ГлавнаяОбществоЖизнь

Девять месяцев безумия

На днях побывала в Главном военном госпитале на Печерске - навещала товарища по Майдану, а ныне командира роты 39-го БТО, которому мы собираем помощь.

Фото: EPA/UPG

С трудом вспоминала дорогу. Раньше была здесь лишь несколько раз, давно – во время турниров по историческому фехтованию, которые организовывали друзья-реконструкторы на этой площади рядом с Косым Капониром, во дворе Киевской крепости. Главный вход неожиданно оказался закрытым уже в 7 вечера. Пришлось возвращаться и обходить кругом, через улицу Щорса. По дороге наткнулась на черную сгоревшую машину, прикрытую ветошью - напоминание о потерях Автомайдана, в котором мы с Юрой участвовали.

Фото: LB.ua

Госпиталь очень стар. Древние постройки, арки, здания с высокими потолками и даже местами – с лепниной. На КПП юнцы в форме весело заигрывали с молоденькими девчонками, которые пришли по какому-то делу в госпиталь. На первой же арке висели часы - время на них остановилось. Ровно полночь, или полдень, кому как нравится.

Фото: LB.ua

За аркой - двое вчерашних бойцов. Герои нашего времени. Один в инвалидном кресле, с перемотанными поясничной частью и ногой. Почти не движется, но говорит, улыбается. Второй - на маленькой тачанке, в трех сантиметрах от земли. Без ног. Хлопцам лет до 25-ти... Рядом девушки в украинских веночках.

Где-то дальше звучит музыка. Пока иду - звуки гитары сменяются индийскими напевами. Подхожу – возле флага с надписью «Слава Украине! – Героям слава!» импровизированная сцена, скамеечки стоят, на них - выздоравливающие всех мастей и увечий, пенсионеры, рядом медперсонал и гости. А перед ними танцовщицы красивые в сари попами двигают, улыбаются, руками выкручивают синхронно. Индийские танцы.

Фото: LB.ua

В следующем «пролете» музыки не было. Мимо меня в компании женщины среднего возраста проходили еще трое пациентов - с виду настоящие волейболисты или баскетболисты, высокие, красивые, подкачанные. Засмотрелась – наше будущее. Как же здорово, что они живы и целы. Почти. Хотя бы видимо.

В хирургии пахло кофе, а потом какой-то затхлостью и лекарствами. В прихожей две женщины открыто и отчаянно молились над молодым парнем с перемотанной ногой. Душный воздух, пара стариков в палате...

Юра сидел в прихожей перед телевизором, похудевший и как-то поникший. Сразу не узнала. Кажется, у него на лице - лишний десяток лет.

Юра не ранен, нет. Старые болезни внезапно его одолели, пока сидел в окопах на Донбассе. Понадобилась срочная операция, а затем еще одна. Я могу лишь представить, как ему надоел душный и скучный госпиталь. Очень хочет обратно, к своей роте. Он ведь был в АТО в то время, когда рота стояла в спокойных местах, боев почти не застал. Его ребята сейчас под Иловайском, тем самым, при освобождении которого погиб Николай Березовой - стерегут блокпосты.

Читайте также: Памяти Героя

"У меня вообще эти зима, весна и лето слились в одно. Все 9 месяцев", - говорит тихо, глядя куда-то в сторону. Девять месяцев безумия. Юра, хотя здоровье пока не позволяет, очень хочет воевать. Многие уже не хотят.

Передаю слова Василия из 24-й ОМБР о военном начальстве - мол, генералы постоянно подставляют армию, «сдают» места передвижения колонн. Юра качает головой – он, конечно, знает о том, что согласованные со штабом переходы обречены на засаду боевиков. Закуривает отечественные «Прилуки».

«Такое впечатление, знаешь, будто специально пытаются всех патриотов сжить со света», - говорит то ли с раздражением, то ли с личной обидой. Отмечает, что, судя по всему тому, что он узнал от сослуживцев, половина военного начальства у нас – предатели.

Вспоминает, как обещали одеть-обуть их роту, и как пропала партия облегченных «берцев» для целого 39-го батаьона где-то на складах. Как встречали первую волонтерскую посылку от нас - ту, что с рациями и разгрузками от Анзора К. и его друзей – при этом чуть не расстреляли днепропетровских активистов, которые «пёрли, как танк» на позиции военных. Улыбается.

Авто обстрелянных днепропетровских волонтеров
Фото: Предоставлено волонтерами
Авто обстрелянных днепропетровских волонтеров

Замечательные были рации, говорит, и очень вовремя. И еще - смешную историю, как «отвоевывал» 7 кевларовых касок, что мы передали в июле, у командира 1-й роты охраны, своего коллеги, к которому они попали по ошибке. Пришлось перезванивать раз пять, пока доказал, что передача предназначалась именно его парням. А что поделаешь – там каждый верит, что посылка именно для него.

Спрашиваю, почему Юра никогда не просил привезти бойцам еды, воды или сигарет. Без особой гордости отмечает, что своих людей всегда направляет таким образом, чтобы не было подобных проблем: зайти в поселения, купить продукты. И волонтеры среди местных, помощники всегда находятся.

Юра – воин-интернационалист, когда-то служил в Афгане. Потом сделал свой небольшой бизнес, а в кризис все потерял, пришлось работать водителем в компании почтовых перевозок. В 39-й батальон попал после волонтерской работы для «Днепра-1», по рекомендации Березы, командира этого первого батальона, который собирала и экипировала команда губернатора.

Обсуждаем, как мы в попытках поскорее обеспечить бойцов амуницией потеряли две посылки, которые не дошли до Юры то из-за перехода населенных пунктов под контроль боевиков, то по причине перемещения самой роты, а потом и адресат оказался в госпитале.

Пропажи нашлись спустя месяц – Юра сообщил, что одна возвращается в Днепр, другая - в Киев. С благодарностью вспоминаем бойцов 3-го полка спецназа ВСУ, которые в сложное время доставили еще одну важную посылку с техникой, в том числе, пятью классными рациями от Александра Васильевича из Киева. А еще - Олю Голубеву, волонтера из Днепра, которая просто живет судьбой 39-го БТО. Если бы не она, может, и не было бы остальных передач.

Ольга Голубева с бойцами и подвезенной помощью
Фото: www.facebook.com/olga.golubeva.395
Ольга Голубева с бойцами и подвезенной помощью

Читайте также: Волонтеры из Днепропетровска попали под обстрел, но спасли посылки для военных

Заговорили и о легионерах с Запада, встречающихся уже по ту сторону баррикад. Юра слыхал про одного испанца - с татуировками Ленина и Маркса, искателя украинских приключений с оружием в руках, враз из европейского коммуниста превратившегося в военного преступника. "Они же всё думают, что здесь война Америки против России, - произносит Юра и мечтательно добавляет: - Если бы Америка нам помогала - это был бы совсем иной расклад!"

Я в ответ с сожалением вспоминаю случившийся накануне разговор с подругой об осаде Сараево в 90-х, которая длилась три беспощадных года. Только после того, как число жертв превысило 10 тысяч, США пришли на помощь и уничтожили позиции осаждающих.

Вдруг замечает у меня на плече татуировку. Спрашивает, что там – перевожу с английского: «Свобода – это Дар».

«Если успею – набью себе вот тут тризубец, - показывает на внутреннюю сторону запястья. – Так, чтоб вообще сомнений не оставалось, кто я». Я не знаю, что ответить. «Что значит, если успею?..»

Чтобы как-то переключиться, рассказываю, что мы добыли рации, как он заказывал, 15 штук маленьких, но достаточно мощных китайцев Baofeng UV-5R. Нам их прислали из Чехии, они, мол, уже в пути – спасибо Владимиру Г., жителю Праги, за такой подарок. И еще тактические очки – на пробу. «Они, конечно, нужны – и от солнца, и от пыли», - соглашается Юра. Но пока не до очков. У нас теперь есть почти 14,5 тысяч из тех денег, что собрали по объявлению на рации – направим их на тепловизор. Или на дальномеры, которые так необходимы стрелкам - они ведь разжились артиллерией. Не знаю, что раньше… Еще очень нужны кевларовые каски, хотелось бы пару десятков - но как по деньгам получится.

Показываю на фото целых 10 бинтов Целокса, что нам подарила юрист Маргарита К. Одни длинные, по 3 метра – на несколько раненых. Другие короткие, индивидуальные. Юра не просто не видел таких медикаментов вживую - он даже не знает, что это… Рассказываю, как пользоваться. Он затягивается очередной сигаретой, мечтательно произносит: «Вот бы такие, маленькие – да каждому в аптечку». Говорю, что дефицит, и дорого. Пока приняли в дар десяток, дальше будем думать.

Сейчас Юре очень нужно выздороветь. Ему очень надо туда, к своим – чтобы все успеть и выжить. Я не пытаюсь его отговаривать – только верю, что всё у нас получится, мы найдем деньги и добрых людей, меценатов. И вместе купим такие важные для стрелков тепловизор, дальномеры и шлемы. А он повезет их своей роте. И они выйдут из этой войны победителями, без потерь.

Фото: Макс Левин

Карта ПБ для целевой покупки техники и касок Стрелковой роте: 5168 7572 6034 4132 Новикова Валерия.

Общая карта для 39-го батальона (форма, берцы, другое): 5168 7572 6034 4256 Новикова Валерия.

Телефон для связи в Киеве: 0932179684.

Нелли Вернер Нелли Вернер , журналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter