ГлавнаяЭкономикаБизнес
Спецтема
Коррупция - СТОП!

В каких портах тише

Контейнерные заторы в Одессе и Ильичевске вынуждают международные компании переориентироваться на болгарские и румынские порты.

«Зря вы к нам зимой приехали. Знаете, как красиво здесь летом?» — такими словами встретил журналистов сотрудник таможенного поста «Ильичевск». Мне кажется, эту фразу я уже где-то слышала… Точно — несколько часов тому назад в Одесском порту. Там сотрудник местной таможни разрешил на пару минут залезть в кабину большого белого сканера, чтобы погреться. Два сканирующих аппарата украинским таможенникам подарили американцы, чтобы не допустить транзита через нашу страну наркотиков и оружия. «Сидите, грейтесь, пока порты и грузы стоят. Это у нас редкая возможность. В последний раз такое было в сентябре прошлого года», — сказал оператор и включил сканер.

Порты Одесской области стоят, пока их проверяют Государственная таможенная служба Украины (ГТСУ) и Служба безопасности Украины (СБУ).

Стоп-груз

В последний раз такая проверка проходила в середине января. В Одесском и Ильичевском портах специальная комиссия СБУ ввела стопроцентный досмотр грузов, ввозимых через Южную таможню. Из-за ужесточения процедуры ведущие контейнерные терминалы стали работать медленнее. На таможенное оформление и выпуск контейнеров потребовалось больше времени. А это фактически заморозило работу портов.

Когда проводилась проверка, в припортовых зонах простаивало около семи тысяч контейнеров. По данным Одесского порта, в сутки разгружалось лишь 10–20 контейнеров при традиционной пропускной способности портов в 500 единиц. «Из портов не выпускали уже оформленные грузы. Сотрудники СБУ просто забирали у импортеров документы и вынуждали их ждать до тех пор, пока не закончится проверка», — рассказал директор экспедиторской компании «Югавтотранс» Сергей Кислицкий. Усиленному контролю не подлежали только транзитные грузы (в Ильичевском порту они составляют немногим более десяти процентов всего грузопотока) и контейнера крупных импортеров — заводов-гигантов.

Вскоре после начала «портового затора» профсоюзы обоих портов развернули активную информационную кампанию против СБУ. «За последние два года это уже четвертый случай, когда порты фактически останавливают свою работу. В сентябре минувшего года к остановке привел визит сотрудников центрального аппарата таможенной службы, на этот раз — СБУ. В результате порты и транспорт несут убытки», — возмущен представитель Ассоциации международных автомобильных перевозчиков в Николаевской и Одесской областях Дмитрий Сергиенко.

По словам участников рынка, из-за январской проверки в три раза возросла стоимость оформления грузов. Во-первых, импортеры были вынуждены оплачивать их хранение в портах, а во-вторых, платить штрафы (демередж) за использование контейнеров свыше установленного бесплатного срока. У большинства мировых операторов контейнерных перевозок бесплатное время пользования контейнерами составляет от пяти до 12 дней. Причем отсчет начинается с момента выгрузки контейнера с судна.

Сергиенко утверждает, что в случае, если перевозчики исчерпают этот лимит, ежедневный простой каждого контейнера обходится предприятию в сумму от 100 до 500 долларов. «Аргументация контрольных служб примитивна: они, дескать, бюджетные организации и не имеют средств на компенсацию простоя бизнесменов. Логика убийственна — несмотря на то, что контрольные проверки ничего не дали, компенсируйте все свои убытки сами», — отмечает он.

Сотрудники СБУ покинули Одесский порт 26 января. Экспедиторы и перевозчики вздохнули с облегчением. Им и сейчас непонятно, зачем и кому всё это было нужно. Ведь никаких официальных объяснений по этому поводу они так и не получили. Кроме того, о результатах проверки до сих пор ничего не известно. «Итог неутешителен. За 12 дней была полностью подорвана работа портов, недополучены огромные суммы в госбюджет, предприниматели понесли немалые убытки. А главное — мы до сих пор не знаем результатов проверок», — сетует член общественного совета при Южной таможне Галина Вдовина.

Она также сообщила, что в пик простоя, когда истекли все сроки бесплатной стоянки для операторов контейнерных перевозок, таможня назвала новые, неофициальные тарифы на таможенное оформление за короткий период. «Перевозчики и экспедиторы оказались в безвыходном положении. Помимо штрафов за 12-дневную задержку, появились еще и теневые счета, не уплатив которые они вынуждены были платить за простои. Ведь товар попросту не выпускали», — пояснила Вдовина.

«Ящики» на досмотр

Возобновить полноценную работу портов, говорит Сергиенко, удалось только в феврале. «Коррупция в портах существовала веками. Но то давление, с которым мы столкнулись в январе, — эксклюзивный рэкет. Одесские таможенники ссылались на указания сверху. Мол, требования по взяткам за каждый контейнер им спустили из Киева. Естественно, бизнес не согласился с такими поборами. Разразился скандал. А дальше — серия писем, жалоб, встреч с местной властью, в результате чего таможня от новых тарифов отказалась», — добавляет он.

Для таможенников простои в портах закончились большой кадровой ротацией. К примеру, в качестве публичной «казни» бывшего начальника Южной таможни Владимира Григорьева перевели из теплого региона на таможню в Киевской области. Фактически Григорьев просто поменялся местами с Татьяной Бойченко, которую из столицы перевели работать в Одессу.

Таможенники заявляют, что сложности в портах связаны с усиленными проверками СБУ, которые проводятся в рамках борьбы с контрабандой. А слухи о коррупции пускают те, кто не заинтересован в таких проверках. В Одесском управлении СБУ говорят, что южные морские порты в последние годы стали прибежищем для контрабандистов всех мастей. Среди аргументов правоохранителей — занижение цен на грузы, махинации с акцизными товарами, перевозка наркотиков. По данным СБУ, проверочные мероприятия возымели действие. Правоохранители выявили 168 случаев нарушения законодательства, в бюджет доначислено 9,3 млн гривен. Хотя сумма указывает на провальность акции, ведь Одесский и Ильичевский порты за один месяц обрабатывают по 50 тыс. TEU (Twenty-foot Equivalent Unit — единица измерения, равная объему стандартного двадцатифутового контейнера). И если учесть, что таможенных платежей с одного такого контейнера набирается минимум на тысячу долларов, то в месяц набегает 50 млн долларов. А тут доначисление составило всего 1/43 этой суммы…

«В последнее время прослеживается тенденция, характерная для хозяйственных грузов. Большинство из них оформляются не в Одессе, как раньше, а уходят на внутренние таможни страны. Согласно статистике, на Южной таможне оформлялась только треть всех контейнеров. Для ужесточения контроля именно над этой категорией импортеров и были проведены январские мероприятия. Ведь только вскрыв контейнер, мы можем констатировать факт нарушения», — рассказывает Григорьев.

Главное, чего удалось достичь в результате проверок, считают таможенники, — это появление новых наименований товаров, которые раньше в Украине вовсе не декларировались. К примеру, если раньше в контейнере было три-четыре позиции, то сейчас данная цифра выросла в среднем до 15–20, а иногда и до 40 наименований. Сами таможенники не комментируют причину активности сотрудников СБУ. «Это отдельная служба. У нее свои планы, связанные с теми мероприятиями, которые проводились в январе», — говорит Григорьев.

Сегодня доля тщательно досматриваемых грузов равна двум-трем процентам. При этом транзитные грузы досматривают редко. Исключение составляют контейнера нескольких видов: «ящики» со спиртом, идущие на Молдову, поскольку к месту назначения часто приезжает вода, и контейнера, идущие из наркоопасных направлений — Латинской Америки (в первую очередь Эквадор и Колумбия) и Африки (особенно Гана).

Смена курса

«Ныне ни у кого нет уверенности в том, что ситуация с остановками портов опять не повторится. А кто ответит за простои контейнеров? Нас беспокоит тот факт, что задержки случаются с какой-то определенной периодичностью», — отмечает генеральный директор Ассоциации международных экспедиторов Юрий Приходько.

В сентябре прошлого года, когда в портах сложилась похожая ситуация, премьер-министр Николай Азаров запретил досматривать транзитные грузы, а длительность проверки всех остальных контейнеров обязал сократить до двух часов. Однако это не помогло. «Мы не знаем, за сколько и когда сможем вывезти контейнер. Машина может простоять в порту сутки-двое, иногда неделю. Сегодня идеальное время оформления грузов в Одесском и Ильичевском портах — десять часов», — жалуется Кислицкий.

В конце февраля президент подписал Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по осуществлению предварительного документального контроля в пунктах пропуска через таможенную границу Украины». Документ вступит в силу 30 мая нынешнего года. Он призван уменьшить временные затраты на контрольно-экологические службы во время оформления грузов на внешних таможнях. Функции, которые раньше были у санэпидемстанции, фитосанитарных и экологических служб, теперь переходят таможне. Участники рынка и таможенники данную инициативу оценивают положительно. Ведь подобные службы часто находятся за пределами пункта пропуска, дополнительные неудобства доставляет график их работы.

Этот закон — первая ласточка будущего нового Таможенного кодекса. Сейчас законопроект обсуждается в новосозданном Комитете Верховной Рады по вопросам финансов, банковской деятельности, налоговой и таможенной политики. Основные новации документа — электронное декларирование, принцип «единого окна», развитие системы контроля пост-аудит, четкие правила определения таможенной стоимости товаров, отмена уголовной ответственности за контрабанду.

Опрошенные «Экспертом» таможенники, экспедиторы и перевозчики едины во мнении: такие проверки существенно подорвали имидж Украины как транзитного государства, а также увеличили заработки портов других стран. «События в январе этого, а также в сентябре минувшего годов переориентировали многих международных перевозчиков на конкурентные украинским порты вроде Констанцы (Румыния) и Варны (Болгария), откуда товары с помощью наземного транспорта или железной дороги уже доставляются в Украину», — считает заместитель начальника таможенного поста «Ильичевск» Алексей Орлов. Некоторые китайские товары импортируются к нам из польского Гданьска и немецкого Гамбурга.

Неразбериха в украинских портах повысила привлекательность таких не приспособленных под перевалку всех типов грузов портов, как Новороссийский морской торговый порт (РФ). Теперь он может составить конкуренцию Одесскому и Ильичевскому портам. «На первых порах, когда только начинались контейнерные перевозки, украинским портам не было альтернативы. Сегодня Украина сама плодит себе конкурентов, поскольку у международных компаний нет гарантий, что груз будет доставлен в срок», — резюмирует Кислицкий.

Досмотр-минимум

Владимир Григорьев, и. о. начальника таможни Киевской области, бывший начальник Южной таможни ГТСУ:

— Премьер-министр Азаров осенью прошлого года подписал поручение по упрощению процедур контроля грузов, пассажиров и транспортных средств в морских торговых портах. В документе сказано, что руководитель ГТСУ должен запретить проведение таможенного досмотра транзитных грузов (кроме особых случаев). Все остальные грузы, согласно поручению, осматриваются не дольше двух часов на один контейнер.

Сегодня мы сводим досмотр до минимума. На других таможнях декларацию можно оформить примерно за полчаса. Но в южном регионе есть своя специфика, связанная в первую очередь с технологией досмотра контейнеров. Ведь здесь субъект и объект внешнеэкономической деятельности, а также место оформления груза находятся в разных местах. В результате возникает проблема оформления декларации, особенно связанной с автомобильным транспортом, который оформляется в режиме «импорт» (то есть происходит «растаможивание». — «Эксперт»).

Когда груз однородный и понятный, декларацию сырьевой группы можно оформить в течение 10–15 минут. Досмотр контейнеров, где есть 15–20 и даже 30 наименований, требует больше времени: нам нужно хотя бы убедиться, что все эти наименования там есть. Дополнительного времени требует и проверка стоимости каждого наименования.

Секретная база

Андрей Кузьменко, директор контейнерного терминала ТИС:

— По имеющейся информации, машины, которые выпустили с портов, сегодня стоят на таможнях внутри страны — в Киеве, Донецке, Днепропетровске. Их хотят вернуть обратно в Одессу и Ильичевск.

Подобные ситуации возникают в основном по двум причинам. Первая — отсутствие четкой системы определения таможенной стоимости товаров. Современная методика не выдерживает никакой критики. Таможня не принимает к рассмотрению абсолютно безупречные документы. Соответственно, импортеры, никогда не прибегавшие к методам занижения таможенной стоимости, вынуждены платить таможенную пошлину, исходя не из своих реальных расходов, а из цифр, содержащихся в некоей базе данных ГТСУ.

Вторая причина в том, что декларирование импорта и экспорта проходит на основе секретной базы индикативных цен. К ней нет доступа, а значит, изменения туда вносятся абсолютно произвольно самими таможенниками. Сегодня килограмм какого-то определенного груза по базе может стоить один доллар, а завтра — два. При этом таможня по-прежнему не может аргументировать, почему базы данных хранятся в секрете. Эти сведения надо выложить в Интернет, чтобы импортеры заранее знали, сколько будет стоить оформление.

КОММЕНТАРИЙ

Светлана Крюкова

Граница на таможенном счетчике

Прекратить откровенный саботаж при таможенном оформлении импортных и транзитных грузов, провести комплексную реформу таможенного ведомства, а в результате уволить с должности руководителя Гостаможслужбы Игоря Калетника — такие требования выдвинули в своем открытом обращении к президенту одесские предприниматели. Причиной их гнева стал очередной «портовой застой» на Южной таможне. Жители Одессы до сих пор обсуждают шинели сотрудников Службы безопасности, внезапно атаковавших Одесский и Ильичевский порты. Одесситы предрекают, что в следующий раз на растаможку приедут другие «шинели» — сотрудники Государственной налоговой службы.

Заторы на таможне — яркое свидетельство несовершенства украинского законодательства. В частности, это касается ответственности чиновников за понесенный частным бизнесом ущерб. Время проведения таможенной, фитосанитарной и прочих проверок фактически не лимитировано, поскольку законодательство позволяет таможенникам приостановить досмотр в любое время и по какой угодно причине. Например, несколько суток может решаться вопрос взятия проб товара из-за подозрения в том, что он не соответствует заявленным позициям. В итоге грузы простаивают неделями, что задерживает работу портов, импортеров, самих таможенников. Из-за отсутствия четких временных сроков оформления контейнеров таможенные инспекторы имеют возможность шантажировать предприятия. И это происходит не только на таможне — разве мало у нас в стране случаев, когда инспектор (чиновник) «уходит на обед» без лишних пояснений. Его намек хорошо известен: «ускорь мою реакцию».

Острая проблема затягивания таможенного оформления никоим образом не учтена в проекте Таможенного кодекса. Понятно почему, ведь законопроект писали специалисты Государственной таможенной службы Украины, а подал его на рассмотрение соратник главного таможенника Калетника по партии коммунист Евгений Царьков.

Основная проблема ГТСУ не в тексте кодекса и не в пробках на границе, а в резко выросшем объеме неформальных платежей, требуемых с предпринимателей. Опрошенные «Экспертом» бизнесмены, регулярно занимающиеся таможенным оформлением грузов, отмечают новую тенденцию в формировании так называемых неформальных платежей. При прошлом правительстве взятка складывалась по принципу пятьдесят на пятьдесят, то есть половина суммы занижения таможенной стоимости товара доставалась таможеннику, а другая половина — импортеру. Сейчас таможенники установили твердые завышенные расценки по всем ключевым категориям импорта, от цветов до обуви. При этом от взятки нельзя уклониться, даже задекларировав действительную импортную стоимость товара.

Миллионы долларов теневых платежей отправляются в центральный офис таможни и возбуждают аппетит у политических союзников коммунистов. Дело в том, что в течение года после назначения Игоря Калетника главой Гостаможслужбы ряды большинства пополнили десятки перебежчиков, и значение коммунистической фракции в парламенте для партии власти во многом нивелировано. Не исключено, что именно это, а не сложности предпринимателей приведет к смене власти на таможне. По информации «Эксперта», портфель главного таможенника остается у Калетника лишь потому, что чиновник-коммунист должен довести до конца начатое — завершить процедуру импорта газа для разрешения конфликта между НАК «Нафтогаз України» и RosUkrEnergo в интересах бизнесмена Дмитрия Фирташа. По сведениям председателя правления «Нафтогаза» Евгения Бакулина, во исполнение решения Стокгольмского арбитража уже передано около семи миллиардов из намеченных 12,1 млрд кубометров; передается газ, поступающий от «Газпрома».

Преемника Игоря Калетника уже подыскивают, один из главных претендентов — Игорь Рыбаков, бывший бютовец, глава фракции перебежчиков «Стабильность и реформы». Но не исключено, что пост главы таможни займет кто-то близкий к семье президента, как и при назначении на должность руководителей НБУ и налоговой службы.

Автор: Екатерина Сыченко

Также о коррупции в Ильичевском и Одесском портах читайте в материале Дениса Кормышова "Портовая "лихорадка" ушла, но обещала вернуться".

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter