Почему мне стало страшно в годовщину смерти Сталина

Я – не народный депутат, не известный журналист и у меня нет миллионов на счетах. Я – такой же, как миллионы других граждан Украины.

Вчера первый раз за много лет мне стало страшно. Страшно от того, что мы живем в Украине и, к сожалению, не можем сделать как Хорошковский, Ахметов, Пинчук, Жеваго, Коломойский, Фирташ или Веревский – уехать к чертям собачьим из этой страны. Мы даже не можем сделать, как Данилишин, Александр Тимошенко или Иващенко – просить политического убежища в других государствах. Нам пока что с этим всем жить. И вот тут начинается ужас.

Фото: Макс Левин

Заметьте, мы живем в атмосфере непрекращающегося кошмара и абсурда. Обществу наглядно показывают, как можно запросто лишить решением суда депутатства, как можно избивать народных избранников и «паковать» их в автозаки, как лишать мандатов в одночасье только за то, что человек является защитником противника, как в центре Киева поджигают и взрывают рестораны, совершают покушения на бизнесменов. Все это исправно транслирует телевидение и все остальные СМИ, формируя в сознании украинцев ощущение постоянного напряжения и атмосферу страха.

Действительно, нынешняя ситуация в стране направлена на то, что бы каждый из нас почувствовал, что он не может быть защищен: мол, если уж народных депутатов можно бить обычным «беркутовцам» при чем перед камерами, чего никогда не было, то простым смертным вообще надеяться не на что. Если защитника Тимошенко лишают мандата в явочном порядке в разгар «шитого белыми нитками» процесса – то что можно сделать простым гражданам?

Атмосфера страха присутствует везде – от ресторанов до метро. Посмотрите на наши с вами лица – на большинстве из них залегла тревога и ожесточение. Мы перестали быть открытыми и перестали верить в себя.

Главная проблема оппозиции заключается в том, что она борется лишь за «своих» – депутатов, бизнесменов, чиновников. Но уже шаг в сторону – помощники депутатов и сотрудники оппозиционного бизнеса – и уже тут их не будут защищать главы фракций, не будут из-за них блокировать парламент, не будут защищать их силой. О простых гражданах можно вообще не вспоминать.

Можно согласиться с тем, что «неприкосновенные» не могут защитить всех. Но есть случаи вопиющие, на которые необходимо обращать внимание, которые необходимо показать публично и взять их под контроль оппозиции. Таких случаев – сотни, но ведь и оппозиционных депутатов у нас не один и не два.

Есть и другой источник страха, кроме СМИ. Там, «наверху», этот пронизывающий ужас называют Виктором Федоровичем Януковичем. Человек, обладающий огромнейшей властью, которой не было ни у одного украинского президента до него, находящийся вдалеке даже от своей партии – не испытывает чувства обязанности ни перед кем. Поэтому и самый большой страх испытывают не оппоненты Виктора Федоровича, а его бывшие товарищи и коллеги. Сегодня членство в Партии регионов или пост министра или депутат являются лишь на краткий срок индульгенцией, до того времени, пока не нужно будет найти очередного «стрелочника».

Виктор Янукович не терпит возражений, а его просьбы и предположения воспринимаются как непосредственное руководство к действию, невзирая на Конституцию, законы, нормы и процедуры. Достаточно вспомнить лишь эпизод с камерами в больнице Тимошенко – Виктор Федорович тогда в «Диалоге со страной» заявил, что «он бы убрал эти камеры». После этих слов на протяжении часа камеры, законность и обоснованность которых доказали десятки инстанций, были убраны, а пенитенциарная служба отчиталась о выполнении поручения (!) президента.

Этот случай убедительно доказывает, что лишь одной фразы «я бы…» хватает для того, чтобы соответствующие службы моментально отреагировали и отрапортовали. И это всего лишь один человек, который может невзначай сказать «я бы…» в отношении любого из нас, включая своих соратников и коллег. Механизм реализации «я бы…» работает точно, поэтому никаких абсолютно эмоций и жалости к своим однопартийцам нет. Виктор Федорович является президентом страны, а не партии, поэтому ни один «регионал» не может быть уверен в своей личной неприкосновенности. Здесь еще страшнее, чем в оппозиции: там ты знаешь, что за тобой рано или поздно могут прийти, а пребывая в «команде власти» никогда нельзя быть уверенным, что влияние, грабительство и вседозволенность надолго. Они могут делать все, что угодно, всего лишь до того момента, пока взор лично Виктора Януковича обратится к ним. После этого любые активы, связи и власть становятся ничтожными и «регионалы» оказываются сам на сам с судьбой, которую сами же и выбрали.

В информационном пространстве при помощи отвлекающих маневров публика (вряд ли можно ее назвать «обществом») отводится от главного – кольцо сжимается все туже, а хватка становится все более крепкой. Миллионеры, депутаты, спортсмены и деятели искусства теперь зависят от воли одного человека, на решение которого они зачастую повлиять не могут.

Отношения с ЕС, Таможенным союзом, дурацкие законодательные инициативы, разрушение памятников и исторических ценностей, постановочные массовые акции и пресс-конференции – все это лишь декорации того, что происходит в Украине на самом деле. Повестку дня в государстве формируют либо президент, либо правоохранительные органы. Не так ли было при Сталине? Только сейчас, как и тогда, «цивилизованный мир» не защитит нас. Нам нужно стать сильнее и поберечь себя.

Антон Дмитриев Антон Дмитриев , Журналист, редактор, блогер, живет в Киеве
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter