ГлавнаяМир

Дело Кабира Мохаммада: ошибка или геополитический расчёт?

Вечером 12 марта мне в «личку» на «Фейсбуке» написали с незнакомого аккаунта. Оксана просила помощи с разглашением информации о деле ее супруга, гражданина Украины афганского происхождения Кабира Мохаммада, утверждая, что он находится под незаконным экстрадиционным арестом в оккупированном Крыму по запросу Ирана. Как утверждала женщина, ФСБ и «крымская полиция» ошибочно приняли Мохаммада за другого человека, с которым общего у него - только частичное совпадение имени и страна происхождения.

На тот момент Кабир Мохаммад находился под стражей на протяжении 7 месяцев. На сегодняшний день - срок достиг без малого10-ти. В начале июня “Армянский городской суд” снова продлил его арест, а “Верховный суд Крыма” - ожидаемо отклонил жалобу защиты. По информации защитников, судебные заседаниявызвалиочередную волну проблем со здоровьем у их подзащитного, в ИТТ Раздольного даже пришлось вызывать скорую. На сегодняшний день состояние Кабира Мохаммада стабилизировалось.

Все этимесяцы консульство Афганистана в Москве забрасывает “крымский суд” обращениями, недвусмысленно сообщающими, что задержание Мохаммада– ошибка, и что в симферопольском СИЗО содержится совсем не тот человек, которого разыскивает Иран.

Украина, тем временем, довольносдержанно реагирует на ситуацию, а консулы по очевидным причинам посетить гражданина нашей страны не могут.

В силу описанных ниже обстоятельств, кроме очевидных нарушений прав человека, случай Кабира Мохаммада, важен и интересен тем, что он, похоже, – из серии микроисторий, в которых отображаются крупные геополитические процессы.

Оксана Мохаммад
Оксана Мохаммад

Хотя виртуально мы общаемся уже не первый месяц, “в реале” с Оксаной Мохаммад встречаемся только в начале июня. До этого времени об истории ее мужа уже написали многие интернет-ресурсы, за делом следят некоторые украинские и российские правозащитники.

Расспрашиваю об истории их семьи.

 Свадьба Кабира с Оксаной состоялась в 2008 году в Киеве. У них двое общих детей - мальчик 9-ти и девочка 7-ми лет. Только через несколько лет после рождения второго ребенка, в 2012 году, Мохаммад получил украинское гражданство. Семья живет в обычной двухкомнатной квартире в Борисполе под Киевом.

Кабир Мохаммад и его дети
Кабир Мохаммад и его дети

“Соседи до сих пор не знают, где Кабир. Говорю им, что он в Афганистане,” - рассказывает Оксана. По ее словам, на родине мужа у него небольшой бизнес - завод по сушке изюма, он ездит туда по делам раз в год.

Это уже второй брак Кабира Мохаммада в Украине. Первая его свадьба состоялась в Донецке, где он еще до распада СССР учился в мединституте. От донецкой жены у него тоже есть ребенок и уже даже внук. С 1987 год он постоянно проживает на территории Украины.

Задержание

Оксана с детьми были единственными свидетелями задержания Кабира Мохаммада.

14 сентября прошлого года семья ехала в Крым, по словам Оксаны, с целью реабилитации ее мужа после инсульта. К контрольному пункту въезда на оккупированную территорию “Армянск” семья прибыла около 19 часов. С украинскими пограничниками проблем не возникло.

“Они только посоветовали нам снять турецкие аэропортовые наклейки с чемоданов, мол, могут быть проблемы”, вспоминает Оксана.

Проблемы на паспортном контроле со стороны оккупационных властей действительно возникли, но по более серьезному поводу, чем наклейки.

После 7 часов ожидания, уже ночью,люди в форме заявили ошарашенной Оксане с двумя плачущими детьми, что Кабир задержан и будет доставлен в Армянск, так как его имя было обнаружено в базе разыскиваемых “Интерполом” лиц.

Уже в отделении “полиции”, оправляясь от шока и общаясь с «правоохранителями», Оксана впервые поняла, что произошло: оккупационные власти были уверенны, что задержали Мохаммада Кабира Ниязи – гражданина Афганистана, которого Оксана знать не знает и никогда в жизни не видела и который действительно разыскивается «Интерполом», но никакого отношения к ее супругу не имеет.

И только позже она осознала, что именно тогда произошла еще одна фатальная вещь: бросив за решетку Мохаммада,“крымская полиция”сообщила Ирану о задержании Ниязи,проигнорировав паспортные данныечеловека по фамилии Мохаммад.

Ошибка, которая казалась абсурдной и легко исправимой, оказалась нерешаемой проблемой, ведь Иран до сих пор считает, что в СИЗО Симферополя находится Ниязи, ФСБ, судя по всему, не желает признавать свою ошибку и сообщать Ирану, что в Крыму содержится совершенно другой человек, а Генеральная прокуратура России не спешит расхлебывать перегибы крымских «коллег».

Тем временем, с 15 сентября 2016-го срок содержания под стражей Кабира Мохаммада методично продлевается: 3-е суток, 45 дней, 4 месяца, 3 месяца, снова 3 месяца.

Ниязи – не Мохаммад

Здесь важно пояснить довольно сложно уловимую для ненатренированного глаза разницу.

Гражданина Украины, задержанного на въезде в Крым и находящегося в СИЗО Симферополя, зовут Кабир (имя) Мохаммад (фамилия). Эту же фамилию - Мохаммад – носит, например, и его жена Оксана. А разыскиваемого Ираном гражданина Афганистана зовут Мохаммад Кабир (двойное имя) Ниязи (фамилия). В переданных Ираном документах также указано имя отца разыскиваемого - Абдулатиф. В то время как отца гражданина Украины звали Кадир.

На протяжении почти 10 месяцев содержания Мохаммада в СИЗО, прокурорская сторона не предоставила ни единого документа, который бы подтверждал, что гражданин Украины когда-либо имел другое имя. Весь пакет документов, начиная с 1991 года, в том числе, до вступления в гражданство Украины, исключительно с документами, связанными с заключением и расторжением брака, водительские права - все выдано на имя Кабира Мохаммада.

На этом экстрадиционное дело, по идее, и должно было завершиться, но этого не происходит. Всякий раз во время заседаний«прокуроры» получают нагоняй от «судей», мол, недостаточно аргументов для содержания человека под стражей, но арест, тем не менее, продлевают.

Кого же разыскивает Иран?

Попытки найти в открытых базах “Интерпола” файл человека, которого разыскивает Иран и по которому был задержан Кабир Мохаммад, - ни к чему не привели.

Вот, например, - профиль гражданина Афганистана с похожим именем.

Тем нем менее, его анкетные данные отличаются: и имя, и год рождения,обвиняется он в нанесении телесных увечий и убийстве, в то время как разыскиваемый Ираном человек осужден за мошенничество. К тому же, разыскивает его не Иран, а Афганистан, тот самый Афганистан, который активно пытается вытащить находящегося в СИЗО бывшего гражданина.

Можно попробовать поискать иначе. Выбираем в выпадающем списке Иран - и снова не находим никого, даже отдаленно напоминающего Кабира Мохаммада.

Правда, большинство розыскных файлов в базе данных “Интерпола” - непубличные. Само государство, подающее лицо в розыск, решает - делать ли его профайл публичным или спрятать от посторонних глаз. Судя по всему, иранский запрос на арест Ниязи принадлежит именно к категории скрытых.

Гранит, мрамор и соболиные меха

Разыскиваемый Ираном Ниязи был осужден за мошенничество в особо крупных размерах, совершенное группой лиц.

Со ссылкой на адвокатов, знакомых с материалами дела, Оксана рассказывает,что речь идет о мошенничестве, связанном с поставками то ли гранита, то ли мрамора, то ли норковых одеял. Схема достаточно банальна: заказчик деньги перечислил, но товар так и не получил.

За это Мохаммад Кабир Ниязи был заочно осужден иранским судом в 2010 году к 5 годам лишения свободы, в списки «Интерпола» внесен спустя три года, в 2013-м.

Недавно в распоряжение защиты гражданина Украины попал еще один документ из иранского дела Ниязи. Речь идет о втором заочном приговоре, вынесенном по делу о совершении еще одного преступления тем самым Ниязи. В этот раз речь идет о схеме, связанной с поставкой соболиного меха. И, несмотря на наличие у защиты материалов, подтверждающих, что в это время – в сентябре 2014 года – Мохаммад находился совершенно в другом месте – а именно в Турции (эти материалы были предоставлены Оксаной также нам) – «суд» не принял это обстоятельство во внимание, и в очередной раз продлил экстрадиционный арест.

В Шенген пускают, в Крыму арестовывают

К нам на встречу Оксана приносит паспорт супруга.

Биометрический паспорт гражданина Украины для выезда заграницу оформлен на имя Кабира Мохаммада совсем недавно, 17 февраля 2016 года. Это уже второй его заграничный паспорт, в первом - закончились страницы для виз, и в связи с арестом документ находится в распоряжении оккупационных властей Крыма. Хотя, как утверждают представители украинской Государственной миграционной службы, при оформлении паспорта человек “не пробивается” по каким-либо базам данных, поскольку на получение паспорта имеет право каждый гражданин Украины, тем не менее, въехать в шенгенскую зону человек с “красной пометкой” в «Интерполе» смог бы вряд ли.

В то же время, у Мохаммада Кабира последняя из оформленных шенгенских виз(болгарская) выдана буквально за два месяца до ареста. В Болгарию семья Мохаммад ездила на автомобиле, соответственно, пересекала несколько границ:кроме болгарской, также румынскую. За несколько месяцев до этого семья летала в Турцию, до того - в ОАЭ. В целом, с момента получения первого заграничного паспорта в 2012-м Мохаммад выезжал на территорию других стран несколько десятков раз. В том числе, был на территории России, Италии, Черногории. Нигде никаких вопросов не возникало. И только недремлющее око бдительного«крымского ФСБ» узрело в нем разыскиваемого Ираном мошенника с украинским паспортом, пытающегося прорваться на оккупированную территорию.

Кстати, в открытых источниках до сих пор можно найти сообщение, распространенное “Крыминформом” со ссылкой на “пресс-службу Погрануправления ФСБ по РК” в 20-х числах сентября 2016 года. Судя по фабуле, речь идет о задержание КабираМохаммада, хотя конкретное имя не указано.

Новость сообщает о задержании “бывшего гражданина Афганистана с украинским паспортом, который был объявлен Интерполом в международный розыск за совершение преступления в Иране”. Без тени сомнения. Видимо, незначительные расхождения в имени не смутили представителей спецслужб, и они поспешили отчитаться об успехе в поимке международного преступника.

От сообщения веет победными реляциями. Международный преступник с украинским паспортом пытается прорваться в Крым. Каков сюжет! Не удивительно, что после подобных сообщений сложно признать, что “просто перебдели”. Тем более ФСБ. В настолько компетентных органах не ошибаются, особенно когда речь идет о регионе, находящемся под особым контролем и по которому бродят «украинские диверсанты».

Возможно, именно по этой причине арест Кабира Мохаммада неизменно продлевают – просто не хотят признавать ошибку. И по этой же причине его вполне могут отправить в Иран - в качестве Ниязи -а там разберутся.

«Бестолковая» экспертиза 

Другое имя и пересечения границ цивилизованных государств - главные аргументы защиты, но не единственные.

Например, прокуратура не обладает ни одним документом, подтверждающим, что Кабир Мохаммад когда-либо пересекал границу Ирана.

Оксана говорит, что ее супругу никогда в голову бы не пришло ехать в Иран.

“Кабир говорит, что в Иран афганцам ехать рискованно, у него никогда не было друзей-иранцев – разная религия, есть конфликт за территорию,” - поясняет она.

Адвокаты также ставят под сомнение доказательную силу тех документов, которые были пересланы Тегераном Генеральной прокуратуре Российской Федерации для проведения экстрадиционной проверки.

В частности, речь идет о снимках плохого качества, на которых изображен осужденный афганец, и по которым было проведено портретное исследование.Непонятно – что это за снимки, где и при каких обстоятельствах они были сделаны и по каким именно признакам привлеченный прокуратурой эксперт пришел к выводу о том, что «возможно», на них изображен Кабир Мохаммад.

Состояние здоровья

Не влияет на решения “судов” и аргумент, связанный с состоянием здоровья Мохаммада.

За 9 месяцев до ареста он перенес инсульт. Медицинские справки, подтверждающие этот факт, семья нам также предоставила. Уже в заключении у Мохаммада, предположительно, случилось еще два удара. Он был переведен в санчасть, но, вопреки требованиям защиты, медицинское освидетельствование так и не было проведено. Сейчас адвокаты обжалуют игнорирование соответствующего ходатайства. Следующее заседание по этим жалобам состоится в «Железнодорожном суде Симферополя» 12 июля в 11.00.

Адвокаты также попытались задействовать ресурс Европейского суда по правам человека. В ответ на запрос из ЕСПЧ российские компетентные органы заверили, что с удерживаемым ими Мохаммадом все в порядке, и Суду это показалось убедительным. 

Прогнозы

Дальнейшее развитие событий дела ее супруга прогнозировать крайне сложно.

По самому обнадеживающему сценарию, по истечении 12 месяцев ареста (допустимый срок содержания лица под стражей согласно инкриминируемой Ниязи статье) «суд» все-таки освободит Мохаммада из-под стражи, и он сможет вернутся домой.

Срок в 12 месяцев упоминается в том числе в письме Генеральной прокуратуры Российской Федерации, пересланном Оксане.

Правда, это письмо содержит еще одно довольно тревожное утверждение: “срокипроведения органами прокуратуры экстрадиционных проверок не регламентированны”. То есть, надо понимать, что такая проверка может длиться вечно.

Если же российская Генпрокуратура примет решение о выдаче Кабира Мохаммада Ирану, это решение будет обжаловано в суде, поскольку правовых оснований для выдачи Ирану гражданина третьей страны – нет.

Важно подчеркнуть, что выдача будет нарушением также с точки зрения международного гуманитарного права, ведь Россияне имеет права насильственно выдворять граждан Украины с территории Украины, коей является Крым. Тем не менее, она это регулярно делает.

Большая геополитика

Когда я задаю Оксане вопрос по поводу того, не казалось ли им рискованным ехать в Крым, она сперва, кажется, даже не понимает мой вопрос. Уточняю: не казалось ли вам опасным ехать на отдых на оккупированную территорию? Нет, отвечает, в тот момент им так не казалось. “Не надо было ехать, - вздыхает она. - Я уже себя за это съела”.

В начале июня, ни на “суд” в Армянск, ни на рассмотрение апелляции Оксана впервые не поехала - из опасений за свою безопасность.

Наши попытки обнаружить осязаемый политический мотив в этом деле оказались пока безрезультатными.

Сидя в офисе правозащитной организации, Оксана размышляет о вероятных мотивах дела.

“Может быть, какой-то враг “заказал” его. Но если это «заказ», то почему все это так долго продолжается? Его могли бы просто по-тихому сразу вывезти, выдать Ирану и все, но этого не произошло.”

Возможно, и правда не стоит искать черную кошку в темной комнате? В Крыму напортачили, а в Генпрокуратуре России, которая, согласно российскому законодательству, уполномочена принимать решения об экстрадиции, нести ответственность за ошибки “перевертышей” (говорят, именно так называют бывших украинских правоохранителей, которые поспешили на службу оккупанта) не очень-то хотят.

Правда, есть еще одно интересное обстоятельство. Дело в том, что Кабир Мохаммад - человек с непроходной, что называется, биографией. Об этом я узнала не сразу, но, узнав, могу предположить, что причина его незаконного содержания в СИЗО может быть скрыта в каких-то личностно-геополитических хитросплетениях.

Кабир Мохаммад является сыном одного из бывших высокопоставленных чиновников Афганистана, а также родственником экс-президента этой страны Бабрака Кармаля. Сам Кармаль, как известно, был ставленником СССР и свой пост занял в 1979 году, после введение в Афганистан советских войск, а в последующем, с конца 80-х, жил в Москве, где и скончался в 1996 году.

Его младшему родственнику Мохаммаду Кабиру во времена афганской войны было не более 17 лет, но он успел побывать в плену у талибов, за что был вознагражден возможностью поехать на учебу в СССР.

Насколько можно судить из разных обрывков рассказов его семьи и моих коллег, сведущих в особенностях развития ситуации в регионе, “клан Кармаля” до сих пор является довольно влиятельным в Афганистане, приближенным к нынешней власти, и при этом сохраняет отношения с Кремлем. Именно по этой причине, судя по всему, поток обращений в крымские “суды” за подписью афганского консула в Москве Салама Абдуллы - не иссякает.

Последнее из таких обращений ушло в адрес “суда” в преддверии очередного заседания “суда” 8 июля. Хотя, как видим, безрезультатно.

Более того, по нашей информации, от представителей властных кругов Афганистана поступали также обращения непосредственно к российской марионетке в Крыму Сергею Аксенову. В одном из таких писем содержится просьба передать Кабира Мохаммада либо Украине, либо Афганистану со ссылкой на личное знакомство автора письма с Аксеновым, а также на то, что Афганистан якобы“является одним из первых государств, признавших Крым неотъемлемой частью Российской Федерации”.

Хотя юридически это якобы «признание» не состоялось, было лишь заявление теперь уже экс-президента Афганистана Хамида Карзая, которого тоже связывают и с влиянием Москвы в Афганистане, и с “кланом Кармаля”.

Что касается официальной позиции Афганистана по «крымским резолюциям» в ООН, то в случае с документом от 27 февраля 2014 года о территориальной целостности Украины Афганистан воздержался от голосования, а во время голосования за резолюцию от декабря 2016 года о ситуации с правами человека в Крыму - вообще отсутствовал.

В духе этой двойственной позиции действуют и консульские представительства Афганистана в деле своего бывшего гражданина Кабира Мохаммада (кстати, во всех документах из Афганистана его называют по-прежнему гражданином Афганистана, но Оксана утверждает, что это просто повод для обращений Кабула в интересах ее супруга). Пока афганские дипломаты в Москве забрасывают обращениями крымский «суд», консульство Афганистана в Киеве никаким образом в судьбе Мохаммада не участвует, неформально ссылаясь на непризнание Афганистаном аннексии Крыма.

Судя по всему, выше упомянутое письмо Аксенову и его льстящий Кремлю тон было всего лишь попыткой повлиять на судьбу КабираМохаммада. Тем не менее, Мохаммада не освободили, не передали ни Афганистану, ни Украине. Более того, насколько нам известно, Аксенов на послание высокопоставленного афганского чиновника даже не отреагировал.

С другой стороны, родственные связи Мохаммада с пророссийской частью афганского истеблишмента и подобные письма могут объяснить в какой-то мере прохладную реакцию со стороны Украины. Объяснить, но не оправдать - ведь речь по-прежнему идет о незаконно удерживаемом на оккупированной территории гражданине Украины.

Хотя упрекнуть в полном отсутствии реакции Украины на это дело сложно: Офис Омбудсмана Валерия Лутковская направила письмо Татьяне Москальковой с просьбой, чтобы ее представители посетили Кабира в СИЗО (правда, этого так и не произошло); МИД Украина также направил обращение в адрес российских властей.

Ко всему вышеперечисленному, в этой геополитическойкомбинации, кроме Украины, Афганистана и России, присутствует ещеи Иран – по запросу которого и содержится под арестом Мохаммад. И когда Оксана говорит о нежелательности экстрадиции в Иран, может идти речь не только о суннитско-шиитском противостоянии. Снова углубляясь в историю, можно увидеть, к примеру, что между коммунистическим режимом Кармаля и Ираном отношения были не самые теплые. Учитывая приближенностьМохаммадаКабира к окружению Кармаля и слабую приверженность Ирана ценностям прав человека, в случае экстрадиции след КабираМохаммада там действительно может “потеряться”.

Стоит учитывать здесь и прокремлевскую позицию Ирана в отношении аннексии Крыма: если на голосовании за резолюцию о территориальной целостности Украины Иран отсутствовал, то по документу о нарушениях прав человека на полуострове и вовсе голосовал отрицательно.

“Перевертыши”

Какими бы ни были мотивы преследованияМохаммада – очевидно, что оно является незаконным. Давайте посмотрим, кто жеидет на это осознанное нарушения прав человека.

Почти все из «прокуроров» и «судей», участвующих в деле, работали в Крыму до оккупации, в украинских правоохранительных органах и судах. Исключения составляют только два человека:судья “Армянского городского суда” Татьяна Феденева, которая была назначена для работы в Крыму в 2016 году(а до этого, судя по информации в открытых источниках, работала в России, а именно в Жигулевском городском суде Самарской области),а также Алексей Последов, член Судебной коллегии по уголовным делам «Верховного Суда Республики Крым», ранее работавший судьей Промышленного районного суда Ставрополя.

Среди судей “Армянского городского суда”, также принимавших решение о продлении экстрадиционного ареста, - председатель “суда” Лариса Лихачёва и судья Венера Исроилова работали в крымских судах до оккупации. В “Верховном суде Крыма” апелляцию защиты отклонял в том числе “судья” Тимур Слезко, принимавший также несколько решений по делу украинского политзаключенного Владимира Балуха. Слезко тоже работал в крымских судах до оккупации, так же как еще один засветившийся в деле судья “Верховного суда Крыма” Анатолий Осодченко, бывший судья Апелляционного суда Крыма.

Из троих “прокуроров”, участвующих в заседаниях –имена двоих были опубликованы в списках в украинской правительственной газеты с публичным сообщением об их вызове в органы прокуратуры на территории материковой Украины. Это “прокурор Армянска”, советник юстиции Алексей Челпанов, “прокурор” Колтырин А.А. (судя по информации в сети, в дооккупационные времена был прокурором Феодосии). Третий прокурор, работающий в паре с Челпановым в Армянске - Алексей Ребик, по нашей информации, также является бывшим сотрудником правоохранительных органов Украины.

Имя задержавших Кабира Мохаммада работников ФСБ нам неизвестны.

Оккупированная территория – не место для поправки здоровья

Ситуация Кабира Мохаммада усложняется тем, что он, по сути, является заложником оккупированной территории. При всем желании Украина как государство здесь практически бессильна. Более того, вопреки многочисленным обращениям и требованиям, в Крым так и не была допущена ни одна международная правозащитная структура или миссия, потому непосредственно задокументировать нарушения в отношении Моххамада международные структуры также не могут.

Прецедент Мохаммада должен стать показательным: даже если вы не совершили никаких правонарушений и даже если вы уверенны, что в Крыму вы – «свой человек» - вас могут запросто арестовать и безосновательно удерживать за решеткой. Это в лучшем случае. А в худшем - выдворить в какой-нибудь дружественный Иран или Северную Корею. И никто не сможет вам помочь.

В общем, оккупированная территория, зона международного вооруженного конфликта - как предварительно классифицировал аннексию Крыма прокурор Международного уголовного суда, - не самое удачное место для поправки здоровья.

Марія Томак , журналіст
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter