ГлавнаяПолитика

Дамоклов кинжал

Михаил Саакашвили обладает уникальной способностью: привлекать к себе и отторгать от себя потенциальных симпатиков на протяжении весьма краткого времени. Причем симпатиков как активных (готовых прямо сейчас рваться в бой, выходить на улицу и т.д.), так и рядовых - на уровне «фейсбука» - сочувствующих. 

Иногда волны человеческой не/приязни накатывают на Михаила Николозовича в течении дня. 

Фото: EPA/UPG

Так, например, утром 17 сентября, многие прогрессивные индивиды - справедливо возмущенные совершенно беспредельным фактом лишения Саакашвили гражданства - его реконкистские планы если вслух и не ободряли, в глубине души надеялись: сумеет дать достойный ответ власти. Власти, уровень ненависти к которой настолько высок, что логика «враг моего врага - мой друг» срабатывает безотказно. Уже вечером - после демонстративного попрания государственного кордона, всякий уважающий себя человек случившееся осуждал. Осуждал хотя бы потому, что для сознательного гражданина государство и его символы: граница, Конституция, флаг - священны. Нельзя прорывать границу, топтать флаг, подтираться Конституцией, бросать оскорбления в лицо погранцам-бойцам АТО, которые еще полгода тому за эту самую границу, флаг и Конституцию проливали кровь на Востоке. Нельзя, просто невозможно. Даже если высшая власть твоей страны погрязла в коррупции, жонглирует той же Конституцией, как цыган солнцем, саботирует реформы, зарабатывает на потоках и тд. Нельзя, потому что - в противном случае - чем каждый из нас от ее представителей отличается? 

Первыми от Саакашвили «технично отстроились» временные попутчики - депутаты, сопровождавшие его в "Шегени", Краковце. Его идейных сторонников и функционеров «Руха новых сил» сие, конечно, не коснулось. Первые - причем в немалом количестве - существуют. Вторые рассматривают РНС как стартовую площадку собственной политической карьеры и - уже в ближайшее время - депутатства. 

Какой была реакция Саакашвили? Дословно: «Я ничего не прорывал, люди сами меня вынесли». 

Фото: EPA/UPG

Следующая дата - 5 декабря. Когда утром поступила информация о штурме квартиры Саакашвили, к подъезду дома на Костельной собрались не только его ближайшие сподвижники - защищать лидера. Там были (как бы кто во власти с этим не спорил, не отрицал) и рядовые киевляне. Те самые «рассерженные горожане», что составляют ядро любого серьезного протеста. Рассерженные откровенным произволом, отсутствием внятных объяснений со стороны силовиков. Логика проста: дело ведь не в Саакашвили, сегодня - он, завтра - любой из нас. Плавали, знаем. 

Но уже к вечеру - после выступления Генпрокурора Луценко в ВР - ситуация кардинально изменилась. Не в пользу Михо. Конечно, с прозвучавшими обвинениями еще предстоит разбираться - фактово их обосновывать, доказывать вину и т.д. Многие верить в прозвучавшее попросту отказывались - нормальная защитная реакция; хотя всякому, наблюдающему украинскую политику не по телевизору и не первый год, все ясно и очевидно, правовых процедур никто не отменял. Безусловно, сам Михаил Николозович мог бы очень быстро расставить точки над  «і» - объясниться по сути. Именно к этому его призывали лидеры мнений, те самые народные депутаты-ситуативные «попутчики» (в который раз продемонстрировавшие просто-таки спринтерские темпы «переобувания в воздухе»). Но он этого, разумеется, не сделал, заявив, что никакого Курченко «знать не знает». Наверное, так же, как и Игоря Коломойского, которого еще год тому называл врагом Украины номер один, а совсем недавно - мило общался с  ним и Александром Онищенко в Женеве. 

Тем не менее, когда Саакашвили «приняли» и закрыли на Аскольдовом, в воскресение в центре Киева собрался самый многочисленный - со времен окончания Революции Достоинства - митинг. Не столько в поддержку персонально Саакашвили, сколько - базовых гражданских прав каждого из нас. Первое отказывались понимать сторонники бывшего грузинского Президента. Второе - украинская власть. 

Первые непоколебимо уверены в святости и абсолютной правоте своего кумира (как когда-то многие из нас были уверены в святости и абсолютной правоте Виктора Ющенко). 

Вторая всякий массовый протест - будь то борьба против незаконной застройки где-то на Осокорках или марш РНС - классифицирует исключительно как «проплаченное сборище». Именно в таких дефинициях. Что ж, «папередники» тоже так думали, мы знаем чем это закончилось. Более того, в 2001-м - когда вспыхнула «Украина без Кучмы» (а именно на нее была похожа акция в прошлые выходные) тогдашние властьимущие рассуждали аналогично. Да, от «Украины без Кучмы» до Оранжевой революции прошло немало времени, но именно она заложила основу для событий 2004-го. 

