ГлавнаяБлогиБлог Альберта Фельдмана

Нюансы посттравматического синдрома

Суицидальные настроения среди ветеранов

Среди ветеранов вооруженных сил процент самоубийств выше, чем среди остального населения. Связано это с тем, что у них очень резко меняется образ жизни и способ взаимоотношений в среде пребывания после окончания службы в ВС. Причем, независимо от того, был человек на войне или нет. Этот перелом тем сложнее, чем дольше человек находился в вооруженных силах, и чем более сложные задачи он там выполнял. На сегодняшний день мировая статистика гласит, что примерно от 1 до 3 процентов бывших солдат, в зависимости от места ведения службы, подвержены суицидальным настроениям. Причем, процент самоубийств среди военнослужащих выше даже, чем в группе с самым высоким «суицидальным процентом» – девушек 15-20 лет.

Фото: EPA/UPG

Проблемы людей, резко сменивших обстановку

При этом, надо строго разделять - есть просто военнослужащие, есть те, кто прошел боевые действия, а есть военнослужащие, которые давно находятся в статусе ветеранов. И все это разные группы! У военнослужащих, которые просто демобилизовались и не участвовали в военных действиях, свои причины для суицида. Чаще всего это социальный конфликт. Либо ситуации, в которых они оказываются в определенном возрасте, понимая, что их карьера завершается, а впереди – ничего. Бывает, что они вообще теряют возможность самоуправления, находясь в армии, а, в условиях гражданской жизни, ими уже никто не управляет. Соответственно, у них начинается серьезная проблема с целеполаганием, с тем, что и как они должны делать. И в какой-то момент может наступить состояние тяжелой дезадаптации, которая и завершается суицидом. Есть еще причина – в армии конфликты разрешаются одним способом, в гражданской жизни – другим. В армии часто все решается брутально и жестко, а в гражданской жизни бывший военнослужащий не всегда может себе это позволить. И тогда человек страдает от нерешаемости проблемы, в результате заканчивая жизнь самоубийством.

Как влияет на суицид участие в боевых действиях

В целом, среди тех, кто просто демобилизовался, процент самоубийств не очень высокий – примерно в пять раз ниже, чем у тех, кто демобилизовался после военных действий. Там возникают другие проблемы, связанные с тем, что они испытывали определенные воздействия, которые привели к боевой травме или шоку войны, которые определяются в медицинском сообществе, как посттравматический синдром. Обращаю внимание, что посттравматический синдром – это не только поствоенная ситуация. Человек может переживать его после аварии, или после развода. Любая травма может вызвать ситуацию, когда человек не в состоянии справиться с ее психологическими последствиями. И эта травма отнюдь не физическая. Раньше ее называли - «невидимая травма», возникающая у человека, прошедшего боевые действия. Его пытались убить, он тоже вынужден был убивать, погибали его близкие, друзья, он испытывал серьезные воздействия взрывчатых веществ, постоянный страх за свою жизнь, безопасность близких, что и привело к тому, что он вступил в стадию посттравматического синдрома и шока войны.

Посттравматический синдром и его симптомы

В этом случае можно считать, что это психиатрическое заболевание и пациент должен получить соответствующее лечение. Людей, которые получают посттравматический синдром – от 4 до 5 процентов, но тех, кто ему подвержен – около 20 процентов. Просто некоторые из них находят в себе силы самоадаптироваться, или же общество и заботливая семья помогают им выйти из шока.

Посттравматический синдром - известное и изученное явление. Проходя военную службу в Израиле, в качестве резервиста, я уделял посттравматическому синдрому очень много внимания, в частности его профилактике и лечению среди русскоязычных военнослужащих.

Психодиагностика ветеранов – необходимое условие

Желательно, чтобы все, кто сталкивался с боевыми действиями, проходили психодиагностическое обследование, в соответствии с которым делалось бы заключение, и определялась тактика дальнейшего отношения к человеку - нужно ли отправлять его в профилакторий, или наблюдать амбулаторно. Важно оценить каждого военнослужащего – насколько сохранным он вышел из событий, в которых он был. Многие военнослужащие этого не хотят, побаиваясь «особого» к себе отношения, однако, в Израиле ни один военнослужащий, который участвовал в боевых действиях, не может уклониться от подобного собеседования. Это вовсе не означает, что каждому из них будет определен диагноз. Вполне возможно, перед нами здоровый человек, который будет служить дальше, или же займет свое место «на гражданке».

Украинские проблемы психодиагностики ветеранов

А вот Украине люди сильно опасаются таких обследований, считая, что им навесят ярлык, сломают судьбу и т.п. Поэтому военнослужащие стараются вовсе не поднимать неудобные темы, соответственно, психологи и психотерапевты опасаются обсуждать подобную симптоматику. Сложилась определенная стигма - каждый, вернувшийся после боевых действий, подвержен той или иной проблеме. Это не совсем так. Большинство людей остаются абсолютно нормальными, либо же находят в себе силы адаптироваться. При этом, часть из них все же нуждается в определенной помощи. Причем, помощь может быть социальная - соцработники, семья, специализированная - психологи, психотерапевты, и высокоспециализированная - психиатрическая.

Симптоматика, которая позволяет выявить склонность к суициду, есть далеко не у всех, страдающих посттравматическим синдромом, но любой, испытывающий его, входит в группу риска. Если не заниматься посттравматическим синдромом, в 95% случаев пациент не выздоравливает полностью.

Главных симптомов выделяют три. Первый – нарушение сна и поведения. Второй – постоянное возвращение тех картин и событий, которые нанесли психологическую травму. Третий – неадекватные реакции на простые действия. Например, если человек устраивает драку в очереди к врачу, и у него в анамнезе есть определенные симптомы, есть вероятность, что он решает свои проблемы способом, к которому привык в ходе боевых действий – агрессией.

Методы вывода человека из посттравматического синдрома

Я сталкивался со случаями, когда после боевых действий военнослужащие либо теряли желание жить, либо совершали действия, которые можно приравнять к попыткам суицида. И всегда это было связано с нелеченым посттравматическим синдромом, который либо был пропущен, либо же человек не хотел им заниматься, не имея воли и желания психологически реабилитироваться.

Человека можно вывести из этого состояния. Есть десятки психотехнологических, психологических, психотерапевтических методик, которые позволяют решить проблему, постепенно создавая человеку ситуацию, в которой он придет в нормальное состояние - то, что в психиатрии называют состояние ремиссии, которая может продолжаться долгие годы. Способы самые разные - гипноз, санаторно-курортные мероприятия, лечение светом, лечение цветом, изотерапия и другие методики. Я думаю, если у человека есть желание и воля к выздоровлению, если окружение, семья способствуют этому, он обязательно выздоровеет, просто этим нужно заниматься.

Есть сложные случаи, когда человек травмирован и ему о посттравматическом синдроме напоминает конкретная травма - ампутация конечности, ожоги, искажение лица. Тогда это не только психологическая проблема. В этом случае он нуждается в реабилитации, как инвалид, и человека нужно вернуть к нормальной жизни, даже если у него нет конечности, или он обезображен ожогом.

В Украине, к сожалению, качественная реабилитация полностью отсутствует. В реабилитации на 50% важна работа эрготерапевта. Но на всю Украину есть всего три эрогтерапевта, которые занимаются всеми, не только военнослужащими.

Кто отвечает за психологическое состояние солдата в Израиле

В Израиле психодиагностика является обязательной на самых разных этапах - и в момент отбора в те или иные воинские части, и в момент подготовки, и в момент возвращения с боевых заданий. В целом, оценка психологического состояния военнослужащего состоит из трех частей: психодиагностика и контакты со специалистами, например, с психологом, с офицером защиты души или социальным работником – это группа, которая занимается психологическим здоровьем военнослужащего. Туда входит непосредственный командир солдата, который также обучается специальным методикам распознания тех или иных проблем, ближайшее окружение – товарищи по воинскому подразделению. В первую очередь за солдата отвечает не медик, как принято считать в Украине, а его непосредственный командир, который должен первым распознать его психологические проблемы, независимо от того, просто он служит или вернулся с поля боя. Определенная ответственность лежит и на окружении солдата – сослуживцах. И только в третью очередь - на специалистах, так как они не всегда имеют доступ к военнослужащему, а военнослужащий не всегда готов проецировать свои проблемы на специалиста. Именно поэтому выявление проблем – это не только психодиагностика, но наблюдение за ним в повседневной жизни. И только потом в силу вступает углубленное интервью, которое можно провести, либо анкеты, которые более или менее точно помогают выявить его состояние.

Влияние изотерапии на психологическое состояние пациента

Я веду научную и внедренческую программу по изотерапии, как одному из способов реабилитации посттравматического синдрома. В частности, в нескольких госпиталях открыты изотерапевтические лаборатории, в которых военнослужащие проходят специальные занятия - рисуют, материализуя таким образом свои страхи. Как изотерапевт, я помогаю внедрить эту практику, которую считаю очень походящей для этих целей, в разных госпиталях Украины.

В Киеве есть в военном госпитале на Коновальца есть лаборатория изотерапии. И, благодаря заместителю мэра - Алексею Резникову - центр обучения изотерапии на Львовской площади.

Есть разные методики привлечения к изотерапии. Например, тесты, которые позволяют выявить психологическое состояние через рисунок. А потом пациенту предлагают продолжить рисование. Никто никого не ставит сразу к мольберту с палитрой. Изотерапию превратно воспринимают, как только рисование картин. Но это и лепка, и аппликации, и рисование листьями, рисование в воде, это и песочный рисунок, вообще родившийся из изотерапии.

Есть военнослужащие, которые после травм утратили когнитивные способности, перестали воспринимать определенные вещи - чувствовать запахи, видеть цвет. В целом - у них глубокая депрессия. Иногда акварельные или гуашевые краски, разведенные в воде в ярких концентрациях, вызывают у пострадавших возврат этих эмоций. Приведу пример. Если в небольшую ванночку большими каплями поместить красную, синюю, желтую гуашь, а затем начать ее смешивать, могут получиться очень интересные разноцветия. Визуальное воздействие их вытягивает многих пациентов из депрессии, причем, это касается не только военнослужащих.

Изотерапия – массаж для эмоций

В изотерапии есть огромное количество методик. Поэтому сорокалетние, пятидесятилетние (иногда даже семидесятилетние) мужчины и женщины охотно пользуются такими «игрушками». Они их отвлекают, позволяя не только диагностировать определенные болезни, но и вернуть им утраченные эмоции.

Лучше всего проводить занятия индивидуально, но групповые занятия тоже допустимы. Тут нет строгих методик – это не флюорография или томография. Это всего лишь игра, в рамках которой даже не особо важно, чтобы технолог или эксперт, который этим занимается, был суперподготовленным. Он сам может даже не уметь рисовать. Главное, чтобы он знал основные принципы – какие краски на что воздействуют, какие методики можно использовать. В Израиле и других странах, где изотерапия получила распространение, ею занимаются не только психологи и психотерапевты, но и простые художники, люди, которым это интересно. Это как массаж для глаз. Теоретически массажу может научиться любой человек, не имеющий образования. Конечно, среди массажистов есть виртуозы, но есть и простые люди. Здесь то же самое, только это массаж не только для глаз, но и для эмоций.

Как это происходит

В военном госпитале создается лаборатория - выделяется комната, в которой обязательно должна быть вода, стол, мольберты, наборы расходных материалов - кисти, карандаши, листы бумаги цветной и обычной, краски. Чем богаче лаборатория, тем больше расходных материалов. Есть люди, которые готовы этим заниматься, реализовываться в качестве инструкторов. Проблема всегда в материалах – они достаточно дорогие. Когда мы открывали лаборатории в шести госпиталях, нам помогла одна из фармацевтических кампаний - мы получили достаточно много этих расходных материалов. На Львовской площади я снабжаю лабораторию за свой счет, в госпиталях это делают волонтеры. Если появляется человек, который видел эффект изотерапии, и которому нравится этим заниматься, он может найти общий язык с волонтерами, которые поставляют ему материалы. Сама по себе внешняя составляющая такой лаборатории уже вызывает определенные эмоции. Представьте себе - много тюбиков с красками, кистей, работы на стенах - это уже необычно и отличается от повседневности. Такая обстановка сама по себе вызывает всплеск эмоций!

Альберт Фельдман Альберт Фельдман , Директор украино-израильского института стратегических исследований имени Голды Меир
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter