ГлавнаяКультура

"Последние джедаи": страшный новый мир

В украинский прокат выходит новая часть саги о “Звездных войнах” – восьмой эпизод под названием “Последние джедаи”. То, что еще два года назад было праздником вселенских масштабов как для киноиндустрии, так и для фанатов, в свете ежегодных премьер и расширения империи Disney теперь кажется рядовым событием. Впрочем, особое режиссерское видение Райана Джонсона и попытка толкнуть набравшую веса сагу найдут отголоски в фанатских сердцах: “Последних джедаев” уже успели объявить лучшими “Звездными войнами” со времен “Империя наносит ответный удар”.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отделов "Культура" и "Блоги"

Фото: B&H

Так ли это? Большой вопрос, учитывая, что “Империя наносит ответный удар” появляется в списках любимых фильмов больших американских режиссеров вроде Дэвида Финчера, а уж в списках лучших сиквелов и вовсе толкается бок-о-бок со вторым “Крестным отцом”. Последовавшее после “Империи” развитие саги о войнах в далекой-далекой галактике было, мягко говоря, противоречивым: сначала эвоки, потом выход Лукаса с новой трилогией, потом попытка снова продать “Призрачную угрозу”, но уже в 3D, потом, наконец, покупка компании Lucasfilm Диснеем и новое дыхание от Джей Джей Абрамса.

Теперь “Звездные войны” выходят каждый год: каждые два – новый эпизод про основных героев, а между ними – спин-оффы: “Изгой один”, неназванный фильм про Хана Соло и так далее. 9-й эпизод, который выйдет в 2019-м, снова снимет Джей Джей Абрамс, а следующую трилогию снова отдадут в руки Райану Джонсону.

Что Джонсон, зарекомендовавший себя как человек, переосмысляющий каноны жанров, предлагает в, казалось бы, устоявшейся вселенной “Звездных войн”? Сразу оговоримся: сложно сказать, сколько в фильмах таких больших студий, как Disney, остается “режиссерского видения” и сколько там маркетингового расчета и компромиссов, спровоцированных результатами тестовых просмотров. Джей Джей Абрамс имел право финального монтажа, но было ли это право у Джонсона? Все, что мы знаем: первоначальная версия “Последних джедаев” длилась больше трех часов. Сейчас это гуманные 152 минуты.

Как бы то ни было, “Последние джедаи” отличаются от предыдущих фильмов – хотя бы эстетически. В нем больше красного, больше холода и неутешительных для фанатов лукасовской дихотомии “светлая/темная стороны силы” выводов. В ходе сюжета (который мы не будем пересказывать) выясняется, что плохие парни – больше не про злющее зло, а про старые обиды, травмы и амбиции; а парни хорошие не всегда бывают вменяемыми, часто оказываясь в плену у все тех же старых обид, травм и амбиций.

Фото: B&H

“Последние джедаи” – это во многом фильм о тяжести наследия, которое Райан Джонсон наверняка ощутил на своих плечах, как никто другой. Это видно в фильме, который как будто знает про себя, что он – часть “Звездных войн”. Величественное тут соседствует с человеческим, и последнее не всегда способно выдержать бремя первого. В восьмом эпизоде есть сцены и даже сюжетные линии, которые сильно утяжеляют фильм и уводят от основной истории. Возможно, потому, что основная история – слишком страшная, чтобы всерьез снимать о ней диснеевский фильм с многомиллионным бюджетом. “Самый депрессивный фильм из всех “Звездных войн”, – пишут в западных рецензиях.

Оригинальная трилогия действительно была новой надеждой в Штатах после войны во Вьетнаме, а современные фильмы подводят грустные итоги сорокалетней истории: ничего не изменилось, стало только хуже. Год тряски в трамповской Америке стартовал пессимистическим “Логаном”, а заканчивается “Последними джедаями” – масштабной космической оперой о том, что сегодня уже недостаточно просто уничтожить Звезду смерти, чтобы праздновать победу. Что всегда найдутся те, кто наживется на беде, смертях и войне, – социальная подоплека галактики, к слову, становится у Джонсона более очевидной. А война-то далека от завершения – и четыре предстоящих фильма под названием “Звездные войны” это только подтверждают.

Но не будем забывать, что, при всей серьезности посыла, “Последние джедаи” остаются диснеевским фильмом в самом неприятном смысле этого слова: он напичкан ненужными гэгами, мимимишными поргами и другими умилительными космическими существами, наличие которых в истории можно объяснить только седативной функцией и необходимостью продать побольше игрушек. “Грядет апокалипсис, но зато смотрите, какие у нас тут милые зверушки!” – противоречивый месседж, не так ли? Вдобавок, эффект от самых драматичных, даже трагических, сцен в “Джедаях” смазывается тем, что зрителю попросту не дают прочувствовать эмоции, которые в этих сценах заложены.

Фото: B&H

С другой стороны, интересно наблюдать, как через толщу маркетинговых решений и студийных ограничений прорывается большой режиссер, коим Райан Джонсон, безусловно, становится. Еще интереснее будет увидеть, какими предстанут герои и их конфликты в следующем фильме у Джей Джей Абрамса, гуманиста спилберговского толка, чье “Пробуждение силы”, как теперь уже понятно, было хорошей отправной точкой для нового путешествия. В “Последних джедаях” у далекой-далекой галактики явно немного сбились координаты, но, оглядываясь на 2017 год, – мы, земляне, ничем не лучше.

В прокате с 14 декабря.

Дарья Бадьёр Дарья Бадьёр , Редактор отделов "Культура" и "Блоги"