ГлавнаяЭкономикаГосударство

Украина делает свою экономику "концессионной"

Как бы Госстат не пересматривал прирост ВВП (не 2,1%, а 2,5%), но на общем фоне снижения ВВП за 2014-2015 гг. 0,4 процентных пункта счастья не добавят. Чтобы стать в один ряд с Венгрией, Польшей, Румынией и Чехией, нам нужно менять характер экономики, а не жировать на удачной конъюнктуре рынка сырья. В противном случае Украине опять придется столкнуться с острым кризисом сразу, как только он стартует на сырьевых рынках. Судя по последней статистике, мы снова развиваемся не в том направлении, раздавая свои ресурсы: капитал – офшорным юрисдикциям, трудовые ресурсы – Польше, Чехии, Венгрии и даже России.

Фото: Alexkalina/Depositphotos

Почти $10 млрд в год

По официальным данным НБУ, в Украину в 2017 году было перечислено $161 млн. В то же время, по данным только Народного Банка Польши, за 2017 год в Украину по официальным и неофициальным каналам было ввезено $3,123 млрд. У меня нет оснований не доверять статистике НБП, поскольку им легче, чем НБУ, отслеживать перемещение денежной массы в злотых (как банку-эмитенту злотых).

2017 год был особенным: укрепление евро и злотого к доллару США делало злотый привлекательной валютой для сбережений или просто хранения под матрацем. В итоге мы получили только из Польши около $3 млрд за то, что как бы «одолжили» свои трудовые ресурсы соседям. Виртуальная плата, конечно, подпитывала западные области Украины, но нужно ли говорить о том, что это лишь малая часть того, что Украина могла бы заработать, если бы это население работало не в Польше, а на бизнес внутри страны.

По расчетам НБУ, за 2017 год Украинцы перевели в Украину $9,3 млрд, это 8,4% ВВП Украины. По своей сути, это куда более существенное вливание денег, чем мы видели в 2017 году от иностранных инвесторов, МВФ и даже иностранных банков, работающих в Украине. Однако по мотивам таких «сладких» рекордов можно лишь сделать горькие выводы:

  • Во-первых, бизнес и правительство в текущий момент времени не способны занять население внутри страны, и трудовые ресурсы мигрируют туда, где их труд лучше оценивается.
  • Во-вторых, львиная доля от этих $9,3 млрд в Украину попадает нелегальными или полулегальными каналами. Это способствует развитию внутри страны черного рынка, причем не только в формате наличной валюты, но и «нал–безнал».

"Підманула, підвела"

Итак, в 2017 году украинская экономика вновь назначила свидание трудовым ресурсам, но часть работников проигнорировала "предложения о трудоустройстве" и предпочла зарабатывать за рубежом. Сколько точно украинцев находится заграницей – никто не знает. Данные погранслужбы, также как и Госстата, не совсем точны, так как не дают понимания движения рабочей силы, его интенсивности, сезонности и локализации.

Фото: fakt.pl/

Изучение зеркальной статистики показывает, что только в одной Польше официально работают около 1 млн украинцев, и эта цифра имеет тенденцию к росту. Если же проанализировать различные оценки общей численности украинцев, работающих за пределами Украины, то они колеблются от 2 до 7 млн человек. Если убрать фактор сезонности и учесть, что только в Польше и странах СНГ занято примерно по 1 млн украинцев, то, думаю, что цифра в 4 млн человек будет достаточно корректной, хотя в летний сезон она может доходить и до 7 млн человек. Такая статистика является своеобразной пощечиной украинскому правительству, поскольку примерно 30-40% от трудовых ресурсов, официально работающих в Украине (которые платят налоги, единый социальный взнос) предпочитают работать за рубежом. Что же нужно сделать, чтобы переломить ситуацию и повысить занятость местного населения, но при этом не раздражать электорат перед выборами?

Все ради инвестиций

Прежде всего, экономике нужны инвестиции. Никакие банковские кредиты не помогут кардинально изменить характер занятости, так как за банковские кредиты новые компании, как правило, не строят. А тут ведь нужен не просто всплеск экономической активности, а по факту нужна новая экономика.

Однако данные Госстата неутешительны. Капитальные инвестиции за 2017 год составили 413 млрд грн (примерно 14% от ВВП), что, конечно же, очень мало. 70% таких инвестиций были осуществлены за счет собственных средств предприятий. За счет бюджета было сделано 12,72% капитальных инвестиций, за счет банковских кредитов – около 6%, иностранцы же нам дали только 1,4% от общего объема.

Если взять глобальный ренкинг, то видно, что Украина со своими 14% от ВВП (в пересчете на международный стандарт расчета этих данных) среди 140 стран мира занимала бы примерно 80-е место, рядом с такими странами как Чили, Перу, Палестина и т.д. Главным источником капитальных инвестиций в реальном секторе должны оставаться иностранцы, а они в 2017 году дали всего 5,667 млрд грн, что смехотворно мало, с учетом ВВП в фактических ценах на уровне 2,982 трлн грн.

Даже если бухгалтерским методом посчитать, сколько нерезиденты вложили в уставные капиталы юридических лиц, зарегистрированных в Украине, выходит статистика, далекая от победоносных реляций. Так, данные Госсстата говорят, что на 01.01.2017 ПИИ нерезидентов в капитал составляли $37,5 млрд, а на 31.12.2017 г. – уже $39,144 млрд, т.е. мы видели прирост за год всего на $1,644 млрд, из которых в капинвестиции были направлены только 5,667 млрд грн.

Очевидно, что правительство делает очень мало для того, чтобы в страну снова (как в 2005-2007 гг.) потекли иностранные инвестиции. Позитивная динамика есть, и это само по себе уже достижение. Но до того, чтобы это оказывало позитивное влияние на экономику, еще очень далеко, не говоря уже об изменении характера этой экономики.

Уродливая социальная политика

Обратная сторона медали отсутствия шквала ПИИ в Украину – безграмотная социальная политика, сигналы о которой уже начали поступать из разных регионов Украины. Первый звоночек прозвучал от японской Fujikura, руководство которой начало публично жаловаться на то, что не может набрать людей на свои заводы в регионах, хотя активно предлагает рабочим среднюю зарплату по стране. Следом, с проблемой дефицита технических кадров столкнулся днепропетровский Интерпайп, а затем еще ряд крупных компаний заговорили о нехватке специалистов.

Фото: Fujikura Automotive Ukraine Lviv

Причин такого положения дел много, и основная из них – не только высокие зарплаты в Польше или Чехии. Во-первых, инвесторам-пионерам наверное никто не рассказал, что в Украине средняя зарплата – это только часть оплаты труда, и потому изучая статистику по з/п в отраслях надо делать коррекцию на то, что часто даже крупный бизнес от +50% платит в конвертах. Если же этого не делать, то появляется еще более веская причина отказываться от предложений иностранцев. Так, сопоставление официальной зарплаты на предприятиях Fujikura с размером субсидии за коммунальные услуги показывает, что в большинстве случаев выгоднее вообще не работать, или работать с з/п в конвертах, или работать в Польше, не уведомляя об этом украинские власти.

Поэтому на практике выходит, что Украина просто не готова принимать иностранцев, поскольку мизерные (по официальной статистике) зарплаты оказываются не такими уж и мизерными, а иностранцы, платящие з/п без конвертов, еще и «отнимают» субсидии. Так уж вышло, что монетизированные субсидии стимулируют зарплаты в конвертах и занятость за рубежом. И как это ни парадоксально, но именно монетизация субсидий стоит на пути у иностранцев, готовых на все 100% работать «в белую».

Фото: EPA/UPG

Удивляет то, что изъяны социальной политики в Украине еще даже не обсуждаются, т.е. официально проблема не признана. А это означает, что в 2018 году мы будем иметь статистику по ПИИ такую же, как и в 2017 году или, может быть, чуть лучше.

Сырьевой придаток?

Пассивность украинских властей в вопросах привлечения инвестиций и любовь к пафосным перерезаниям ленточек в ситуации, когда ПИИ не могут изменить характер экономики, приводит к тому, что мы все увереннее бежим в ЕС, но не как его полноправный член, а как сырьевой придаток.

Чем больше мы строим свои отношения с ЕС на сырьевой базе, тем меньше у нас шансов серьезно нарастить масштаб экономики и стать похожими хотя бы на Польшу.

К сожалению, сырьевым характером уже пропахла вся украинская экономика. Примерно 60% нашего экспорта приходится на сырье металлургов или агробизнеса. В 2017 году Украина экспортировала на $4,3 млрд подсолнечного масла, на $4,146 млрд металлопроката, на $2,989 млрд кукурузы и т.д. В этом списке нет продукции машиностроения или электроники, зато есть чугун, стальные полуфабрикаты, рапс, ячмень и т.п.

В то же время, импортируем мы готовую продукцию: электронику, автомобили и даже продукты питания. При такой структуре экспорта и импорта у Украины всегда будет отрицательный торговый баланс по товарам. При этом, импорт заходит в Украину не просто так, а, как правило, с кредитной поддержкой, и это является одним из факторов, раздувающих отрицательное сальдо торгового баланса. Таким образом, мы получаем взаимосвязь, разорвать которую желательно в ближайшие 3-4 года (рис. 2).

Выходит, что Украина как бы сдает в такую виртуальную концессию свои ресурсы. Мы отдаем часть своих трудовых ресурсов соседям и за это получаем $9,3 млрд. в год в форме переводов. Мы отдаем соседям свое сырье – за это получаем экспортную выручку, на которую покупаем у соседей свое же переработанное сырье, но уже в форме автомобилей, продуктов питания электроники и т.д.

Думаю, никто не будет спорить, что такая «концессионная экономика» лишена здравого смысла и в долгосрочной перспективе обречена на смерть. Гораздо выгоднее для Украины, чтобы 40% ее трудовых ресурсов не шатались по окрестностям, а участвовали в производственных процессах внутри страны, работая над тем, чтобы углубить переработку имеющегося сырья. Но чтобы такой сценарий был реализован, сырьевые и трудовые ресурсы должны встретиться под присмотром предпринимателя с капиталом, а в последние несколько лет этого в больших объемах не происходит.

Как мне кажется, в таких проблемных условиях власти вообще должны забыть о налоговых излишествах, маски-шоу, проверках и прочих «проектах», направленных на усиление давления на бизнес. Украина – страна с открытой экономикой и, как показали 2014-2015 годы, с хорошо организованными тайными тропами на валютном рынке. Из страны могут бежать не только трудовые ресурсы, но и предприниматели с капиталом, хотя последние годы показали, что именно предпринимателей с капиталом в нашей стране и не хватает.

Виталий Шапран Виталий Шапран , к.э.н., член исполкома Украинского общества финансовых аналитиков (УОФА)
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter