ГлавнаяОбществоЖизнь

Soft power, или Как я стала главной по уточкам

Возле моего дома строят новый дом - на месте озера/болота, каких раньше было много на Позняках. Сейчас водоем засыпают, при этом гнездовья уток и чаек уничтожаются. Мне стало жаль птичек, и я решила попросить народ о помощи в решении вопроса.

Фото: Макс Требухов

Пост в ФБ с призывом спасти уток и вопросом, можно ли их переселить на другое озеро, вызвал интерес моих коллег, я сделала по ситуации настоящую новость на LB.ua. Новость пошла гулять по сайтам, а перепост моей записи в ФБ-сообществе интернет-издания DreamKyiv вызвал поток отзывов небезразличных киевлян прямо мне в личку.

Тут я узнала первую интересную вещь: “суки зажрались” и “банду геть!” люди пишут только в публичных комментариях. А по конкретному вопросу и в личку мне поступали слова поддержки, советы, в какие организации можно обратиться, и предложения помочь с контактами. Писали простые люди, то что называется “горожане”.

Один из помощников местного депутата написал, что “вопрос на контроле”. Но я давно в теме работы власти и рассматриваю официальные запросы только как страховочное средство. Как минимум, потому что это очень долгая история, а тут утиные дети гибнут.

Благодаря консультациям специалистов, я выяснила, что переселение отменяется, надо искать застройщика и давить на него с просьбой подождать утиного совершеннолетия. Я решила пока не собирать митинг из людей в балаклавах “Утиные истории”. Списалась с “Товариством охорони птахів” - они высказали готовность помогать организационно, а если дело будет затягиваться, провести акцию протеста.

Я проверила, живы ли утки, и не бросили ли они птенцов, спасаясь от ужасов работающей техники. Нет, выводки резвятся на водоеме, а ребята-строители уже даже знают двух мам-уток по именам. Это, а также дивное пение соловьев в вырезаемой роще у озерца, меня приободрило и вдохновило.

По другой линии мне дали контакт помощника Кличко, к которому я и не замедлила обратиться. “Помощник”, правда, оказался советником и вообще довольно крупным бизнесменом, что, к его чести, не помешало ему ответить оперативно и пообещать заняться вопросом. На мою ремарку “надеюсь, простота вопроса вас порадует, а не насмешит”, советник с явным облегчением ответил, что побольше бы таких, а не побоищ, и чтоб обращались до, а не после.

“На окружение Кличко надейся, а сам без дела не сиди”, - подумала я и начала искать собственника участка самостоятельно. Чтобы просто позвонить ему и попросить подождать с засыпкой озера. Вдруг он просто не знал про утят?

Поиски осложнялись тем, что паспорта объекта на месте не было, и даже адрес локации выяснить проблематично - озеро и четыре улицы рядом. Но вскоре выяснилось, что один депутат Киевсовета уже тоже обратил внимание на странную застройку и нашел собственника участка. Им оказалась - тадаммм - Киевская горгосадминистрация. Ага, смешно, я тоже подумала, что никогда не угадаешь, насколько знакомое лицо может оказаться у анонимного злодея.

Участок был выделен Киевскому инвестиционному агентству, которое построит с инвесторами там дом, а городу за это будет какая-то часть квартир, в том числе для пострадавших от аферы “Элита-центр”. (Хотя под эгидой компенсации этим пострадавшим в Киеве уже был застроен не один спорный участок).

Общий вид на озеро
Фото: www.facebook.com/PoznyakiOsokorkiHarkovsky
Общий вид на озеро

Подумав, что, возможно, с таким оборотом событий очень вежливый и приятный советник мэра, обещавший мне помощь в утином вопросе, может и не захотеть лишнего шума вокруг родной стройки, я решила обратиться все же лично к застройщику.

Как же его узнать, не нарываясь на оборону киевского инвестагентства? Вероятнее всего, у депутатов. Написала в ФБ депутату, с которым недавно общалась по работе, сказала “утки не ждут, помогите”, он - вот хороший человек, дай Бог здоровья - в течение нескольких минут выслал данные по заказчику работ и его подрядчику (никакой гостайны, просто документы, гласно проходившие в комиссиях совета, но я бы до них могла идти неделю).

Дальше дело техники. Реквизиты предприятия, снова коммунального, есть, гугл тоже - нашлись телефоны. Поблуждав по телефонам служб продажи и смежных подразделений строительной компании, нахожу телефоны руководства, звоню главному - хронически гудки “занято”, - ну что ж, пройдемся по замам.

Набрала Николая Ивановича с симпатичной фамилией Лесик, честно представляюсь журналистом и скороговоркой кричу: “Но вы не бойтесь!!”. Кричу, потому что знаю, что сейчас последует: “Все вопросы к нашей пресс-службе/у нас есть зам по работе с общественностью/я не уполномочен давать комментарии”. Примерно весь комплект я и услышала, но прорываюсь сквозь стену: “Я не для статьи! Я про стройку, но я не против!”. Пока начальник переваривает эти противоречивые посылы и не бросает трубку, быстро рассказываю, о каком объекте идет речь, адрес, какие работы меня беспокоят. Николай Иванович делает последнюю попытку отбиться: “У вас там были общественные слушания! И вообще, громадскисть - это к другому заму”.

“Но я про уток! У них птенцы!”, - из последних сил пищу я, и голос собеседника из угрюмо-бесцветного превращается в адекватно-рабочий, а язык общения сменяется родным: “Про качок я знаю, так, там є малеча, бачив”

Я объясняю, что на болотистом озерце гнездуются еще и чайки, по слухам - куропатки, точно соловьи и наверняка кто-то из водоплавающих животных, у всех у них сейчас малые дети, а переселить их добровольно не получится, как сказали мне специалисты, надо подождать пока вырастут. “Місяця півтора?” - по-деловому интересуется замначальника. “Хотя бы”, - радуясь понимаю вопроса, отвечаю я.

Фото: Макс Требухов

Николай Иванович пытался убедить меня, что в этом году засыпать озеро они не планировали, потому что сначала нужно провести геолого-разведывательные подготовительные к основным работы, а сейчас готовится просто островок для выполнения этих задач. В целом это логично, но вы же знаете, что доверяй, но проверяй. Поскольку выяснилось, что методом телефонного тыка я нашла именно нужного мне зама, который курирует именно нынешний этап работ, я пять раз повторила, что в озеро сыплют и сыплют, ночами грохот стоит, и не похоже, что это только для будки разведывателей. Зам обещал завтра же съездить лично проконтролировать. Я контрольно трижды сказала “утки-малыши-совсем немного подождать” и его ответ выглядел как “вполне реально”.

Я разрываюсь между неверием чиновникам и верой в людей, поэтому напоминаю о контроле вопроса советнику мэра и пишу вместе с “Товариством охорони птахів” официальное письмо на имя руководителя “Житлоинвестбуда” с описанием экологической проблемы и рекомендациями по ее решению. Пусть все же мое обращение будет задокументировано.

Тем временем, советник мэра информирует о ходе вопроса смс: “решен на 90%, позже объясним детали”. Предполагаю, что и 90% - небольшое преувеличение, но благодарна за участие и настойчиво рекомендую мэру Кличко обратить ситуацию в свою пользу, не дожидаясь, пока ее раскрутят другие кандидаты попиариться перед местными выборами менее конструктивным способом.

Пока придерживаюсь мысли, что прямые обращения к фигурантам и ответственным все же эффективнее официальных запросов. А просьбы помочь и присоединиться участием дают больше откликов, чем крики “Геть!”.

Заметно также, что при умелом обращении со СМИ и использовании такого выгодного бренда как “уточки” очень легко превратить мое совершенно искреннее начинание в такой себе “День радио” “Квартета И”.

В интернете пошел вал перепечаток моей информации, иногда с несуществующими подробностями, тему хотел осветить один общенациональный телеканал в аспекте “грудью станем, защитим!”. То есть история вполне может стать самодостаточным виртуальным мемом, а борьба вестись хоть за воображаемого “бразильского двузубого чернопопика”, как в упомянутом фильме.

Фарса совсем не хочется, помочь животине - очень. Если в процессе еще и выяснится, что метод мягкой силы работает - буду счастлива. Но окончательные выводы сделаю, только когда увижу, что утки выросли и улетели. А мэрия уделит внимание всем аспектам спорной застройки.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter