ГлавнаяМир

Гибридная дружба: Лукашенко чувствует угрозу “нового дыхания” Путина

Александр Лукашенко продолжает демонстрировать чудеса политической гибкости, пытаясь развивать отношения с Евросоюзом и не ссориться при этом с Кремлем. В условиях эскалации напряжения между Западом и Россией делать это становится все сложнее. Эксперты прогнозируют, что во второй половине года Путин усилит давление на официальный Минск с целью добиться от Лукашенко размещения на белорусской территории российских военных баз.

Во время празднования Дня Воли на Троицкой площади в Минске, 25 марта, 2018.
Фото: naviny.by
Во время празднования Дня Воли на Троицкой площади в Минске, 25 марта, 2018.

Столетний юбилей провозглашения независимости Белорусской Народной Республики (День Воли), который отмечался 25 марта, стал идеальной иллюстрацией желания Александра Лукашенко усидеть на двух стульях.

День Воли - неофициальный праздник белорусской демократической общественности - оппозиция в Минске решила отметить сразу двумя акциями: праздничным митингом и концертом возле Оперного театра и шествием на площади Якуба Колоса. Митингу-концерту власти дали “зеленый свет”: мероприятие и бело-красно-белые флаги разрешили, никаких препятствий в плане организации и рекламы не чинилось. Возле Оперного театра в итоге собралось несколько десятков тысяч человек. 

С шествием же власть поступила иначе: организаторы акции были задержаны превентивно и подвергнуты административному аресту, а 25 марта площадь Якуба Колоса милиция зачистила по всему периметру не дожидаясь начала акции. В автозаки бросали не только оппозиционных активистов, но и журналистов, правозащитников и просто случайных прохожих. Войдя в раж силовики начали хватить и тех, кто возвращался с концерта возле Оперного театра, но имел при этом неосторожность не прятать бело-красно-белые флаги.

Задержание во время празднования Дня Воли в Минске, 25 марта, 2018.
Фото: mediabrest.by
Задержание во время празднования Дня Воли в Минске, 25 марта, 2018.

Всего в День Воли силовики задержали не менее 110 человек, но почти все в течении дня были отпущены, причем без составления протоколов. Апофеозом эклектичного поведения власти стало освобождение из тюрьмы уже приговоренных к административному аресту экс-кандидата в президенты Николая Статкевича и его соратников - поздно вечером 25 марта их без объяснения причин вывели за территорию изолятора и отпустили.

Флирт с Западом

Впоследствии, комментируя задержания в ходе Дня Воли, Лукашенко в своем привычном стиле заявил, что в таких делах на реакцию ЕС и США обращать внимания не стоит. Однако факты говорят об обратном: как раз на внешнюю реакцию официальный Минск в данном случае и ориентировался. Приказ внезапно отпустить Статкевича с соратниками (т.е. фактически приказ дезавуировать целую пачку судебных решений об административных арестах) - мог прийти только из администрации Лукашенко и явно не из гуманистических соображений. Очевидно, что ближе к вечеру в администрации успели оценить негативные последствия очередных массовых задержаний для белорусско-европейских отношений и решили сдать назад.

Николай Статкевич ( в центре) во время митинга
Фото: kp.ua
Николай Статкевич ( в центре) во время митинга

Смысл сегодняшнего курса белорусских властей во внутренней политике прост: репрессии против несогласных должны проходить “ниже уровня радаров” - т.е. не выглядеть слишком кровожадно, чтобы не спровоцировать ссору с Западом. Подобная тактика властей вызвала к жизни теорию, согласно которой политический режим в Беларуси последовательно смягчается, и что Лукашенко сегодня - это нечто среднее между поздним Франко и ранним Горбачевым. Белорусские дипломаты (неофициально, разумеется) подобный дискурс всячески поддерживают, да и сам Лукашенко время от времени стал выступать с “вольтеровскими” тезисами, которые раньше было тяжело представить в его устах. 

Так, в ходе недавнего визита в Тбилиси, Лукашенко заявил грузинским журналистам, что его роль в Беларуси гиперболизируется, что и кроме него в стране “достаточно умных и крепких политиков”. Наконец, он объявил, что Конституция Беларуси может быть “подкорректирована” в сторону передачи части президентских полномочий парламенту и правительству. И это после того как Лукашенко дважды за годы своего правления (в 1996 и 2004 году) менял главный закон стран в сторону значительного расширения своих полномочий.

Демонстративность некоторых мер, предпринимаемых в последнее время официальным Минском для улучшения своего имиджа в глазах Запада, наводит на мысль, что в западном векторе своей внешней политики Лукашенко нуждается все больше. Причина понятна - нарастающее давление со стороны России.

И снова учения

Впрочем внешне на это, казалось бы, мало что указывает. Лукашенко, пожалуй, единственный политик, который на следующий день после президентских выборов в России целых два раза поздравил Путина с переизбранием - в официальном обращении и в телефонном разговоре. Общаясь позже с журналистами Лукашенко подчеркнул, что с Москвой у него бывают проблемы только в экономических вопросах, а в политическом плане никаких расхождений не было и нет. Наконец, во время визита в Тбилиси Лукашенко даже бесплатно прорекламировал своего российского коллегу, отметив, что Путин в ходе нового президентского срока готов решать все проблемные вопросы - “он как будто новое дыхание приобрел”.

Александр Лукашенко
Фото: EPA/UPG
Александр Лукашенко

Однако более внимательный анализ наводит на мысль, что в действительности в отношениях Москвы и Минска не все так безоблачно. С весны 2017 года Лукашенко и Путин не встречались тет-а-тет (только на полях саммитов) - за этот период, например, с Петром Порошенко белорусский лидер лично встречался трижды. При этом Москва периодически играет на нервах Лукашенко, в том числе посредством весьма болезненного экономического давления. Последний пример: в конце февраля Россельхознадзор объявил о запрете на поставки молока из Беларуси с 15 марта, что могло иметь катастрофический эффект для всей сельскохозяйственный индустрии.

За три дня до вступления в силу запрета Лукашенко приказал начать масштабную проверку Вооруженных Сил Беларуси, которая в сущности выглядит как настоящие учения. Из запаса даже были призваны 2 тысячи военнообязанных, в том числе 50 женщин. На следующий день после объявления проверки в Беларусь прилетел секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев, с которым встретился глава белорусского Совбеза Станислав Зась. Как гласит короткий пресс-релиз - обсуждалась военно-политическая обстановка в мире и ситуация “на западных границах Союзного государства”. А еще через день Россельхознадзор внезапно отменил запрет на поставки белорусского молока.

Николай Патрушев и Станислав Зась.
Фото: belta.by
Николай Патрушев и Станислав Зась.

Даже если эти события просто совпали по времени саму по себе нынешнюю проверку белорусской армии действительно следует рассматривать в контексте отношений с Россией. Причем в Москву тем самым направлялось сразу два месседжа. С одной стороны, Лукашенко показывает, что готов поставить страну под ружье и сражаться до последнего, в случае, если давление на официальный Минск выйдет за пределы “мясо-молочных” конфликтов. С другой стороны - Кремлю демонстрируется готовность защищать западные границы Союзного государства и лечь под натовские танки в случае необходимости. (К слову, один из элементов учений - ночной марш в западном направлении 11-й особой гвардейской механизированной бригады, которая по легенде в 40 км от польской границы уничтожила колонну бронетехники условного противника).

Чего хочет Путин

“Проверка Вооруженных Сил проходит в условиях эскалации напряженности в отношениях России и Запада, в условиях той милитаристской риторики, с которой Путин обратился к Федеральному собранию, и на фоне экономического давления России на Беларусь. Такую проверку можно рассматривать как сигнал российской стороне о недопустимости выстраивания отношений с Минском с позиции силы, - говорит руководитель Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий, - Я думаю, Лукашенко прекрасно понимает, что при дальнейшей эскалации напряженности между Россией и Западом Кремль начнет жестко требовать от Минска выполнения союзнических обязательств в военно-политической сфере, что в свою очередь может подорвать суверенитет Беларуси”.

Сивицкий предполагает, что речь может снова зайти о размещении в Беларуси российских военных баз на постоянной основе.

Арсений Сивицкий
Фото: svaboda.org
Арсений Сивицкий

“Я не исключаю, что во второй половине года, после Чемпионата мира по футболу, Россия начнет оказывать серьезное давление на Минск с целью добиться размещения в Беларуси своих военных баз. Москва прибегает к традиционной уловке: они утверждают, что у Беларуси нет ресурсов, чтобы обеспечить безопасность с запада, поэтому нужны российские базы. Я напомню, что начиная с 2014 года Россия планомерно усиливает свои боевые возможности на западном направлении - создана 1-я танковая армия, идет переформирование 11-го армейского корпуса в Калининграде. А Минск в свою очередь пытается показать, что белорусская армия готова гарантировать безопасность западного направления и сама”, - отмечает политолог.

Похоже, что перспектива нарастания давления на Беларусь по теме российских баз официальный Минск крайне беспокоит. Здесь стоит вспомнить февральское выступление Лукашенко на заседании Совбеза, когда он назвал Беларусь “основным форпостом” России на западном направлении, обратил внимание на сложность военно-политической ситуации и заявил, что Россия должна помочь Беларуси в плане вооружения и модернизации армии. Расчет Лукашенко вполне ясен: если Россия вооружит белорусскую армию, то Кремль лишится аргументов в пользу размещения в Беларуси своих военных баз. Судя по всему, именно военный вопрос будет одним из ключевых на ближайшем заседании Высшего госсовета Союзного государства в Минске - о котором Лукашенко успел дважды напомнить Путину, поздравляя с переизбранием.

Фото: EPA/UPG

Маневр на узком пятачке

Разумеется, риторика о форпосте России никак не вяжется с заявлением Лукашенко о готовности отправить белорусских миротворцев на Донбасс (причем в каком-то сказочном количестве 10 тыс. человек). Однако ничего удивительного для реалий белорусской политики в этом нет: слова о миротворчестве - это для укрепления имиджа Беларуси на Западе, слова о форпосте России - для умиротворения Путина.

Точно так же и во внутренней политике. Зачистка площади Якуба Колоса на День Воли - это для того, чтобы Москва понимала, что Лукашенко тотально контролирует ситуацию в Беларуси (кстати, месседж оценили - Russia Today похвалила белорусскую власть за жесткую позицию в отношении сторонников белорусского Майдана). А вечернее освобождение арестованных - это для успокоения Брюсселя.

По мнению большинства белорусских аналитиков, агрессия России против Украины в 2014 году искренне шокировала Лукашенко. Белорусский президент вдруг понял, что его главный союзник потенциально может оказаться и его главным врагом. Именно события 2014 года стали отправной точкой для усиленной работы по налаживанию отношений с Западом. Однако одновременно оказалось, что пространства для маневра у Лукашенко крайне мало. Сегодня он является заложником 20 предыдущих лет своей внешней и внутренней политики: мало того, что Беларусь находится в экономической зависимости от России, так еще официальный Минск связывает колоссальное количество формальных и неформальных союзнических обязательств перед РФ в рамках различных интеграционных образований.

Безусловно, Лукашенко понимает: размещение в Беларуси российских военных баз или втягивание страны в какую-либо военную авантюру - это будет началом конца его власти. Поэтому сопротивляться он будет до последнего. И при этом искать противовес российской угрозе в дружбе с Западом и Украиной. Однако опять-таки - пространство для маневра ограничено.

Фото: EPA/UPG

Нет сомнений, что официальный Минск действительно хочет развивать отношения с Украиной, но всякий раз движение в этом направлении осложняются скандалами - похищением Павла Гриба, учениями “Запад-2017”, арестом Павла Шаройко. Причем как рассказал посол Украины Игорь Кизим - арест Шаройко ко всему прочему сорвал запуск вещания на белорусской территории украинского телеканала, что имеет существенное значение для противодействия российской пропаганде в Беларуси.

Несмотря на то, что Лукашенко и Порошенко в публичном пространстве старались смягчить негативный эффект от этих событий, проблема до сих пор не решена - Павел Шаройко, которого судили в Минске за закрытыми дверями (даже украинского посла не пустили на процесс и не сообщили о приговоре), остается за решеткой. Перспективы его экстрадиции в Украину неясны. По слухам, к его обмену на белорусского гражданина Юрия Политику, которого судят в Чернигове по обвинению в шпионаже (как говорят - в пользу России), все готово. Однако последний телефонный разговор Порошенко и Лукашенко, произошедший 27 марта в день крайнего заседания по делу Политики, отметился в официальных сводках преимущественно обсуждением дней украинской культуры в Беларуси. 

Статус-кво со знаком минус сохраняется.

Игорь Ильяш Игорь Ильяш , журналист (Беларусь)
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter