена Стадник Елена Стадник , Независимый журналист, волонтер
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter