ГлавнаяМир

Cанкции США против России: под угрозой целые отрасли экономики

Санкции США против российских компаний приносят уже не только косвенный, но прямой экономический ущерб экономике РФ. А если Кремль пойдет еще, как обещал, на контрсанкции, то это еще больше подорвет экономику России: жертвами международного давления станут целые отрасли – от алюминиевой промышленности до металлургии титана для авиаракетной промышленности. 

Фото: 24 канал

Ожидаемого на 16 апреля введения США новых санкций против России – за поддержку химпрограммы Сирии, как анонсировала постпред США в ООН Ники Хейли, не состоялось. Трамп лично, по данным американских СМИ, отложил их введение – до момента пока Россия опять не «заслужит» их.

Несмотря на некоторую непоследовательность американского президента (что особенно проявилось во время подготовки к ракетным ударам по Сирии), предыдущие санкции США от 6 апреля нанесли России существенный урон. Напомним, тогда США ввели против РФ новый пакет санкций в наказание за кибератаки и вмешательство в процесс американских выборов. И этот “списочный” санкционный удар оказался самым чувствительным со времен, когда США ввели первые “секторальные” санкции в 2014 году.

Эти секторальные санкции продолжаются до сих пор, и запрещают кредитование внушительного списка российских компаний на срок более трех месяцев. Полного перекрытия операций секторальные санкции не предусматривали. Ввиду этого российская пресса излучала в отношении последних сдержанный оптимизм, называя их достаточно мягко: символическими, дискомфортными и даже гибкими.

Последнюю же волну санкций символическими назвать сложно. Они привели к падению курса российского рубля на 10%. Компании из санкционного списка резко подешевели. Чтобы они остались на плаву Кремлю придется поддержать их из собственных запасов. Мало того, Москва обещает ответить США зеркально (вплоть до запрета американских лекарств), что опять же принесет убытки собственной экономике и населению. Депутат Госдумы Петр Толстой уже предложил вместо американских лекарств использовать кору дуба и боярышник.

Расстрельный список

Американские санкции сделали полностью токсичными крупных российских бизнесменов, 12 компаний, 17 государственных служащих РФ, а также большую российскую компанию по торговле оружием и ее банк.

В отличии от секторальных санкций, которые усложняют кредитование и эмиссию облигаций, ограничения от 6 апреля предусматривают регулярный мониторинг лиц, включенных в список Specially Designated Nationals, SDN. Включение фигурантов списочных санкций в SDN-List несет с собой две меры. Первая мера запрещает предприятиям и гражданам США вести с фигурантами любого рода деловые отношения. Вторая мера – создает угрозу применения вторичных санкций в отношении граждан и компаний третьих стран, которые решатся обходить американские ограничения.

Самым крупным фигурантом списка по сумме активов стал глава “Газпрома” Алексей Миллер. Как и другим фигурантам, ему отныне придется передавать свое право подписи крупных контрактов этой газовой монополии новым доверенным лицам. Подобное усложнение полномочий увеличит цену привлекаемых кредитов. 

Алексей Миллер
Фото: EPA/UPG
Алексей Миллер

В частности, в 2018-19 годах “Газпрому” предстоят масштабные заимствования для выплаты поточной задолженности на $20 млрд, финансирования “строек века” таких как “Турецкий Поток” и “Северный Поток - 2”, и еще выплата $2,6 миллиарда НАК “Нафтогаз Украины”. Займы этих сумм станут для Газпрома дороже как минимум на 5-10%.

Всем корпорациям ЕС, которые ведут дела с “Газпромом”, отныне придется увеличивать тот объем работы, который проводиться с российской газовой монополией окольными путями, через посредников. Это ударит по прибыльности, но критического ущерба не нанесет.

Удар по авиастроению

Что касается именно критического ущерба, то рекордсменами в этом отношении стали другие гиганты российской экономики – алюминиевая монополия “Русал” Олега Дерипаски и турбостроительная корпорация “Силовые Машины” Алексея Мордашова.

Уполномоченный внешнеторговый агент “Русала”, швейцарская Glencore, в связи с санкциями в начале апреля была вынуждена объявить форс-мажор по поставкам российского алюминия. Представитель швейцарского трейдера в совете директоров UC Rusal, Айван Глазенберг, был вынужден оставить эту свою должность в российской компании.

Кроме этого, швейцарский трейдер отказался от сделки по обмену своей доли в капитале UC Rusal на глобальные депозитарные расписки связанной холдинговой компании En+. В Glencore прямо пояснили прессе, что причиной денонсации финансового обмена стали санкции США.

Банк-депозитарий займов “Русала”, американский Сiti, приостановил операции с бумагами российской алюминиевой компании, а независимый директор “Русала” Доминик Фрес отказался от своей должности.

Фото: EPA/UPG

После всех этих чрезвычайных событий, алюминиевые бумаги на московской бирже упали в цене более чем на 15%. На Лондонской бирже, бумаги “Русала” рухнули на 25% и биржа была вынуждена временно остановить торговлю финансовыми инструментами главной российской алюминиевой компании.

А еще через десять дней, уже 16 апреля, стоимость акций UC Rusal упала на Гонконгской фондовой бирже еще почти на 30%, достигнув исторического минимума.

Не менее 20% всего российского производства алюминия приходилось на рынок США и обездвиживание американских активов “Русала” заставило эту корпорацию объявить о возможном техническом дефолте по выплате порядка $7,5 млрд кредитов. Если алюминиевый гигант успеет за 2 месяца перекредитовать эту сумму на рынке РФ, дефолт не наступит. Но российская пресса уже вовсю паникует - проводит расчеты, как скажется возможное закрытие алюминиевых заводов компании на экономике нескольких “моногородов” Сибири, таких как Братск или город-спутник Иркутска, Шелехов.

Заводы “Русала” для этих городов являются градообразующими. Если компания не успеет найти необходимые для перекредитования $7,5 млрд на российском рынке, то компания будет вынуждена выходить с новыми займами на рынок КНР.

Такой шаг, по мнению российских СМИ, может завершиться эмиссией облигаций в обмен на опцион акций – что в итоге может привести к продаже части принадлежащих Олегу Дерипаски акций “Русала” китайским инвесторам. Они начнут настаивать на известной китайской стратегии освоения Сибири, которая предполагает привлечение китайской рабочей силы на контролируемые предприятия.

Олег Дерипаска
Фото: EPA/UPG
Олег Дерипаска

При этом российские медиа не считают, что дело дойдет до такого трагического финала. Поводом для оптимизма считается предположение, что Кремль поддержит алюминиевую монополию установлением “налогового маневра”, который даст возможность погасить убытки от перекредитования.

Расплата за турбины

Но на внимание и помощь Кремля к проблеме погашения убытка от санкций надеется не только Олег Дерипаска, а и еще один новый фигурант SDN-List 2-18 – владелец «Северстали» и “Силовых Машин” Алексей Мордашов.

Еще в январе Мордашов, по версии Bloomberg, являлся самым богатым бизнесменом в РФ, который оперировал личным капиталом на сумму $21,3 млрд. Минувшей зимой самый богатый россиянин заявлял на Давосском форуме, что его предприятия не получают никакого финансирования или привилегий от государства. Мордашов заверял тогда, что он лично к публикации «кремлевского списка» санкций никак не готовится. Сейчас, когда новые санкции вступили в силу, Мордашов официально обратился к российским властям за поддержкой.

Алексей Мордашов
Фото: Forbes/Свистунова Валентина
Алексей Мордашов

Зацепка Мордашова за возможность взять денег в государственном бюджете исходит из известной истории - она касается ООО "Сименс технологии газовых турбин" в Санкт-Петербурге, которое производит газотурбинные агрегаты для ТЭС.

Германской Siemens донедавна принадлежало 65% этого предприятия, еще 35% владел концерн "Силовые машины". Немецкие акционеры решили избавиться от своих акций после того, как две из четырех газовых турбин, которые должны были поставляться на Тамань в Краснодарском крае, непонятным образом попали в оккупированный Крым.

Немецкая корпорация отказалась брать участие в наладке фирменного оборудования, после чего стоимость операций “Силовых Машин” в Крыму значительно выросла. Мордашов надеется использовать этот скандал для того, чтобы выпросить у Кремля денег на компенсацию дополнительных расходов. Но его шансы на это оцениваются как чрезвычайно слабые.

Еще в 2008 году “Силовые Машины” взялись за разработку тихоходных турбин АЭС для концерна “Росатом”, но за десять лет слишком мало продвинулись в этом направлении. Как и до начала этого амбициозного проекта, турбины для АЭС “Росатому” приходится закупать у Украины. Поэтому за какие заслуги Кремль должен протянуть руку помощи Мордашову, не совсем понятно.

Титановые перспективы

Кроме того, после публикации США SDN-Listа, московская пресса дала прогноз, какие отрасли российской экономики станут следующими жертвами санкций в мае-июне, после того, как смогут оправиться газовая промышленность, турбостроение и металлургия алюминия.

По мнению большинства медиа, Кремль прибегнет к ответным санкциям против США, которые коснутся авиастроения. Точнее, поставок в США уральской компании «ВСМПО-АВИСМА», которые могут быть ограничены, либо вообще прекращены по российской инициативе.

Фото: EPA/UPG

Это российское предприятие отправляет 70% всей своей продукции на экспорт и обеспечивает 40% потребностей американской корпорации «Boeing» в титане и титановом прокате. Пока точного прогноза ответных контрсанкций РФ нет, биржевые бумаги этой российской титановой компании упали в цене незначительно (лишь на 6,25% по сравнению с падением бумаг “Русала”, “Силовых Машин” и “Газпрома” на 15-30%).

В целом, подобной глубины падения на российском фондовом рынке не наблюдалось со времен мирового финансового кризиса 2008 года. Например Rusal упал на 26,7%, золотодобывающий «Полюс» на 8,8%, «Норильский никель» и сталелитейный “Мечел” рухнули на 10%, угледобывающая компания «Распадская» упала на 7,2%, En+ обесценился на 17, 7%, ВТБ и Сбербанк более чем на 6,7%, меньше всех подешевела алмазная АЛРОСА, бумаги которой упали на 7%.

Опыт происходившего в 2015 году ареста российских активов по делу “ЮКОСа” показал, что у российской ювелирной и алмазной промышленности есть запас прочности и большой шанс обходить санкции. В то же время, российская металлургия титана с очень высокой долей вероятности может рухнуть под давлением санкций и повторить грустный путь производителей алюминия.

Фото: EPA/UPG