Фото: Сергей Нужненко

И вот, наконец, 17-е декабря. От мирного шествия к Майдану до безумной попытки взять Октябрьский дворец. От прямых призывов Саакашвили к штурму, до бредовых россказней о том, что «мы просто хотели арендовать комнату, провести мероприятие, но нас подставили» и т.д. 

Смотреть с 12-й минуты

У каждого, кто видел картинки штурма, не осталось сомнений: именно так ведут себя мирные демонстранты, «внезапно» решившие «арендовать комнату».

В итоге - по результатам внутренних разборок в РНС - «крайним» решено было «назначить» Егора Соболева. О чем собеседники - из числа лидеров это политсилы - истово убеждают журналистов. С другой стороны: ну, а почему не Соболев? Еще бы Семенченко назначили - невелика разница. 

Фото: Сергей Нужненко

В этом же ряду - известие о попытках Михаила Николозовича «замириться» с Петром Алексеевичем. Попыток, в реальность которых его истовые сторонники, разумеется, не поверили («этого не может быть просто потому, что не может быть!», «покажите письмо» и т.д.). Но которые вполне объяснимы. 

Как всякий живой человек, Саакашвили переживает, в первую очередь, о собственной будущности. Перспективы уважаемого профессора какого-нибудь западного университета для него слишком скучны (что сам признавал много раз). Возвращение в Грузию - губительно. Тогда как вопрос депортации может решиться уже в ближайшие месяцы. 

Михаил Николозович экспрессивен, вспыльчив, но вовсе не глуп - он это прекрасно понимает. Потому вынужден действовать. На этом этапе - так, да. Не потому, что он - проигравший. Просто обстоятельства складываются не в его пользу (чему он сам частенько способствует). 

Да, завтра ситуация может кардинально измениться. Кардинально. Вот только до этого «завтра» еще необходимо дожить. И сохранить себя. Свои позиции. Политика - искусство компромисса. 

Петр Алексеевич сие тоже осознает. Как и то, что Михо нужен ему здесь, в Киеве. Максимально ослабленный, скомпроментировавший не только свою политсилу, но и всех «примкнувших». Опорочивший оппозицию (особенно внепарламентскую) как класс. Нивелировавший саму идею мирного протеста, превращая его в форменное шапито.

Фото: Сергей Нужненко

Чего не понимает Саакашвили, так это разницы между казаться и быть. Майданы не бывают заказными. Пытаясь «воспроизвести» протест зимы 2013-2014 годов с точностью до деталей - начиная с лозунгов и заканчивая сценариями воскресных вече, теряет главное - суть протеста. Как верно подметил один умный человек: украинцы восстают всякий раз, когда их лишают будущего. Будь то право выбирать себе президента или двигаться в Европу. 

Всякий, выходивший на стылые площади в 2004-2005 и 2013-2014-м помнит, насколько разнились эти два протеста. В отличие от событий середины нулевых, четыре года назад люди четко знали: «коронование» того или иного претендента «на царство» всех проблем не решит. Скорее, даже наоборот. Общество и радо было бы удовлетвориться быстрыми результатами, четким разграничением на «черное и белое» (откровенно говоря, многие тяготеют к этому до сих пор), но очень быстро стало понятно, что это попросту невозможно. 

Именно поэтому каждого из тех, кто видел себя «единым кандидатом» в 2015-м (да-да, президентские выборы, если вы забыли, должны были состояться в 2015-м), периодически то освистывали, то из огнетушителя поливали

Всякий раз - по заслугам. 

Именно в ответ на неспособность политиков четко сформулировать программу реформ, пошаговый план перемен, объединения и спасения страны - граждане взяли эту ответственность на себя. Одной из форм проявления стало мощное волонтерское движение, буквально сохранившее Украину в 2014-м, 2015-м, оберегающее и поныне. 

Еще одна составляющая - перманентная борьба старого с новым: борьба за вхождение в исполнительную и законодательную власть новых людей - не поденщиков, не доморощенных миссий, не «монополизаторов правды» - но настоящих профессионалов. 

Борьба за независимые СМИ. 

За возрождение среднего класса.

Фото: Макс Левин

Против круговой поруки, кумовства, сохранения потоков. 

Борьба за то, чтобы социальные лифты заработали полноценно и для всех, а не только от избранных. Причем как с низового уровня - в образовании, так и до высот верховной власти. 

Каждый шаг этой борьбы дается непросто. Очень непросто. Он требует времени и усилий. Подразумевает выборы. Причем не одни. В широком смысле. От мониторинга комплектации Верховного суда до тотальной замены тех, кто лгал три года назад и продолжает делать то же сегодня, будучи убежденными в своей вечности и непогрешимости.

Сей путь влечет неизбежные жертвы. Часто - глупые, ненужные, необоснованные. Ведь желающие разорвать Украину на куски выстроились не только вдоль восточных границ, но периодически маячат и на западных. От того-то каждый шаг так дорог, каждый - приближает свет в конце тоннеля. Как известно, самая темная ночь всегда перед рассветом. Но рассвет настанет неизбежно.

Соня Кошкина Соня Кошкина , Шеф-редактор LB.ua
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook