В поисках эффективного управления в украинском госсекторе

В конце ноября появилась информация о том, что Министерство экономического развития и торговли разработало постановление о создании холдинговой компании (далее по тексту - Холдинг), в которую после завершения приватизации будут входить стратегические компании, остающиеся в государственной собственности. Задачей является выведение госактивов из-под контроля органов исполнительной власти, а также повышение эффективности их управления. По словам советника главы Минэкономразвития Адомаса Аудицкаса, «в то время, как управление госкомпаниями остается под контролем министерств, это создает слишком много пространства для политического вмешательство и коррупции» (Цитата Аудицкаса: «While SOEs remain under control of ministries, this creates too much room for political meddling and corruption»).

Фото: 24smi.org

Что тут сказать? Читаю такие заявления наших «министров» и отказываюсь верить своим глазам. Как это трактовать, если не следующим образом: представитель министра прямым текстом заявляет, что не следует доверять министерству управление госсектором, так как он и его коллеги могут не удержаться от коррупционного соблазна? И поэтому надо создать в дополнение к министерству экономики еще одну госструктуру, которая решит эту проблему (не проще ли замминистра уйти в отставку, если так все печально?). Хочется спросить - в новой госстурктуре будут какие-то принципиально другие люди работать? Обладающие абсолютным иммунитетом к коррупции иностранцы? Или инопланетяне? Что принципиально изменится от создания новой госструктуры по управлению госкомпаниями? Ничего же не изменится. Просто некоторые чиновники из одних кабинетов перейдут в другие. Как это решит проблему качественного управления госактивами? Никак не решит. Могу навскидку привести пример провала такой политики: развал украинского машиностроения с помощью схожего холдинга - лизинговой компании «Украгромашинвест», созданной по аналогичной идеологии.

Похоже у нас хорошо получаются только деструктивные меры, и мы наследует только такой опыт. Опять украинскому обществу предлагаются квазирешения вместо настоящих. Посмотрим, что говорит по этому поводу экономическая и управленческая теория и практика стран, которые успешно решали подобные проблемы.

Существующая экономическая теория со времен британского экономического мыслителя Бернарда де Мандевиля говорит, что коррупция не является основной причиной экономического упадка стран. Такой исследователь технологий, как Вольфганг Райцле, в книге «Роскошь - источник благополучия. Будущее глобальной экономики» вообще делает парадоксальный, на первый взгляд, вывод о том, что коррупция и ее следствие - стремление к роскоши – могут быть двигателем технологического прогресса. По крайней мере, по его мнению, так было в XVI-XVII вв. в Португалии и Испании, которые за золото и серебро, хлынувшее к ним из американских колоний, закупали самые свежие технологические новинки из Франции, Фландрии, Германии, Италии, Британии. Там они были дорогие и местная знать не могла себе позволить такую роскошь, а испанские и португальские магнаты-коррупционеры могли. Пусть это выглядит и провокационно, но специфическая связь есть.

Качество управления компаниями главным образом зависит от наличия качественных методологий менеджмента, а не от высокого морального уровня управленцев (который тоже весьма желателен, но, как говорится: «хороший человек – это не профессия»). Эти управленческие технологии, особенно начиная с XX века, стали массово появляться в странах Запада, а потом и распространились на весь мир. С именем Фредерика Тейлора и его работами по управлению производством в деловой промышленный дискурс вводится такое управленческое понятие, как «тейлоризм». Конец XX века был особенно богат на появление эффективных управленческих методологий. Это, например, «матрица БКГ» (Бостонской консультационной группы), созданная Брюсом Хендерсоном, «реинжиниринг бизнес процессов» Майкла Хаммера и Джеймса Чампи, TPS (Toyota Production System), созданная японцами Таичи Оно и Сигео Синго, «стратегия голубого океана» Рене Моборна и Кима Чана и много других. Все эти методологии технологичны, в основном они действенны безотносительно к тому, какова степень моральности работников в той или иной стране, равно как и степень их коррумпированности.

Можно представить два крайних случая. В первом менеджеры коррумпированы, но внедрили в производство такую эффективную управленческую стратегию, как, например, ТQM («тотальное управление качеством»). И они, несмотря на существующую коррупцию на производстве и в окружающем обществе, за счет научной организации труда все же добиваются значимых результатов. Во втором случае, менеджеры честны, но весьма далеки от применения современного менеджмента, по причине того, что они просто с ним незнакомы, никогда не практиковали и не практикуют. В СССР при Сталине почти не было коррупции, но все равно промышленное производство было значительно менее эффективно, чем на Западе или в Японии. Не стало оно более эффективным и при последующих советских правителях. В Италии же коррупция всегда была высокой по сравнению, например, с Данией, но это не мешает Италии процветать в промышленности.

Я сторонник жесткой борьбы с коррупцией, она, безусловно, вносит свою весомую лепту в снижение эффективности и госуправления, и производства. В примере с Испанией и Португалией, который я привел выше, не эти страны воспользовались внезапным потоком золота и серебра для развития национальной промышленности, а их конкуренты. Но основная причина низких показателей в управлении промышленным госсектором все же не в коррупции, а в отсутствии у наших госменеджеров программ и методологий управления, основанных на вышеприведенных общеизвестных методах эффективного управления, в отсутствии их применения у нас практике. Общеизвестных везде в мире программ и методологий, но почему-то неизвестных нашим госуправленцам. Говоря совсем просто – незнание и неумение отягощены коррупцией.

Странно, что специалисты-экспаты Минэкономразвития, которые были привлечены властью из-за рубежа именно как профессионалы, и которые должны были придать украинской промышленности новый толчок к развитию, не знают вышеописанных методик и практик. И делают столь, по меньшей мере, бессмысленные заявления (пусть и на хорошем английском языке). Более того, мне кажется, судя по их заявлениям, что они не знакомы с этими управленческими методологиями. Раз за разом мы слышим одно и то же: «Главной причиной невысоких экономических уровней жизни украинцев является коррупция». Как достучаться до разума госуправленцев? Что делать?

Единственной реалистической программой по выходу из сложившейся ситуации стало бы назначение сейчас в правительство менеджеров-практиков, которые уже проявили себя в секторах эффективной экономики. Но экономики реальной, а не виртуальной, какой, например, является управлении активами в инвестиционных фондах (бывшая работа нынешнего министра экономики). Таких людей много и у нас, и за рубежом. Именно из их числа и нужно назначать управленцев. Вторая категория потенциальных качественных госуправленцев - профильные ученые. В случае с Минэкономики – ученые-экономисты. Т.е. люди, профессионально изучающие и знающие экономическую теорию. Это необходимо для того, чтобы практики могли сверить свой бывший опыт на предмет того, как он соотносится и с исторической мировой практикой, и с новейшими мировыми достижениями в экономической науке и менеджменте.

Тогда не пришлось бы создавать новые бессмысленные структуры, которые всего лишь станут кормушкой для новых «горе-управленцев», и в которых «сгорят» очередные народные сотни миллионов, если не миллиарды, долларов. И «положительное воздействие» таких структур на эффективность промышленности скажется только в одном – через недолгое время после создания предлагаемого Холдинга на улицах Киева мы увидим новых счастливых обладателей «Порше» и «Майбахов». Но они будут двигать прогресс не у нас. Они будут способствовать технологическому прогрессу в автомобильной отрасли Германии.

В стратегической же перспективе обязательно надо создать и реализовать государственную программу подготовки новых госуправленцев, как это делали во всех странах «догоняющего развития» в XIX-XX веках, обязательно посылая будущих госменеджеров на последних курсах обучения стажироваться на заводы лидеров мирового промышленного производства. Так действовали все удачливые страны: и Германия, и Япония, и Сингапур, и Китай, и другие. Нужно понимать, что индустриальные успехи в советской Украине произошли в том числе благодаря значимому участию в индустриализации 1930-х годов именно промышленных и инженерных специалистов из США и Западной Европы. Тут мы должны найти деньги «хоть у черта» и вложить их в благое дело обучения наших будущих эффективных госуправленцев. Потому, что будущие успехи украинской промышленности, а, следовательно, высокие уровни национальных экономических показателей и благосостояния граждан, напрямую зависят от этого.

Для того, чтобы совершить подлинный качественный управленческий переворот в Украине, в сторону повышения его эффективности, а не его имитацию, как предлагается в случае с этим Холдингом, нужно и нашим нынешним госчиновникам самим «сесть за парты». И, наконец, понять, что по-настоящему является двигателем эффективного производства. Дабы не выглядеть смешными в глазах специалистов, делая непродуманные заявления (и не доводить ситуацию до растрачивания огромных государственных средств впустую - в случае реализации этой сомнительной затеи с Холдингом).

Богдан Данилишин Богдан Данилишин , Голова Ради НБУ, академік НАН України
Читайте головні новини LB.ua в соціальних мережах Facebook, Twitter і Telegram