Девять месяцев новой жизни – где оказалась экономика страны и чего нам ждать дальше

Подходит к концу 2014 год. Для многих – год надежд и перспектив, ставший, вопреки ожиданиям, сформировавшимся этой весной, пожалуй, самым тяжелым и драматическим в современной истории Украины.

Фото: vopros.ua

Эйфория от возврата на европейский путь развития, формирование правительства «камикадзе», готового, по уверению его членов, поставить на кон свое политическое будущее ради реформ и европейских стандартов жизни, неплохие стартовые условия (стабильная в течение более 5 лет гривна, 20 млрд. дол. международных резервов, газовые договоренности с преемлимой для промышленности и аграрного сектора ценой, стабильный уровень госдолга с «20% запасом» по сравнению с европейскими стандартами в размере 60% от ВВП) – все это давало надежду, что медленное, размеренное движение Украины (до сих пор не вышедшей на показатели своего экономического развития образца 1991 года) наконец обретет необходимую динамику. На практике все вышло несколько по-иному.

Впервые за годы независимости в 2014 году мы теряли не только население, а и территории. В марте как-то буднично «отошел Крым» (его потерю списали на пророссийские настроения жителей полуострова и неготовность силовыми методами отстаивать целостность страны), с апреля – начались осложнения на востоке страны, постепенно переросшие в полномасштабную «практически войну».

Невзирая на звучавшие весной достаточно оптимистические прогнозы (справимся и без Крыма, а Донбасс без Украины не проживет и двух недель), потери оказались достаточно весомыми – почти 7% территории, 27% от общеукраинского промышленного производства, 22% капитальных инвестиций, 20% объемов строительства, 16% субъектов хозяйствования (в т.ч. на неподконтрольных территориях Донбасса – более 30 из ТОП-200 крупнейших предприятий страны), треть всей добывающей промышленности (в том числе более 80% угольных местрождений – единственного энергоносителя, по которому нам удавалось избегать импорта). Хоть большинство украинцев считали Донбасс исключительно регионом тяжелой индустрии, а Крым - рекреационной зоной – там развивались и новые инновационные острасли (на упомянутых территориях работали 13,5% IT-компаний), и R&D-сфера (12,6% от всех субъектов научной и научно-научно технической деятельности), и мощный комплекс социального обеспечения (14,3% субъектов образовательной и 18,5% медицинской сферы)…

А главное – за годы независимости они настолько тесно вплелись в общую схему функционирования экономики страны, что просто так обойтись без них или заменить их чем-либо не удастся еще долгие годы.

Спасти ситуацию могли решительные, нестандартные действия правительства и НБУ, прежде всего – немедленные реформы (в первую очередь те, которые не требуют значительных финансовых ресурсов, но способны дать быстрый результат), однако предложено было только два секвестра бюджета, способных решить тактические задачи (сокращение поточных расходов), но никак не влиящих на проблемы долгосрочного характера…

Результат не заставил себя долго ждать: ВВП страны за 9 месяцев 2014 года сократилось на 3,8%; промышленность - на 8,6%, транспортная отрасль – на 6,3%, строительная – на 17,2% (рис. 1-4):

«Просела» на 5,3% и розничная торговля, которую не спас даже резкий рост цен на все товары и услуги. Убыточно работает уже каждое второе предприятие страны, а их общий «минус» вырос почти в 4 раза.

По темпам роста потребительских цен (19% за январь-октябрь) и цен производителя (26,5% за 10 месяцев 2014 года) побиты все рекорды последнего десятилетия. Прогнозируемый на конец года уровень инфляции (по оптимистичным прогнозам - около 25%) вернет Украину в 2001 год.

В тяжелейшей ситуации пребывает банковская система: стресс-тест на финансовую устойчивость не прошли 10 из 15 крупнейших банков страны; с начала года временная администрация введена уже в 31 (или каждый шестой) банк, объемы просроченных кредитов выросли вдвое с начала года, с депозитов выведено более 125 млрд. грн.

Девальвация гривны достигла 90%: ее не остановили ни административные меры НБУ, ни «голландсие аукционы». Только за октябрь потрачено более 20% золотовалютных резервов, которые позволили лишь замедлить темпы падения национальной валюты и превратить «немедленный» спрос на валюту в «отложенный» (который, по оценкам специалистов, уже сейчас составляет от 1 до 2 млрд. дол. плюс 6,5 млрд. дол. ранее выданных валютных кредитов, для погашения которых гражданам понадобится СКВ; совокупно потребность в валюте уже в ближайшее время будет равняться 2/3 всех международных резервов НБУ).

Ситуацию в стране тонко чувствуют и инвесторы – за три квартала прямые иностранные инвестиции сократились на 15%...

Есть ли у Правительства и НБУ план действий? Прямого ответа на этот вопрос нет, как нет даже раздела об антикризисном управлении в свежеподписанном Коалиционном соглашении. Но то, насколько активно власти начали посылать населению месиджи о том, что «2015 г. будет не лучше» - говорит о многом. На начало декабря в стране нет не только проекта Государственного бюджета: согласно Регламенту Верховной Рады Украины, граничный срок принятия бюджета в окончательной редакции – не позже 1 декабря, но даже обновленных макроэкономических показателей (во время закончившейся 25 ноября миссии МВФ украинский Минфин оперировал сценарием, предполагающим в 2015 году спад экономики на 4,5%, инфляцию 13,4%).

Эксперты международных институтов более пессимистичны: Institute of International Finance предрекает в следующем году падение ВВП на 6%, дефицит бюджета – 7,5%, инфляцию – 18,6%; эксперты инвестиционного банка JPMorgan – сокращение ВВП на 5,9%, дефицит бюджета – 11,5%, инфляция – 17,2%, обменный курс на конец следующего года - 19 грн. за доллар и государственный долг в 94,4% ВВП…

Неутешительно, но выход есть, и много зависит от нас самих.

Какие шаги следует предпринять безотлагательно, чтобы избежать краха экономики? Рецепты – несложны, уже проверены международным опытом и не требуют многомиллиардных бюджетных вливаний.

1. Решительная (не на бумаге, не созданием новых институций) борьба с коррупцией.

Устранение условий, когла за определенную сумму или процент можно «купить» разрешительный документ, «правильные результаты проверки» или списать задолженность. Если теневой сектор экономики Украины составляет около 50% ВВП, то выведение из тени хотя бы его половины даст дополнительно 400 млрд. грн. налогооблагаемых средств.

2. Наведение порядка в госзакупках (их ежегодные объемы – от 400 до 500 млрд. грн.).

Завышение цен по тендерам составляет от 30% до 80% от рыночной цены товаров и услуг (бывает и больше). Это еще как минимум от 120 до 150 млрд. грн. дополнительных поступлений в бюджет или экономия бюджетных средств.

3. Налоговая реформа.

Не механическая «упаковка» 22 налогов в 9 (как предполагается сейчас), а: 1) отмена тех налогов, которые практически не приносят поступлений в бюджет, но требуют значительных средств на их администрирование; 2) пересмотр вместе в бизнесом ставок налогов и нахождение компромисса, при котором бизнесу будет выгоднее платить налоги, чем «рисовать» схемы ухода от них.

Отказ от политики повышения фискальной нагрузки как основного инструмента решения бюджетных проблем (ни бизнес, ни граждане не станут платить в бюджет больше, видя что его средства либо используются неэффективно, либо попросту разворовываются).

4. Бюджетная реформа и изменение принципов стимулирования секторов экономики.

Необходимо перейти от системы финансирования и поддержки госпрограмм в промышленности только «потому, что они у нас утверждены», к системе софинансирования совмество с негосударственным сектором и с учетом экономической их эффективности и результатов, достигнутых в предыдущие годы; от системы содержания коек в системе здравоохранения и содержания корпусов в ВУЗах к системе бюдженого финансирования реально предоставленной медицинской помощи и обученных в рамках госзаказа студентов, с учетом качества медициского обслуживания и подготовки специалистов; заменить финансирование «бумажной научной деятельности» на систему грантов на конкурсных условиях для наиболее востребованных и коммерциализуемых направлений научных исследований и т.д.; от системы субвенционного покрытия «дыр» в местных бюджетах на бюджетное стимулирование развития регионов и программ обеспечения их самодостаточности.

Возможная экономия – около 15-20% нынешней расходной части бюджета.

5. Масштабная дерегуляция.

Сейчас в стране лицензируется 42 вида хозяйственной деятельности по общему закону и еще 11 видов – по специальным. Вполне реально еще до нового года сократить их число до 20, оставив лицензированными только виды деятельности, связанные с нацбезопасностью и обороной, а также – влияющие на жизнь и здоровье граждан.

Аналогичные «урезания» можно произвести и по другим видам разрешительных документов (свидетельствам, сертификатам, экспертным заключениям и т.д.).

6. Стимулирование инвестиций и международной торговли.

Иностранные инвесторы четко указывают нам, что надо поправить – усилить защиту прав собственности, в том числе интеллектуальной, гарантировать долгосрочную стабильность законодательной базы, обеспечить эффективное правосудие, ликвидировать практику авансовых налоговых платежей. Решение этих проблем не требует ни копейки бюджетных средств.

Необходимо предложить дополнительные инструменты поддержки экспорта, особенно по тем направлениям, которые нами были ранее успешно освоены, но упущены или существенно «просели» по итогам 9 месяцев 2014 года (речь идет в первую очередь о рынках Азербайджана (экспорт товаров за 9 месяцев 2014 г. -31,5% или -209 млн. дол.), Беларуси (-13,8% или -204 млн. дол.), Бразилии (-46,4% или -79 млн. дол.), Казахстана (-51,1% или -871 млн. дол.), Китая (-4,2% или -85 млн. дол.), Ливана (-38% или -110 млн. дол.), Сингапура (-42,9% или -87 млн. дол.), США (-21,4% или -139 млн. дол.), Таиланда (-54,7% или -109 млн. дол.), Японии (-23,1% или -45 млн. дол.).

7. Обеспечение – как это не прозвучит парадоксально в условиях экономического кризиса – корректировки на размер не ниже инфляции всех социальных стандартов и гарантий.

Цель – вернуть доверие к власти со стороны населения. Если граждане увидят и почувствуют, что государство может не только отбирать и затягивать пояса, но и искренне хочет помочь выжить в условиях кризиса – население значительно уменьшит «пессимистические ожидания» и тягу купить на оставшиеся гривны валюту на «черный день», увеличит потребление, насытит дополнительной гривной внутренний рынок и банковскую систему, а это даст и увеличение прибыльности бизнеса, и новые рабочие места, и рост поступлений в бюджет…

Володимир Гошовський Володимир Гошовський , Доктор юридичних наук, народний депутат України 4 скликання
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter