ГлавнаяМир

Польский урок

Поляки очень трогательны в своем трауре. Тысячи свечей у Президентского дворца в Варшаве, у дома, где жила президентская чета, и десятки тысяч людей вдоль всей трассы следования автомобиля с телом президента.

Владимир Павлив Владимир Павлив , журналист, председатель Галицкого дискуссионного клуба «Мытуса»
Польский урок
Фото: EPA/UPG

А также – сгорбленные старушки с тюльпанами в дрожащих руках, молоденькие харцерки (скауты), деловито расставляющие свечи и собирающие от граждан в охапку букеты цветов, взрослые мужчины, не стыдящиеся своих слез, сдерживающие слезы ведущие прямых трансляций в теле- и радиоэфирах. Вместе с тем, это страдание на виду у всего мира – ведь у Президентского дворца установлены десятки телекамер с разных стран – полно достоинства. Это производит впечатление.

Фото: EPA/UPG

«Łączymy się w bólu» – «Мы едины в нашей боли» – этой словесный штамп пришлось услышать десятки раз от политиков и уцелевших лидеров Польши, которым первым пришлось появиться на телеэкранах с комментариями к трагической новости. В значительной мере этот штамп передает действительное состояние большинства людей. От множества знакомых поляков приходилось слышать что-то вроде «Я не любил Качиньского, но сейчас я скорблю, ведь погиб президент моего государства». Эта невообразимая по масштабам и уровню трагедия действительно объединила и заставила задуматься очень многих и очень разных поляков. И политических оппонентов, которые считали братьев Качиньских чуть ли не самой большой проблемой страны; и рядовых граждан, которые протестовали против намерений правительства купить новые самолеты для первых лиц государства; и журналистов, которые в погоне за сенсацией способствовали разжиганию политических скандалов и образованию атмосферы непримиримости и даже ненависти. Все это вследствие катастрофы вышло на первый план, на всеобщее обозрение.

Но не только плохое. Неожиданный уход десятков представителей государственной и политической элиты продемонстрировал также те позитивы, о которых теоретически было известно. Во-первых, то, что польское государство работает нормально – должностные функции большинства погибших немедленно начали выполнять те, кому это положено по Конституции. Во-вторых, обезглавленные Вооруженные силы никто не приводил в какие-либо особенные режимы, ведь Польша как член НАТО и член цивилизованного европейского сообщества государств надежно защищена от внешних посягательств. В-третьих, в польском обществе, несмотря на классовые разницы и политические противоречия, нет влиятельных групп, которые хотели бы использовать происшествие для обострения ситуации внутри страны. В-четвертых, по мнению как польских, так и зарубежных экспертов, трагедия также вряд ли скажется на показателях биржи и на колебаниях польской валюты – экономика и финансовая система функционируют стабильно.

Все это не означает, что в Польше нет проблем, и часть из них нужно решать немедленно. Глава Национального банка Польши оставил после себя конфликт между руководством НБП и Советом финансовой политики, касающийся в частности раздела прибыли банка. К тому же страна находится в нелегком процессе подготовки к переходу со злотого на евро. В чью пользу теперь будут решены эти проблемные задания?

Деликатным вопросом теперь становится и дальнейшая внешняя политика Польши, особенно отношения с Россией. Не секрет, что польско-российские отношения лежали в основе непримиримых противоречий между либеральным премьером Дональдом Туском и ультраправым президентом Лехом Качиньским. Эта рознь, в частности, была поводом для того фатального путешествия Качиньского в Катынь через несколько дней после встречи там Туска и Путина. Цинично говоря, теперь некому помешать Туску реализовать политику сближения с Россией, но как этот «цинизм» будет воспринят польским обществом?

Фото: ruvr.ru

На все эти проблемные вопросы накладывается и приближение президентских выборов. Согласно польскому Основному Закону, принявший полномочия главы государства спикер Сейма Бронислав Коморовский должен на протяжении двух недель объявить новые выборы, а провести их необходимо в течение двух месяцев. «Я не представляю себе избирательной кампании в этой ситуации», – повторяют друг за другом партийные лидеры разных политических сил. Ведь неформальная избирательная кампания уже велась. Было известно, что лидерами предвыборной гонки станут три кандидата: Бронислав Коморовский от либеральной Гражданской платформы, Лех Качиньский от правой партии «Право и Справедливость» и Ежи Шмайдзинский от левых сил. Два последних погибли в авиакатастрофе, а первый уже получил президентские полномочия согласно Конституции. «Политика – это всегда борьба и взаимные нападки. В этой ситуации нам нужно провести кампанию без взаимных нападок», – сказал в телеэфире первый премьер-министр независимой Польши Тадеуш Мазовецкий.

Бронислав Коморовский

Фото: www.makfax.com.mk

В большинстве комментариев по поводу будущей избирательной кампании звучит надежда, что политики и пресса будут большее внимание уделять позитиву: конструктивным моментам программы кандидата, а не критике его былых промахов; оценке положительных предложений, а не поискам компромата. В общем, складывается впечатление, что все понимают, что в результате сложившейся ситуации именно за Гражданской платформой останется на ближайшее время и президентская, и правительственная власть. Но все требуют, чтобы оформлена эта победа была достойным образом, без оскорбления и унижения в большей мере пострадавших в катастрофе оппонентов – ведь катастрофа унесла жизни значительной части партактива «ПиС».

Подтвердятся ли эти предположения, станет видно довольно скоро. Президента Качиньского похоронят в воскресенье, 18 апреля, тогда же закончится объявленный в стране траур. И только тогда все смогут увидеть, справляются ли польские элиты с теми вызовами, которые поставили перед ними трагические события 10 апреля 2010 года.

Владимир Павлив Владимир Павлив , журналист, председатель Галицкого дискуссионного клуба «Мытуса»