ГлавнаяБлогиБлог Сони Кошкиной

Это было конкретное фактовое чудо

Я почти не сомневаюсь в том, что со временем Блаженнейшего канонизируют.

Это был действительно святой человек. Действительно святой.

Расскажу один случай.

Февраль 2012 года. Блаженнейший лечится в «Обериге».

Состояние было тяжелое. Очень.

Фото: Священник Максим Брусника

Как верно написал сегодня архимандрит Говорун: «...(за время болезни) он несколько раз по сути воскресал, когда врачи уже ничего не могли поделать и все были уверены - кто с ужасом, а кто с затаенной надеждой, - что на этот раз все, не выкарабкается».

Вот и тогда. Затаенной надежды было много у кого.

Но Блаженнейший выкарабкался. Более того, еще в больнице – вернулся к ведению службы.

Те, что с затаенной надеждой, перешептывались по углам: «куда, мол, ему, сил никаких, а еще служить. Это, де, все окружение выпихивает. Сволочи такие. Они им, де, прикрываются».

К полудню в просторном холле одного из этажей больницы было все готово к службе. Палата Блаженнейшего - первая по коридору, справа. Его вывезли на каталке. В тот конкретный момент, выглядел он не очень – гораздо старше своих лет, одолеваемый болезнью, немощью.

Фото: Священник Максим Брусника

«Господи, да как же он служить-то будет?», - мелькнула, грешным делом, предательская мыслишка.

Мелькнула, судя по всему, не у меня одной.

Но тут раздались первые слова молитвы. Началась служба.

И произошло чудо. Буквальное чудо. Фактовое. Не требующее дополнительных доказательств.

Знаете, когда Иисус крестился в Иордане, на него сошел Дух святой и голос с неба сказал: «Сие есть сын мой». Так произошло одновременное явление Бога-отца (голос с неба), Бога-сына и Святого духа (в обличье голубя).

Конечно, потолок «Оберига» не разверзся. И голубь на Блаженнейшего не опустился. Но в одну секунду к нему вернулись жизненные силы. Еще минуту назад он и голову-то с трудом держал, малейшее движение ладони было проблемой, а сейчас он встал, поднялся из кресла при минимуме сторонней помощи, уверенной рукою - благословил присутствующих. Блаженнейший читал Слово и речь его была внятная, отчетливая. В конце – причащал.

Фото: Священник Максим Брусника

Человек буквально ожил. И это невозможно было объяснить ни действиями лекарств, ни помощью присутствующих.

От Блаженнейшего исходила какая-то невидимая, но очень мощная сила. Ее невозможно было не почувствовать. Он вышел править службу и Господь сам ему в этом помогал, даровав силы, бодрость духа. Господь всем нам указал на него, как на человека праведного, чистого.

Но служба закончилась. И силы покинули Блаженнейшего. Это был очень резкий контраст – «до» и «после». Очевидный даже всякому циничному атеисту.

Я смотрела на происходившее во все глаза и думала об одном: каждое движение в памяти отпечатать, каждый жест, все впитать, все вместить, ни крошечки не растратить. Я знала, что обязательно должна рассказать потом об этом. Как можно большему количеству людей. Но не знала, что доведется сделать это в день смерти Блаженнейшего.

Его не стало сегодня в 3.40 ночи. Остановилось сердце.

Со святыми помянуть.

Соня Кошкина Соня Кошкина , Шеф-редактор LB.ua
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter