ГлавнаяМир

Итоги "Запада-2017". Прошла ли Беларусь проверку?

Белорусско-российские маневры “Запад-2017” завершились в штатном режиме: нового акта путинской агрессии не последовало и российская техника (по крайней мере, ее часть) уже начала возвращаться в Россию. Однако учения оставили большую пищу для размышлений, ведь и для общества, и для власти в Беларуси все это было одной большой проверкой.

Игорь Ильяш Игорь Ильяш , журналист (Беларусь)

Лукашенко во время военных учений Россия-Беларусь «Запад 2017», 20 сентября 2017.
Фото: EPA/UPG
Лукашенко во время военных учений Россия-Беларусь «Запад 2017», 20 сентября 2017.

В последний день учений, 20 сентября, Александр Лукашенко посетил Борисовский полигон, где в ходе маневров были развернуты отдельные подразделения 1-й российской танковой армии. Понаблюдав за тем, как белорусские и российские солдаты громят условного противника, президент пообщался с журналистами, которых очень интересовало, почему в Борисов вместе с ним не приехал Владимир Путин.

“Если снаряд в одно место попадет, то сразу минус два президента будет”, - довольно странно отшутился Лукашенко, признав при этом, что визит Путина изначально действительно планировался.

Слухи о том, что Путин посетит Борисовский полигон ходили еще с августа, но визит, судя по всему, был отменен практически в последний момент. Только 18 сентября в Кремле сообщили, что российский президент вместо Беларуси отправится на Лужский полигон Ленинградской области. Параллельно сообщалось, что компанию Лукашенко в Борисове составит глава Минобороны России Сергей Шойгу, однако и он в итоге в Беларусь не приехал.

Отказ от совместного наблюдения за учениями - это, безусловно, случай из ряда вон выходящий. Москва и Минск соблюдали этот обязательный ритуал даже тогда, когда отношения между двумя странами были обострены до предела. Например, на учения “Запад-2013” в Беларуси Путин прибыл в разгар белорусско-российской калийной войны. Тогда телеканалы Беларуси крутили кадры из СИЗО КГБ: по тюремному дворику ведут закованного в наручники гендиректора “Уралкалия” Владислава Баумгертнера, приехавшего в Минск по приглашению белорусского правительства и арестованного по личному приказу Лукашенко, когда переговоры зашли в тупик. Та история воспринималась всеми как публичная пощечина Кремлю, но и это не заставило Путина отказаться от своих планов.

Теперь же никаких видимых конфликтов между Москвой и Минском нет, очередная нефтегазовая война закончилась ещё в апреле. Если не воспринимать слова про страх шального снаряда всерьёз, то что же произошло между Путиным и Лукашенко?

Учения «Запад 2017», 20 сентября 2017.
Фото: EPA/UPG
Учения «Запад 2017», 20 сентября 2017.

Танки идут на Запад

Первое что приходит в голову в этой связи - это информационный вброс, сделанный Минобороны России в первые часы учений “Запад-2017”. В 11 часов утра 14 сентября на сайте российского военного ведомства появилась информация о том, что подразделения 1-й танковой армии Западного военного округа, дислоцированные в Подмосковьи, подняты по тревоге и теперь совершат марш на белорусские полигоны. Сообщение выглядело, мягко говоря, странно, учитывая, что заявленные для участия в учениях на белорусской территории 13.000 российских солдат должны были уже находиться в Беларуси. Еще через час Минобороны РФ заявило, что подняты по тревоге уже псковские, ивановские и тульские десантники - правда, место куда их отправляют не уточнялось.

Лишь спустя четыре часа, уже во второй половине дня, журналисты добились от пресс-службы Минобороны Беларуси публичного опровержения этой информации: никаких дополнительных подразделений из России на белорусской территории не ожидается, все кто должен был приехать - уже на месте.

Однако пока суд да дело по соцсетям пронесся призыв ехать встречать российские танки, и некоторые общественные активисты действительно отправились в Оршу (крупный транспортный узел в Витебской области), чтобы устроить дозоры на железнодорожной станции и автодороге.

Танки направляются на учения «Запад 2017», 16 сентября 2017
Фото: EPA/UPG
Танки направляются на учения «Запад 2017», 16 сентября 2017

Наверняка тревога охватила не только представителей гражданского общества, но и самого Лукашенко. Он, будучи человеком крайне мнительным вообще склонен преувеличивать любую угрозу - чего стоит “шоу”, устроенное Лукашенко 25 марта 2017 года, когда в Минск была введена спецтехника и внутренние войска для подавления мирной демонстрации в несколько тысяч человек. А российская танковая армия, которая внезапно совершает марш-бросок в Беларусь, уж куда страшнее недовольства “тунеядцев”. Подобная игра на нервах белорусских властей вполне могла спровоцировать резкую ссору между Лукашенко и Путиным, хотя всей подоплеки неявки российского руководства на борисовский полигон мы, конечно, никогда не узнаем. Нельзя исключать, что сама “танковая страшилка” была своеобразной кремлевской “благодарностью” за несговорчивость Лукашенко в каком-то из вопросов в рамках “Запада-2017”.

Какой бы не была главная цель этого фейка, данная ситуация оказалась еще и прекрасным тестом на готовность белорусского государства к информационной войне. И тест этот власть с треском провалила: официальное опровержение лишь через 4 (!) часа после появления сводки российского Минобороны показывает, что в белорусском оборонном ведомстве вообще не понимают, какое разрушительное значение может иметь информация в современном мире.

Фото: EPA/UPG

Тест для Беларуси

Если рассматривать “Запад-2017” как одну большую проверку для белорусского государства, то полученная в итоге данные следует считать неутешительными для Минска.

Несмотря на то, что тема учений постоянно муссировалась в СМИ, даже политически активная часть белорусского общества реагировала на “Запад-2017” вяло - оппозиционный митинг против учений, состоявшийся в Минске 8 сентября, собрал не более трехсот человек (и это при том, что милиция в кои-то веки демонстрантам не препятствовала). Основная же масса населения Беларуси восприняла белорусско-российские маневры откровенно равнодушно.

Кампания общественного наблюдения за учениями де-факто осталась на бумаге, при том, что прозрачность маневров действительно оставляла желать лучшего. Пытаясь демонстрировать открытость перед Западом, Минобороны Беларуси в своих сводках старалось регулярно сообщать, какие белорусские подразделения и на каких полигонах “воюют”. А вот информация про российских военных ограничивалась общей цифрой (13.000 человек) и сведениями о том, что они представляют 1-ю танковую армию Западного военного округа (без указаний на конкретные части). Действительно ли цифра в 13.000 человек была верна сказать сложно, да никто и не пытался эти данные проверять. Хотя попробовать можно было. Никакой особой секретности при переброски российских подразделений в Беларусь не соблюдалось: например, Кантемировская дивизия разгружалась прямо на пассажирской станции Верейцы (Могилевская область) на глазах у многочисленных пассажиров и жителей одноименной деревни. При желании подсчитать, сколько российских солдат и танков туда прибыли, можно было с точностью до единицы, но такого наблюдения никто не вел. В российскую угрозу белорусы просто не поверили.

Фото: EPA/UPG

Не поверили и по итогу оказались правы: в сентябре 2017 года алармисты действительно были посрамлены. Однако дело тут не в способности прогнозировать российскую агрессию, а потенциале для сопротивления ей.

“Если бы мы хотели вас оккупировать - мы бы вас оккупировали и вы даже ничего понять бы не успели. Просто ходили бы потом и офигевали от того, что стали россиянами. Мы так с Крымом сделали”, - сказал российский контрактник из Кантемировской дивизии, с которым автору этих строк удалось поговорить в последний день учений.

Судя по всему, схожим образом на Беларусь смотрит и высшее российское руководство. Учения “Запад-2017”, наверняка, только укрепили Москву в убеждении, что аннексия Беларуси - это не такая сложная задача. Другое дело, что в этом, по сути, нет никакого смысла: несмотря ни на какие разногласия Лукашенко продолжает быть союзником Путина, российские спецслужбы обладают практически неограниченными правами на белорусской территории (история с похищением Игоря Гриба тому пример), а сама Беларусь остается западным форпостом для российской военной машины. К тому же слабое гражданское общество, равнодушное население и архаичность госаппарата - это как раз прямой результат 23 лет правления Лукашенко. В таких условиях устраивать в Беларуси крымский сценарий или просто госпереворот нет необходимости - Кремлю куда выгоднее просто сохранять статус-кво. По крайней мере - сейчас.

LB.ua обратился к эксперту с просьбой оценить военный аспект проведенных учений.

Заместитель директора Центра исследований армии, конверсии и разоружения Михаил Самусь

Россия продолжает отрабатывать концепцию «войны нового поколения», которая характеризуется: установлением у противника благоприятных социально-экономических и политических условий для достижения задач войны; дезориентацией политических элит противника; культивацией массовой коррупции; созданием антиправительственных военизированных отрядов; созданием вооруженных отрядов «повстанцев»; скрытой военной интервенцией; массированным использованием РЭБ и разведки для разрушения воли противника к сопротивлению; открытой интервенцией для оккупации территорий и окончательного подавления сопротивления противника; угрозой применить ядерное оружие и применением высокоточного оружия для разрушения АЭС, химических производств, ГЭС.

Михаил Самусь
Фото: Макс Требухов
Михаил Самусь

При этом элементы сценария «Запад-2017» («Вейшнория» -«Латгалия») уже апробировались ранее в российском информационном пространстве сточки зрения культивации проблемы «защиты русскоязычного населения» в странах Балтии.

Главной целью учений «Запад-2017» является отработка стратегической операции на западном направлении группировкой войск Союзного государства РФ-РБ по единому плану и под командованием Генштаба РФ.

В ходе учений «Запад-2017» проводится оценка соответствия стандартам ВС РФ беларусских подразделений и соединений Беларуси - для обеспечения их полной совместимости и использования в совместных операциях.

По замыслу учений, Россия должна добиться нейтралитета стран Балтии и недопущения размещения ВС НАТО на их территории; получить «российские исторические территории» (в Латвии и Эстонии), создать транспортный коридор в Калининградской области. С этой целью она оккупировала Эстонию, Литву и Латвию, закрыла Сувалковский коридор, начала наступательные действия на Варшаву.

При этом, не имея достаточной глубины для применения резервов с собственной территории, а также недостаточное количество боеспособных подразделений для наступательных действий сил в Калининградском анклаве, возможность ведения наступательных действий с территории Беларуси (вт.ч. собственными силами) имеет для России принципиальное стратегическое значение.

«Запад 2017», Борисов, Беларусь, 20 сентября 2017.
Фото: EPA/UPG
«Запад 2017», Борисов, Беларусь, 20 сентября 2017.

В случае удачных контрнаступательных действий НАТО (в т.ч. попыток освобождения стран Балтии через Калининград), по замыслу учений предусмотрено применение тактического ядерного оружия над территорией Калининградской области.

Наиболее негативным для себя сценарием российское командование считает привлечение странами НАТО для боевых действий против России армии Украины - прежде всего ее наступление на российскую 8 Армию (с целью освобождения оккупированных сейчас этой российской армией отдельных районов Донецкой и Луганской областей). Учитывая недостаток боеспособных резервов, на этот случай план учений также предусматривает применение тактического ядерного оружия на территории Украины (или других регионов, в т.ч.российских - Калининградская область).

Фактор решимости и угрозы использования ядерного оружия как меры по принуждению к ведению переговоров противоположной стороны является элементом гибридной войны.

Игорь Ильяш Игорь Ильяш , журналист (Беларусь)