ГлавнаяПолитика

Зоны риска. Есть ли жизнь после первого тура?

Украинские выборы примечательны своей непредсказуемостью. За неделю до «часа Х» социологические баталии констатируют одно: персону фаворита. Который, будучи лидером опросов, не факт, что станет таковым по результатам гонки. При этом фамилии и очередность серебряного и бронзового призеров забега не ясны. А ведь это имеет принципиальное значение не только для нынешних выборов, но и для осенних парламентских.

Фото: liga.net

Но не будем забегать наперед. По состоянию на сейчас, возможные конфигурации второго тура выглядят так: «Зеленский-Тимошенко», «Зеленский-Порошенко», «Порошенко-Тимошенко», кто-то один из перечисленных и Анатолий Гриценко. Шансы последнего – в свете его объединения с Садовым – порядком недооценены. В том числе потому, что городская интеллигенция (давшая результат «Самопомощи» на последних парламентских) никуда не делась и на участки зачастую ходит весьма дисциплинированно. Кроме того, при оценивании шансов «серебра» и «бронзы» необходимо смотреть не только на показатели напротив той или иной фамилии, но и на цифры поддержки его/ее политической силы.

Каждый из описанных сценариев несет в себе как определенные возможности, так и риски. Со вторыми (особенно – возможностью их возникновения), опираясь на аналитику коллег из Института Горшенина, разбирался LB.ua.

Первое и главное условие, влияющее на результаты любых выборов – явка. Учитывая, что общенациональных кампаний в стране не было с 2014-го года и народ по волеизъявлению истосковался, она ожидается довольно высокой: от 62 процентов и выше (так, в штабе Порошенко прогнозирует даже "70 плюс").

В высокой явке однозначно заинтересован кандидат Зеленский. Причины ясны: больше половины тех, кто высказывается в его поддержку в ходе опросов, раньше на сами выборы не приходил. Никогда. И это касается не только молодежи, но и людей среднего возраста.

Фото: EPA/UPG

Кроме того, по словам экспертов-социологов, феерические показатели Зеленского не имеют под собой прочной основы. То есть «ядра». «Он несистемен и его крайне сложно корректно «померять» – понять, где «потолок», – говорят они. Подробнее о том, почему так происходит и как на результаты замеров влияют технологии, по которым они проводятся, писать уже доводилось – читайте текст «Бас, сопрано и фальцет: финальная ария».

С одной стороны, сложившаяся ситуация Зеленскому на пользу – подпитывает высокие ожидания (вплоть до призрачной победы уже в первом туре), в последнее время еще и усиливает веру людей в вероятность победы (так называемое «электобилити», согласно замерам, растет). С другой – порождает угрозы. Вплоть до – как полагают некоторые эксперты – до невыхода во второй тур.

Как поведет себя электорат Зеленского: придет ли на участки в принципе (ведь если рейтинг и без того высок, зачем напрягаться?); останется ли – увидев там очереди – стоять, дабы таки реализовать свое право голоса ну и т.д.?

В настоящее время команда кандидата сконцентрирована на проектах по мобилизации сторонников: поисках объединяющей идеи, «образа единой угрозы» – против которой необходимо сплотиться и т.д. Особое внимание – западной части страны, где показатели Зеленского (в отличие от его конкурентов) весьма скромны, а вот электорат (ориентированный на поддержку конкурентов) традиционно дисциплинирован.

По оценкам специалистов, ранее мобилизовать молодежь не удавалось никому – ни одному штабу, ни в одну кампанию. Ни за деньги, ни "за идею", никак.

Но времена меняются и точные ответы даст лишь 31-е марта.

Фото: EPA/UPG

***

Вторая важная составляющая а) мониторинга прозрачности процесса; б) защиты результата – наличие необходимого количества «своих» членов комиссий и наблюдателей.

Как известно, оплачивать их труд закон запрещает, но всякий раз штабы находят лазейки. Выборы – традиционная возможность заработать. Часто от кампании к кампании задействуются одни и те же люди – их «привязка» к тому или иному кандидату условна. Да, среди них есть убежденные партийцы, есть – случайные персонажи, но большинство все же бюджетники. Весьма чувствительные к позиции власти.

По неофициальным (официальных пока попросту нет) подсчетам, на сегодня свыше 60 процентов всех глав и секретарей комиссий (то есть людей ответственных) так или иначе связаны с властной вертикалью. То есть при условии запуска ультрарадикального сценария под названием «срыв выборов» – вполне могут подыграть. Покинув участок, не опломбировав должным образом урны, не вовремя отправив в центр «мокрые протоколы» и т.д. – способов сотни, часть из них уже была опробована в ходе предыдущих кампаний.

Так, парламентские 2012-го помнят и отсутствие кворумов, и пропавших вместе с печатями глав комиссий. Теоретически, за нарушение избирательного процесса грозит правовая ответственность, практически – в украинских реалиях – ее нет.

Фото: Макс Левин

Если будут иметь место массовые нарушения, легитимность результата в целом оказывается под сомнением. Дальше – суды и, вполне возможно, постановление Верховной Рады о дате повторной гонки, выделение Кабмином средств, старт внеочередной кампании ну и т.д.

Скажите, кто из нынешних игроков «потянет» – и организационно, и финансово – еще три месяца борьбы? Избегающий открытого общения с людьми виртуальный кандидат Зеленский? Колесящая по стране Тимошенко? Или действующий глава государства?

Ответ очевиден. Но один нюанс.

Петру Порошенко это может быть выгодно лишь при одном условии – не прохождении во второй тур. 

Определённость в данном вопросе наступит уже во второй половине дня, 31-го марта – по результатам экзит-полов, которые каждая из сторон проводить готовится самостоятельно. Если для президента они будут неутешительными, вполне возможно, на участках массово начнется катавасия.

Как говорил Штирлиц, давая профессору Плейшнеру ампулу с ядом: «Это вам на тот случай, если других вариантов не будет».

Покамест в АП спокойны: наиболее эффективным залогом победы считают собственную «сетку», также – монетарные новации Кабмина. Зайдите в любой киевский офис; соберите за столом сотрудников, чьи родственники живут в регионах и спросите – «достучалась» ли к их близким «сетка»? Ответ будет: девять из десяти. Да, с поправкой на области: где-то – больше, где-то – меньше, но в целом инструмент работает. В том числе, с прицелом на последующие парламентские.

Безусловно, он – ввиду неравных возможностей ключевых кандидатов – неконкурентен. А сеть «Опора» уже довольно громко говорит о резко возросшей роли админресурса, также – «подготовке к возможному подкупу избирателей».

Фото: пресс-служба президента

Но в штабе Петра Порошенко лишь отмахиваются. Отмахиваясь, убеждают: новый Майдан – в случае проигрыша хоть в первом раунде, хоть во втором – готовит Юлия Тимошенко. Эти рассказы часто сопровождаются весьма экзотическими подробностями – планами «захвата Банковой», например (вот, чтобы что, интересно?). Правда, без уточнений: за счет чего, каких ресурсов, подобное в принципе может организовать оппозиционный кандидат? Даже если ее вдруг напрямую поддержит одна из силовых структур? Как это будет выглядеть со стороны, оценено Западом и так далее?

Тогда как ультрарадикальный сценарий срыва выборов по стране в целом сопряжен, как ни странно, с последствиями потенциально более мягкими. «Невозможность установить результат», – формула, позволяющая:

а) избежать народного гнева – для него попросту не будет субъекта, точки концентрации;

б) избежать международной изоляции (речь ведь не о массовых фальсификациях, которые, кстати говоря, на исходный результат особо не влияют; напротив – о попытках установить честный итог);

в) выиграть время, отсрочив итоговое волеизъявление. Все это время – сохранять власть, потоки и возможности более качественно подготовиться к «часу Х».

***

Из вышеизложенного логично следует пункт третий: вопрос легитимности нового президента (кто бы им не стал).

Фото: argumentua.com

Не только юридической, но и общественно-моральной.

Так, потенциальные «серебряный» и «бронзовый» призеры гонки сейчас идут буквально «ноздря в ноздрю» – разрыв между ними меньше статистической погрешности, а «очередность» в опросах часто зависит от симпатий конкретных социологов. 

Таким образом, что ей, что ему доказать свое честное превосходство будет крайне сложно. Рецепт один: уйти в серьезный отрыв. «Пробить» собственный потолок, присовокупив 7-8 процентов. Так, чтобы точность перевеса не вызывала бы вопросов ни в Украине, ни за ее пределами. Так, чтобы заслужить «100 дней медового месяца» после инаугурации.

В противном случае, 21-го апреля избирательная эпопея грозит не закончиться, а только начаться.

Время для осуществления такого «прорыва» еще есть.

***

И еще один фактор – не риска, просто констатация. Эти выборы зафиксируют окончательное переформатирование бело-голубого электората. В том традиционном понимании, к которому мы привыкли со времен Виктор Федоровича.

Так, к моменту начала нынешней кампании общая доля симпатиков бело-голубых (по их собственным подсчетам) достигала 38% от общего числа избирателей. Потом началось «деление и размножение»: раскол «Оппоблока», самоопределение Мураева, Добкина и прочих «достойников».

Фото: Михаил Маркив

О том, почему «Оппоблок» разделился надвое и причем тут Медведчук мы писали довольно подробно. Причем ни раз. Вступая в гонку, «ахметовская» часть «Оппоблока» – выдвинув Александра Вилкула – ставила перед собой очень простую задачу: «перекрыть» финальные показатели Юрия Бойко. Хоть на полпроцента, но перекрыть, превзойти.

Учитывая, что Бойко долгое время был фронтменом единого «ОБ» – задача не из простых.

И нынешняя социология показывает: особых успехов в этом деле «ахметовцы» не достигли.

Даже после присоединения к ним Евгения Мураева. Который, по информации LB.ua, свое соучастие якобы оценил в весьма нескромную сумму (отдельно – от партии, отдельно – новосозданного канала). В долларовом, разумеется, эквиваленте. В желаемом объеме он ее не получил (отметим, впрочем, умение молодого политика третий раз за год «выйти в кэш», – С.К.), но Вилкула – в обмен на второе место в будущем парламентском списке – поддержал. О чем сам Вилкул узнал только вечером накануне совместного брифинга.

Впрочем, главный удар по «Оппоблоку» нанес не раскол, а Владимир Зеленский, оторвавший от условного «бело-голубого» поля как минимум половину. И, надо признать, для бывших сторонников Партии регионов Зеленский – это, несомненно, большой шаг вперед.

***

В оставшиеся до выборов дни все мы станем свидетелями последнего этапа битвы компроматов и битвы социологий (любопытно, кстати, потом будет сравнить с итоговыми показателями). 

Вслед за ней сразу начнется битва экзит-полов. 

 Которая – хотелось бы верить – не перерастет в битву титушек и/или силовых ведомств.

Фото: UA today

Соня КошкинаСоня Кошкина, Шеф-редактор LB.ua
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter