ГлавнаяМир

Встреча Кима и Трампа. Есть ли у нее добавленная стоимость?

Разговор президента США Дональда Трампа с лидером КНДР Ким Чен Ыном в Сингапуре все же состоялся. Это действительно было яркое событие, которое привлекло внимание мировой общественности.

В Белом Доме его уже назвали «исторической победой», «феноменальным успехом дипломатии Трампа». Не менее пафосные формулировки были и в северокорейских коммюнике: «историческая встреча», «Америка пошла на уступки», «маршал Ким Чен Ын вернулся с победой».

Встреча президента США Дональда Трампа и главы Северной Кореи Ким Чен Ына в Сингапуре
Фото: EPA/UPG
Встреча президента США Дональда Трампа и главы Северной Кореи Ким Чен Ына в Сингапуре

Но анализ достигнутых соглашений, отдельных заявлений и инсайдерских утечек указывает на то, что саммит оставил после себя больше вопросов и недосказанности, чем конкретных ответов.

Для Дональда Трампа сам факт проведения саммита в Сингапуре – это символическая победа.  Он получил политические очки внутри страны. Теперь Трамп настоящий лидер Республиканской партии, его вынуждены поддерживать даже вчерашние оппоненты. Он формирует мировой порядок дня без оглядки на союзников и партнеров. После выхода из соглашения по ядерной программе Ирана, что было неоднозначно воспринято в США, история с Кимом принесет Трампу больше симпатий американцев. Теперь у президента прочные позиции и он может диктовать свои правила. Казалось бы профит на лицо…

Но многие американские и южнокорейские эксперты считают, что соглашение с Кимом может принести и много проблем США в дальнейшем.

А вот приобретения Ким Чен Ына носят стратегический характер. Дня него как и для Трампа саммит был необходим. Но не для пиара и внутриполитической мобилизации, а для разрыва режима международной изоляции. Встреча с «лидером свободного мира» - президентом США, открывает перспективу окончательного избавления Пхеньяна от руконеподаваемости.

Фото: EPA/UPG

Если Трамп встречается с главой КНДР и приглашает того в Белый Дом, то что теперь мешает встрече, например, премьера Японии с Кимом (встреча уже анонсировано в сентябре 2018 года во Владивостоке) или визиту лидера Северной Кореи на генассамблею ООН в Нью-Йорк, а если повезет, то и в Австралию на очередной экономический форум?

Режим КНДР из «людоедского и тоталитарного» превращается в «страну, которая открывается». А сам Ким из «ужасного диктатора» и «сумасшедшего человека-ракеты» - в странного, но «чрезвычайно одаренного человека, который любит свою страну».

Это значит, что в отношении целого ряда северокорейских должностных лиц будет сняты персональные санкции.

Дальше можно выторговать и отмены некоторых кейсов санкционного режима. Например, исключение Северной Кореи из списка государственных спонсоров терроризма (формулировка возникла осенью прошлого года). По мнению эксперта по Корее Леона Сигала, такой шаг мог быть в основном символическим, учитывая широту экономических санкций, которые остались бы до тех пор, пока КНДР не совершил проверенные шаги к денуклеаризации. Более того, тот же бывший советник Трампа Себастиан Горка утверждает, что он не исключает подобный сценарий, ведь “нужно же договариваться о следующих шагах”.

Но главное, чего достиг Ким Чен Ын – это согласие США на то, что процесс денуклеаризации и снятия санкций, нормализации отношений с Вашингтоном должен быть растянут во времени.  Каждая сторона должна постепенно выполнять свои обязательства пропорционально обратной связи. Иными словами, принцип step by step.

Фото: EPA/UPG

Хотя официальные представители американской стороны и заверяли в том, что “максимум через 5 лет” КНДР будет денуклеаризирована и там начнутся необратимые процессы общественных изменений. “Там уже есть островки капитализма, люди ведут бизнес. Еще через несколько лет, с ослаблением санкций, там появятся американские компании”, - заявлял один из журналистов президентского пулла.

Однако, правда такова, что Ким Чен Ын продает не конечный результат, а процесс. И продает он его дорого.

Сингапурское соглашение

Опубликованное Сингапурское соглашение имеет общие декларативные смыслы. По наполнению оно не тянет даже на Пхамунджомскую декларацию (она упомянута в самом документе). 

Напомню, что президент Южной Кореи Мун Чже Ин и глава КНДР Ким Чен Ын договорились в апреле 2018 года о достаточно конкретных вещах: снижении напряженности между Северной и Южной Кореей в Желтом море, через уточнение зоны разграничения территориальных вод; создании центра оперативной связи между Пхеньяном и Сеулом; возобновление деятельности Кэсонской экономической зоны и железнодорожного сообщения между странами; снова будут происходить встречи разделенных семей и пр.

Президент Южной Кореи Мун Чже Ин и глава КНДР Ким Чен Ын во время встречи в Пханмунджоме, 27 апреля, 2018
Фото: EPA/UPG
Президент Южной Кореи Мун Чже Ин и глава КНДР Ким Чен Ын во время встречи в Пханмунджоме, 27 апреля, 2018

В Сингапурском документе всего четыре  пункта с достаточно расплывчатыми формулировками.

1. Соединенные Штаты и КНДР обязались установить новые отношения между странами  в соответствии с желанием народов обеих стран для достижения мира и процветания.

Если подходить буквально, то это значит комплекс мер с среднесрочным горизонтом планирования по взаимному выполнению сторонами обязательств по нормализации отношений.

На практике это будет означать начало активной дипломатии и тяжелых переговоров по выбиванию уступок один у другого. Майк Помпео уже вылетел для консультаций с партнерами в Сеул, потом в Пекин, дальше Токио и, возможно Пхеньян. Группе экспертов США и КНДР предстоит разработать «дорожную карту» и начать движение в направлении выработки конкретных документов, которые стороны будут подписывать на очередных саммитах.

2. Соединенные Штаты и КНДР объединят усилия, направленные на создание длительного и стабильного мирного режима на Корейском полуострове.

В этом пункте некоторые эксперты видят гарантии безопасности для КНДР от США. Например, подготовка к заключению договора о ненападении. Эксперты отмечают, что Пхеньян последовательно на протяжении 30 лет стремится к снижению угрозы вторжения и нанесения точечных ударов по КНДР.

По словам эксперта по безопасности Чонг Сенг-чана, Северная Корея может получить договор о ненападении в комплекте с мирным договором, подписанным Китаем, Кореей и Соединенными Штатами. Такой сценарий выглядит вполне возможным.

В качестве перового жеста доброй воли, Трамп заявил о выходе США из ежегодных военных учений с Южной Кореи. При этом он назвал их “провокационными” и “дорогостоящими”.

Фото: EPA/UPG

Говорят, когда Трамп это публично сказал, южнокорейский журналист выронил камеру из рук от шока. Не меньшей неожиданностью стало это заявление и для Сеула, где разворачиваются местные выборы и для правящей Демократической партии важен успех миротворчества Трампа. Но не такой же ценой!

Редактор новостей в Вашингтонского бюро Associated Press Keн Гуггенхейм написал в своем твиттере, что Трамп согласился с стандартной северокорейской линией, признав учения “провокационными” и “дармовой тратой денег”.

Перед саммитом считалось, что наиболее вероятной уступкой со стороны США Киму в этом вопросе может быть внесение изменений в планы учений, изъятие из них   тренировочных миссий для бомбардировщиков B-52 (расположенных на Гуаме) и Б-2, которые иногда пролетели над Корейским полуостровом. Оптимисты говорили о временном прекращении, но никто не мог представить “выход США из учений”.

Сейчас эта позиция наиболее критикуется в американском экспертном сообществе. Так, президент Совета по международным отношениям (США) Ричард Хаас говорит, что Сингапурское заявление на высшем уровне, по сути, является «пожеланием», за которые США могут заплатить задорого. «В тексте нет определений денуклеаризации, нет сроков, нет подробностей в отношении проверки. Что самое тревожное во всей этой истории, так это то, что США отказываются от совместных военных учений с Южной Кореей».

В то же время, возможно, мы снова не так поняли г-на Трампа. Поскольку, по словам сенатор Гарднера, вице-президент Майк Пенс в Сенате США заявил, что военные учения в Корее будет продолжаться.

 Совместные военные учения США и Южной Кореи
Фото: Fact Military
Совместные военные учения США и Южной Кореи

3. Подтверждая Панмунджомскую декларацию от 27 апреля 2018 года, КНДР обязуется приложить усилия для полной денуклеаризации Корейского полуострова.

К этой формулировке у критиков Трампа наибольшее количество вопросов.

Достаточно просто сравнить два документа Сингапурское соглашение 2018 года и  «Совместное Заявление о принципах денуклеаризации» от 2005 года. В документе, подписанным Трампом, говориться о том, что «КНДР обязуется приложить усилия для полной денуклеаризации Корейского полуострова”. А в документе 2005 года: "КНДР обязалась отказаться от всех ядерных вооружений и существующих ядерных программ и вернуться в кратчайшие сроки к ДНЯО и гарантийному мониторингу МАГАТЭ». Как говорят у нас в Одессе: это две больших разницы.

Трамп не смог додавить Кима на то, что в новом тексте соглашения было обязательство КНДР провести «полную верифицированную и необратимую денуклеаризацию». Теперь у лидера Северной Кореи есть поле для маневра.

Главный интерес США к переговорам заключается, прежде всего, в ликвидации ядерных МБР, способных достичь побережья Америки. Все остальное вторично в плане фундаментальных интересов безопасности США. Трамп потребовал доступа международных экспертов к МБР и ядерным полигонам (к тем, которые установлены разведкой). Вторым пунктом, США хочет план-график ликвидации (демонтажа) арсенала и жестко привязывает смягчение санкционного режима к выполнению северянами своих обязательств.

Однако, КНДР предложило альтернативную схему, предусматривающую замораживание ядерного программы и ракетных пусков, и поэтапный демонтаж части МБР в обмен на гарантии безопасности, политические и экономические преференции (снятие некоторых санкций, реализация отдельных проектов-исключений и пр).

Иностранных журналистов допустили на закрытие ядерного полигона Пхунгери, Северная Корея, 22 мая 2018.
Фото: mixom.by
Иностранных журналистов допустили на закрытие ядерного полигона Пхунгери, Северная Корея, 22 мая 2018.

Именно эти вопросы стали закрытой частью соглашения в Сингапуре.

Есть и объективная сторона вопроса. Как отмечают представители международной сети общественных инициатив, которые профессионально занимаются вопросами ядерного разоружения International Partnership for Nuclear Disarmament Verification (IPNDV) Пит де Клерк и Роберт Флойд, несмотря на десятилетия соглашений о стратегическом вооружении и одностороннее разоружение, международное сообщество не имеет стандартного способа гарантировать, что страна на самом деле избавляется от ядерной программы и способов доставки боевых зарядов (ракет).

Предыдущие соглашения в рамках SALT и START для сокращения американских и советских или российских арсеналов заключались в ограничении количества ядерных боеголовок, размещенных на бомбардировщиках, ракетах и подводных лодках. Инспекторы проводили инвентаризацию систем доставки, но не самых боеголовок. И это было основным пробелом.

Также вряд ли в КНДР может быть применена система "проверки с завязанными глазами", в результате чего государства и инспекторы, которые не могут непосредственно наблюдать за демонтажем, могут все еще быть уверенными в том, что это осуществляется в соответствии с согласованными процедурами.

Действительно, денуклеаризация – это сложный технологический процесс, который по оценкам «Вашингтон пост» может растянуться во времени от 7 до 15 лет. В Северной Корее это прекрасно понимают.

Ядерные объекты, заряды и ракеты нужно разобрать с помощью людей, которые их построили. Как отмечают Зигфрид Хекер, Роберт Карлин и Эллиот Сербии из Центра международной безопасности и сотрудничества Стэнфордского университета, для этого нужен целый сектор экономики: демонтаж процесса производства, связанного с созданием урана, плутония и трития, используемых в оружии, а также фабрик изготовления деталей для бомб; деликатная задача - разборка боеголовок и сохранение радиоактивного материала; ликвидация навсегда комплексов тестирования оружия (полигонов); свертывания или конверсия ракетных программ; и не нужно забывать о проектных бюро и лабораториях, где это было все задумано, включая самих ученых и инженеров.

Парад в Пхеньяне
Фото: informburo.dn.ua
Парад в Пхеньяне

Сложность процесса дает Ким Чен Ыну «окна возможности» для максимального затягивания процесса и игры.

Есть еще одно «но». Если уже сейчас предусматривается организация инспекций на ядерных объектах КНДР (хотя это технически сложно), то вероятно, что Пхеньян также захочет узнать, что происходит на Юге, чтобы убедиться в отсутствии ядерного оружия, в том числе и на американских военных базах (а такие подозрения в КНДР были всегда).

Стоит отметить, что этот вопрос уже обсуждался в ходе событий, которые привели к первому ядерному кризису в Корее в 1992-1993 гг. Тогда американцы соглашались с тем, что инспекции должны проводиться и на Юге в том числе.

Напомню, что Южная Корея имеет на своей территории двадцать пять атомных реакторов на электростанциях и сейчас добивается от Соединенных Штатов права на переработку ядерного топлива.

4. Соединенные Штаты и КНДР обязуются восстановить определения останков погибших воинов и арестованных и немедленную репатриацию уже определенных.

Это пункт следует рассматривать как подготовку к официальному завершению войны.

С момента окончания боевых действий Корейской войны 1950-1953 гг. между США и КНДР подписано лишь соглашение о перемирии в 27 июля 1953 года. Де-юре обе страны до сих пор находятся в ситуации войны. Это и обуславливало враждебность и эскалацию противостояния в регионе на многие десятилетия. Чтобы выйти из режима повышенной опасности и напряженности нужен формальный договор о мире.

Логика переговорного процесса в этом вопросе следующая: объявление о завершении Корейской войны 1950-1953 гг (например, на саммите в Пхеньяне), подписание мирного договора (свои подписи должны поставить кроме США и КНДР, также еще и Китай, и Южная Корея), а затем установления дипломатических отношений — в зависимости от прогресса в реализации договоренностей. В качестве бонуса Трамп даже обещает пригласить Кима в Белый Дом.

Гипотетически он способен перезапустить как отношения между США и КНДР, так и создать условия для формирования новой архитектуры безопасности в регионе при денуклеаризации КНДР.

Фото: EPA/UPG

Что осталось за кадром?

Нам известно, что по итогу встречи в Сингапуре стороны подписали три документа. Если содержание соглашения, где стоят автографы Кима и Трампа нам известно, то о чем речь идет в двух других бумагах мы можем судить по инсайдерским утечкам, правдивость которых сложно проверить. 

Некоторые источники говорят, что оба секретных приложения касаются плана демонтажа ядерных объектов и МБР, а также протокола доступа на объекты и проведения инспекции международных экспертов; перечень санкций, на первоочередном снятии которых настаивает КНДР и алгоритмы их отмены; объемы безвозмездной помощи КНДР, которую обязуется выделить Трамп от США.

Во втором документе, якобы речь идет о непосредственной организации переговорного процесса: поочередность встреч, их уровень и ориентировочные даты контактов на высшем уровне.

Также утверждается, что стороны согласовали и выход переговоров в интернациональный формат, где должен быть окончательно выработан гарантийный механизм безопасности для КНДР, с привлечением Китая, Южной Кореи и Японии. Будет ли в этом списке Россия пока не понятно, но Пхеньян будет настаивать.

КНДР хотела бы получить в итоге переговоров договор, напоминающий Совместный всеобъемлющий план действий между Ираном и Соединенными Штатами и пятью другими мировыми державами по ядерной программе. Но с условием, чтобы это соглашение было проголосовано не только Совбезом ООН, но и Конгрессом США. Чтобы у будущего президента США не было соблазна из него выйти, как это сделал сам Трамп.

Главным разочарованием саммита стало то, что американская сторона похоже вообще не поднимала вопросов прав человека в Северной Корее. Но полное или даже частичное снятие санкционного режима без решения этого вопроса не возможно.

В докладе ООН от 2014 года  речь идет о “систематических широко распространенных и грубых нарушениях прав человека», при этом то, что происходит в Северной Кореи "не имеет аналогов в современном мире».

Демилитаризованная зона между КНДР и Южной Кореей
Фото: Ethan B
Демилитаризованная зона между КНДР и Южной Кореей

Трамп может вынести за скобки права человека в КНДР во время саммита в Сингапуре и не дразнить ими Кима на первом этапе переговорного процесса. Но рано или поздно, когда встанет вопрос об значительном уменьшении санкций или предоставления преференций режиму, Белому Дому напомнят о трудовых лагерях. И с этом придется что-то делать.

Вместо выводов

Трамп хотел бы немедленно заполучить от Кима «полную верифицированную и необратимую денуклеаризацию» и желательно в ближайшие пару лет. Но мы также знаем, что стороны не верят друг другу. Пхеньян сделает все возможное чтобы не платить по счетам. Ким будет затягивать, вилять и неистово торговаться.

И в отличии от Трампа, Ким Чен Ын может себе роскошь горизонта планирование 10 и более лет, а вот у Трампа такой возможности нет. Таким образом, пока Ким ведет счет.

Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook