ГлавнаяЭкономикаФинансы

Что происходит с банковской системой

От редакции: по просьбе LB.ua финансовый аналитик Анастасия Туюкова из компании Dragon Capital рассказала о ситуации в банковском секторе Украины.

Украинский банковский сектор пережил, наверное, самый сложный год в своей истории. Количество банков сократилось со 180 на начало 2014 года до 146 на 1 апреля 2015 года, а к 2016 их может стать еще меньше. Улучшилось ли качество?

Фото: EPA/UPG

В общей же сложности с 2014 года с рынка было выведено 48 банков, на которые приходилось 20% активов, но часть из них еще не ликвидированы — их судьбу решает Фонд гарантирования вкладов. Многие говорят, что Нацбанк поставил перед собой цель сократить количество банков. Но это не так. Регулятор банковского рынка заботится прежде всего о качестве банков, а не об их количестве. Поэтому самые слабые банки, а также "схемные" учреждения, которые занимались отмыванием денег, выводятся с рынка. Чистка банковской системы — это то, чего не было сделано после кризиса 2008 года. Нацбанк наконец-то набрался смелости и начал очищать систему, начал проводить эти болезненные реформы. Слабые игроки уйдут с рынка, останутся сильные.

К сожалению, чаще всего сейчас закрываются банки с украинским капиталом. Банки с российским или западным капиталом, как правило, имеют запас прочности — поддержку своих акционеров. А у частного украинского инвестора сейчас тяжелые времена. Доля частных украинских банков в общих активах снизилась до 43% с 55% на начало 2014 года, в то время как рыночная доля "европейских" банков выросла с 15% до 18%, "российских" с 12% до 16%, а украинских госбанков до 24% (с 18%). Скорее всего еще несколько банков покинут рынок в 2015 году, но чистка системы уже заканчивается. Скоро НБУ сможет уверенно говорить, что банки, которые остались, это банки понятные. С планами по рекапитализации. С надежными акционерами, с более-менее качественными активами.

Выжившие банки тоже переживают не лучшие времена. Такой показатель как норматив достаточности (адекватности) капитала банка (Н2) в среднем по системе составлял 8,4% на конец марта — это ниже минимального ограничения в 10%, но лучше февральского показателя 7,37%. Нацбанк пошел навстречу банкам и разрешил отступать от этой минимальной планки. Банки должны вернуться к нормативу 10% к концу 2018 года. При этом Нацбанк смотрит, по какой причине тот или иной банк нарушает норматив. Если это происходит в связи с ситуацией на Донбассе, с девальвацией или потерей контроля над Крымом — центральный банк входит в положение. Если норматив нарушается по другим причинам, то к банку могут применяться санкции. Еще одно важное условие, которое должен выполнить банк-нарушитель — это реалистичный план по рекапитализации. Нацбанк должен понимать, где банк-нарушитель возьмет деньги, чтобы стабилизировтаь ситуацию.

Очередь за деньгами в банкомат Ощадбанка в Донецке 07.10.2014
Фото: www.dyvys.in
Очередь за деньгами в банкомат Ощадбанка в Донецке 07.10.2014

Банк может выжить с низким уровнем капитала, и даже без капитала. Главное для банка — это ликвидность, доступ к деньгам. И тут Нацбанк играет важную роль — он обеспечивает гривневую ликвидность. Сейчас на рынке даже избыток ликвидности. Многие банки покупают депозитные сертификаты НБУ, чтобы деньги работали и приносили прибыль. Банки купили сертификатов на 25-30 млрд гривен у Нацбанка. Но ситуация в разных банках разная. Ликвидность очень фрагментированная. У некоторых игроков деньги есть, но они не рискуют давать эти деньги другим банкам, опасаясь их банкротства. Налицо проблема доверия, когда одни банки не доверяют другим.

Простые вкладчики тоже пока не доверяют банкам. Уже больше 17 месяцев подряд мы наблюдаем отток вкладов, с ноября 2013 года. Пик пришелся на январь-март 2015 года. Вызвано это было обострением ситуации на востоке Украины и девальвацией. Но уже в марте ситуация успокоилась, есть надежда на улучшение ситуации, на замедление негативной динамики. Ситуация с валютными вкладами хуже, чем ситуация с гривневыми. В 2008 году, после кризиса, отток депозитов длился всего 6 месяцев. Сейчас ситуация хуже.

Интересно, что банки с российским капиталом ощутили больший отток вкладов. По всей видимости это связано с отношением украинцев к российской политике, это такой политический фактор. Если в целом по банковской системе с начала 2014 года отток составил минус 39% по розничным депозитам, то по российским банкам этот показатель — минус 49%. Поэтому, кстати, некоторые банки с российским капиталом меняют название на более "западное", скрывают свои российские корни.

Доверие к банковской системе зависит, в том числе, и от валютных ограничений, которые ввел Нацбанк. С одной стороны, эти ограничения мешают оттоку вкладов. С другой стороны, из-за этих ограничений люди не несут свои сбережения в банки, потому что не уверены, что смогут потом эти деньги забрать. Возможно, после визита миссии МВФ в июне ограничения будут ослаблены. Хотя бы для вновь привлекаемых депозитов. Нацбанк все свои действия сейчас согласовывает с Фондом.

На днях Верховная Рада утвердила запрет на досрочное снятие срочных депозитов (действует только для новых вкладов), хотя и оставила возможность для досрочного расторжения, если это отдельно предусмотрено в договоре. Данное изменение весьма положительно для стабилизации банковской системы. С начала кризиса в 2014 году депозитная база все менее и менее предсказуема для банков. С одной стороны люди досрочно разрывают свои вклады. С другой стороны, население все меньшую часть своих сбережений оставляют на срочных счетах. Доля сбережений "до востребования" выросла с 31% до 41% в общем объеме. А часть депозитов более 1 года снизилась на треть (с 41% до 29%). Депозитов свыше двух лет вообще практически нет в системе (около 4%). Введение таких истинно "срочных" вкладов снизит риски для банков, хотя и не сразу. Скорее всего, в ближайшее время, ввиду сохраняющегося оттока депозитов, банки будут предлагать срочные вклады с возможностью досрочного расторжения и без существенного ущерба для процентной ставки.

МВФ и Нацбанк договорились провести стресс-тест банковской системы, сначала для крупнейших 10 банков, потом для следующих по размеру 10 банков. Результаты должны быть к июлю и сентябрю текущего года, соответственно. Тогда у регулятора и нашего крупнейшего кредитора будет понимание, как на самом деле обстоят дела в украинских банках. Сколько там проблемных кредитов, какие нагрузки способна выдержать система. Это нужно прежде всего не МВФ, а нам самим для понимания ситуации.

Если не будет обострения ситуации на Донбассе, то уже к концу года отток вкладов прекратится: МВФ даст второй транш кредита, замедлится инфляция, в целом экономическая ситуация улучшится. Сейчас наша экономика на дне, вектор должен перемениться.

Какие могут быть риски? Сценарий, по которому МВФ отказывает Украине в кредите, мне кажется маловероятным — уж очень много денег и сил было вложено в нашу страну. Есть сигналы, что реформы медленно, но проводятся. Обменный курс гривны стабилизировался и даже укрепляется. Для экономики "дно" будет пройдено к осени и ожидается постепенное восстановление. Ситуация в банковской системе может резко ухудшиться разве что если активизируются боевые действия на Востоке. Но этот риск оценить тяжело. Будем надеяться, что этого не случится.

Анастасия Туюкова Анастасия Туюкова , cтарший аналитик Dragon Capital
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter