ГлавнаяМир

Друзья Молдовы

После очередного саммита ЕС-Украина дискуссия разразилась вокруг совершенно неожиданного сюжетного поворота. Газета «Коммерсантъ Украина» со ссылкой на собственные источники сообщила, что Украине сделали прозрачный намек относительно возможности членства только в паре с соседней страной – Республикой Молдова.

Друзья Молдовы
Фото: www.itlibitum.ru

На следующий же день начались опровержения. Заместитель министра иностранных дел Украины Константин Елисеев заявил, что возмущен растиражированной в СМИ информацией. Категорически опровергла ее и европейский комиссар по вопросам внешней политики и Европейской политики соседства Бенита Ферреро-Вальднер. Таким образом, вопрос закрыт, СМИ просто придумали эту информацию, с Украиной – как и с Молдовой – никто вообще не говорит ни о каком членстве. А если и заговорит – то стоит ли увязывать в единое целое две эти страны?

Конечно же, стоит. И чтобы это понять, совершенно не нужно слушать ни Константина Елисеева, ни Бениту Ферреро-Вальднер, ни других высокопоставленных дипломатов. В конце концов, дипломаты – всего лишь чиновники, работающие здесь и сейчас. Но если всерьез обсуждать даже отдаленную перспективу членства Украины в Европейском Союзе, ясно, что тема Молдовы не может не прозвучать. И чтобы увидеть это, стоит просто взглянуть на географическую карту. Или воспользоваться для наглядности картой контурной, выполнить простое упражнение, которое все мы делали в школьные годы. Взять карту Европы, закрасить одним цветом страны-члены ЕС, затем радостно зажмуриться и закрасить тем же цветом карту Украины. И что мы видим между Украиной и Европой? Правильно, белое пятно. Это и есть Республика Молдова.

Не нужно быть большим специалистом в логистике, чтобы понять: в ЕС никогда не согласятся с конфигурацией, при которой внутри Евросоюза существует некая отдельная зона, живущая по своим законам. Сегодня таких зон в ЕС всего две. Первая из них – это Швейцарская Конфедерация. Ее граждане упорно отказываются присоединяться к ЕС, но уровень развития экономики Швейцарии позволяет ей успешно взаимодействовать с Брюсселем и без такого присоединения. Кроме того, на Швейцарию соседними странами оказывается постоянный нажим с целью побудить ее к унификации собственного законодательства с законами ЕС. И эти усилия приносят определенные плоды – в Берне совершенно иначе, чем еще несколько лет назад, подходят к вопросам банковской тайны, Швейцария присоединилась к Шенгенскому соглашению и так далее. Следует также помнить, что особый статус Швейцарии в Европе сложился исторически, и ее невступление в ЕС связано с нежеланием присоединяться и к другим международным организациям.

Вторая зона – это Калининградская область Российской Федерации, анклав между Польшей и Литвой. Присоединение этих двух стран к ЕС, а затем и к Шенгену, создало немало серьезных проблем, даже привело к кризису во взаимоотношениях России и ЕС. Пришлось принимать специальные соглашения относительно транзита людей и грузов из России в Россию через территорию Литвы. Уже сейчас Калининградская область становится совершенно особым образованием, не похожим на другие субъекты Российской Федерации. Утверждать, что проблемы ЕС на этом участке решены, было бы серьезным преувеличением. Но никакого другого выхода у ЕС не было: Калининградская область – не независимая страна, а часть государства, не собирающегося в ЕС. И, принимая в свои ряды Литву и Польшу, европейцы просто вынуждены были смириться с политической географией. Однако если Евросоюз примет в свои ряды Украину и не интегрирует Молдову, получится, что он создаст себе заботы своими же руками: между странами ЕС окажется целое государство, к тому же с неразрешенной проблемой территориальной целостности. И что бы ни говорилось на европейско-украинских переговорах, поверить, что это произойдет, практически невозможно. Поэтому я вполне готов допустить, что на консультациях с украинскими политиками кто-то из европейских экспертах сказал им правду: дорогие друзья, чтобы вы ни делали – хотя вы ничего особо и не делаете – а пока не будет решена проблема Молдовы, вас никто в ЕС не возьмет. Такова печальная реальность. И это, кстати, касается только Молдовы – и никакого другого соседа Украины: если мы вновь взглянем на карту, то увидим, что невступление в ЕС Беларуси не создает для нас никаких проблем. И еще одно важное обстоятельство: Молдова расположена таким образом, что ее совершенно не интересует наше вступление в ЕС. Мы не сможем вступить в ЕС, пока не будет решена проблема Молдовы. Она же может вступить в ЕС, не дожидаясь европейской интеграции Украины. Тем более что на западной границе Молдовы есть страна, желающая ее членства и не очень заинтересованная в украинской евроинтеграции. Это Румыния.

Поэтому создание особых отношений с Молдовой должно стать важной задачей украинской внешней политики – если мы действительно заинтересованы в собственной европейской интеграции, а не в патетических разговорах о ней. Мы должны стать искренними и заинтересованными друзьями Молдовы. Мы должны понять, что, в конечном счете, эта страна без нас прекрасно обойдется, а мы без нее – вернее, без решения ее проблем – нет. Украина должна активно работать на молдавском направлении, содействовать решению политических и экономических проблем соседнего государства, налаживать связи с теми политиками, кто понимает необходимость совместного движения в Европу. Проблема Приднестровья должна перестать восприниматься частью украинских политиков как рычаг давления на Кишинев. Нужно, наконец, понять очень простую вещь: это не рычаг давления на Кишинев, это рычаг давления на Киев. И если кому-то в Москве действительно необходимо затормозить европейскую интеграцию нашей страны, то совершенно не обязательно влиять на Украину – достаточно просто сохранять проблему территориальной целостности Молдовы в вечно тлеющем состоянии.

И еще одно, не менее важное обстоятельство: от румынофобии, также присущей части нашей политической элиты, тоже необходимо излечиваться. Я, конечно, не утверждаю, что в Бухаресте или Кишиневе нет политиков, столь же опасно больных украинофобией. Но разница в том, что Румыния уже в ЕС и хотела бы видеть там Молдову – не так, допустим, как Польша хотела бы видеть в ЕС Украину, а так, как хотят видеть в собственном доме соотечественников. Это, согласитесь, существенная разница. Стремление к урегулированию проблем Молдовы должно стать тем, что объединяет Румынию и Украину, а не разъединяет их. Нужно, чтобы в Бухаресте убедились, что Киев действительно заинтересован в решении приднестровской проблемы. Что взаимосвязь экономик двух стран очень высока. Что украинцы Молдовы (и Приднестровья) – это граждане, заинтересованные в процветании и европейской перспективе своей страны. И в результате мы получим не недоброжелателя, а искреннего сторонника нашей интеграции в Европу. А если Молдова – а это вполне возможно, учитывая размеры этой страны, – в этой интеграции нас когда-нибудь опередит – то сразу двух искренних сторонников…