ГлавнаяЭкономикаБизнес

Александр САВЧЕНКО: Те доллары, которые люди покупали по 8 грн, они будут продавать по 6 и 5 грн

Кто виноват в очередном обвале национальной валюты? В последнее время несколько политиков обвинили в этом руководство НБУ и лично президента Виктора Ющенко. Однако на эти обвинения и Cекретариат президента, и Ющенко заявили, что сами обвинители - министр внутренних дел или лидер фракции НУ-НС Николай Мартыненко - ничего не понимают в экономике. Теперь все кардинально изменилось. Профессиональные финансисты повторяют обвинения. Заместитель председателя Нацбанка Александр Савченко подал в отставку и фактически подтвердил прозвучавшие ранее заявления. По его словам, Нацбанк не только обваливает гривну, но и хоронит экономику страны.

 

Влад Головин Влад Головин , независимый журналист

Во время своей пресс-конференции вы заявили, что не согласны с политикой Нацбанка и поэтому подаете в отставку. Поясните конкретнее, что не так делает центральный банк?
Деньги даются по странному принципу - слабым банкам, в том числе и тем, которые надо было закрыть, предоставляется непропорционально много. Тем самым создается большая ликвидность, ведущая к обвалу национальной валюты и росту цен.

Почему вы уверены в том, что именно эти деньги приводят к росту курса?
Потому что банки получают огромнейшие суммы гривен, а кредитовать им не разрешают. В этой ситуации они просто покупают доллары.

То есть владельцы банков просто брали гривны в качестве рефинансирования, потом покупали доллары и ждали более высокого курса?
У нас неправильная политика рефинансирования. Нужно было не просто давать деньги, но и утверждать штатное расписание и зарплату каждого сотрудника. Потому что получившие рефинансирование банки давали своим председателям зарплату по 500 тыс. грн. в месяц, а членам правления - 100 тыс. грн. Это нонсенс, Украина - единственная страна, которая во время кризиса не отменила бонусы руководству банков. И в итоге эти деньги уходят. А на самом деле эти средства нужно было направлять на кредитование. Они должны были идти исключительно на кредитование. Или на выплату депозитов.

А что плохого в том, что банкиры покупают подешевле и продают дороже? Это ведь бизнес, разве это наказуемо?
Естественно, каждая компания и каждый человек, заботящиеся о своем будущем, должны стремиться заработать, это нормально. Пугают масштабы явления и циничность самих операций. Почему-то именно крупные банки никогда не могли купить валюту, а покупали ее почему-то мелкие банки. Почему на валютных аукционах, которые МВФ требовал еще год назад, большие финучреждения не могут угадать курс, а банк «Рога и копыта» всегда угадывает в своей заявке самый нижний курс? Хотя в больших финучреждениях работают самые дорогие аналитики. Именно затем, чтобы не было непонятных преференций, нужно ввести прозрачную систему. Кто получил, по какому курсу получил - все это должно быть прозрачно и под контролем общественности. Самые плохие банки закрывать, открывать следствие и разбираться - куда ушли деньги, полученные при рефинансировании. Потому что это государственные деньги. Это наши с вами деньги, мы за них заплатили повышением цен и снижением курса.

 

Фото: Макс Левин

 

Допустим, мы узнали, что десяток таких-то банков занимался валютными спекуляциями. Что от этого изменится?
Тогда ситуация очень резко улучшится, курс сразу стабилизируется и маржа банков будет не 5%, а 0,5%, а потом и 0,05%, как во всех развитых странах. Ситуация, когда можно на арбитраже зарабатывать миллионы, сидя в кабинете, - такого нигде в мире нет. Для репутации центральных банкиров это считается убийственным. Когда-то я общался с председателем Центрального банка Венгрии, и он рассказывал, как ему удалось предотвратить очень большую арбитражную сделку, которую продумывала группа западных банков. Он гордится тем, что не дал им заработать ни копейки. У нас разная логика, у нас, наоборот, это считается нормальным. Но это только один эпизод, который может привести к стабилизации и коррекции.

Фактически вы утверждаете, что курс можно было бы снизить несколькими очень простыми методами. Однако и руководство НБУ, и сам президент Виктор Ющенко неоднократно говорили, что девальвация - объективный процесс и что НБУ не может идти против рынка. Что вы на это скажете?
Да, нельзя идти против рынка. Но парадокс в том, что НБУ сам создает этот рынок. Он на нем главный игрок. Он и создает гривневую массу, и формирует предложение доллара.

Допустим, но ведь у наших компаний - огромнейшие долларовые долги, в стране на самом деле дефицит валюты, о чем ярко говорит и состояние платежного баланса.
Около половины всех так называемых внешних долгов - это долги самим себе. Эти деньги выводятся отсюда, потом заводятся в качестве инвестиций. Если взять платежный баланс, о котором все постоянно говорят, что он отрицательный... Это не так, у нас давно уже избыток валюты. Здесь нас вводит в заблуждение методика подсчета. Взять, к примеру, за июль - вроде ушло $0,9 млрд. В эту строку входит другая строка - выход валюты из банковской системы - $1,1 млрд. Это валюту купили граждане и компании и держат ее у себя. Они не отправили ее за рубеж, потому что в методологии платежного баланса считается, что если люди купили валюту, то они должны поехать за границу и там ее потратить. Но у нас валюту покупают с другой целью - чтобы ее держать. Поэтому, по сути, у нас положительный платежный баланс уже очень много месяцев. По сути, должна быть ревальвация.

По вашим оценкам, сколько долларов на руках у населения?
Я думаю, что около $40 млрд. Это звучит как фантастика, но через год-полтора курс будет не 7 грн и даже не 5 грн. Если мы просто начнем нормальную экономическую политику, все вернется назад. Но от нынешнего кризиса люди станут беднее в два раза. Люди просто будут сдавать эти доллары, и большое предложение приведет к ревальвации. Покупали они их по 8 грн, а сдавать будут по 5 грн. Ведь никто у нас не работает, ВВП снижается, да и сами доллары в мире девальвируются

Сколько всего банки получили средств в качестве рефинансирования, если считать с октября прошлого года, когда кризис стал набирать обороты?
Около 120 млрд. грн.

Что нужно сделать сейчас, чтобы изменить ситуацию?
Мы должны кредитовать реальный сектор экономики. В других странах банки чуть не силой заставляют брать кредиты. Потому что без кредитования начинается коллапс. Я оцениваю, что свертывание кредитования - это примерно минус 10% ВВП, а у нас сейчас - минус 18% ВВП. Если бы ссуды выдавались, мы бы упали намного меньше. Все разговоры о том, что внешний рынок заменим внутренним, без кредитов невозможны. Кроме того, у нас сейчас критическая ситуация с невозвратами кредитов. Если этот уровень достигнет 20-30%, то даже иностранные банки уйдут с нашего рынка. В новый год нельзя входить с таким курсом, потому что придут иностранные аудиторы и потребуют формирования гигантских резервов у иностранных финучреждений. Те запросят денег у материнской группы, а хозяевам дешевле будет закрыть свои украинские банки. Надо срочно что-то делать с курсом. Прозрачность аукционов приведет к откату до уровня 8 грн. Но этого мало, профессионализм и последовательность действий могут привести к 7,5 или даже к 7 грн.

В чем выражалось давление Секретариата президента на НБУ, о котором вы раньше говорили? Ющенко звонил и указывал, кому и сколько денег давать?
Сейчас НБУ лишен независимости. Любое общение НБУ с любым органом власти - это риск репутации центрального банка. НБУ должен быть ответственным только перед парламентом, а с президентом или премьером общаться раз в году. Постоянное общение должно быть только с Министерством финансов и Министерством экономики. Любые другие формы общения - это влияние на политику НБУ

Как вы собираетесь раскрыть информацию о валютных аукционах и рефинансировании, если НБУ такие данные даже прокуратуре не дает, ссылаясь на банковскую тайну?
Сейчас я хочу предложить депутатам проект изменений к закону о банках и банковской деятельности, в котором будет рекомендовано изменить понятие «банковская тайна». И это общемировой процесс. В предложениях Большой двадцатки тоже главная идея - резкое снижение банковской тайны. Ведь что такое банковская тайна? Это информация, на которой можно заработать или нанести благодаря ей ущерб. Все остальное должно быть за пределом банковской тайны. Кто купил, по какому курсу, сколько купил, за сколько продавал - если бы это засветили, эти тараканы разбежались бы немедленно и обанкротились бы на второй день. И курс был бы более объективным.

Влад Головин Влад Головин , независимый журналист