ГлавнаяМир

Ливия, Франция и «реальная» политика

В истории неоднократно бывали случаи, когда эпохальные события случались в связи с неуемными эмоциональными всплесками правителей.

Ливия, Франция и «реальная» политика
Фото: moyby.com

Поэтому, есть большой соблазн связать начало нынешней военной операции коалиции в Ливии со страстным желанием горячего французского лидера Николя Саркози отомстить своему обидчику Муаммару Каддафи за нанесенные ему оскорбления. Тем более, если вспомнить, с каким рвением Париж «проталкивал» решение в Совбезе ООН.

Однако, здесь, судя по всему, эмоции выступают в качестве ширмы большой африканской игры.

Что стоит за эмоциями?

На первый взгляд, казалось бы, ну с какой стати французскому президенту было «сжигать мосты» с Каддафи и признавать пока что еще довольно таки аморфное повстанческое правительство в Бенгази?

Ведь на поверхности в последние годы сотрудничество между двумя странами развивалось весьма плодотворно.

В частности, французы модернизировали 12 истребителей «Мираж Ф1» ливийских ВВС (сумма сделки - 100 млн евро), подписали контракт на закупку противотанковых ракет «Милан» (168 млн евро), системы связи «Тетра» (128 млн евро).

В июле 2007 года находившийся с визитом в Ливии Н.Саркози привез из Триполи соглашение о сотрудничестве двух стран в области атомной энергии (3 млрд евро), а также разрешение на ведение Францией геологоразведки урана на юге Ливии.

А в декабре того же года находящийся с пятидневным (!) официальным визитом во Франции лидер Джамахирии подписал дюжину контрактов на сумму свыше 10 млрд евро.

Фото: img0.liveinternet.ru

Более того, совсем недавно, в октябре прошлого года, Париж и Триполи и вовсе подписали соглашение, предусматривавший выведение их отношений на уровень «стратегического партнерства».

Да и на личном уровне все вроде бы шло нормально. Вспомнить хотя бы, как благодаря личным контактам с М.Каддафи, Н.Саркози способствовал решению проблемы осужденных в Джамахирии шести болгарских медсестер, а также врача-палестинца.

Что же могло случиться в последнее время?

Любители все происходящее выводить на эмоциональный уровень, в этой связи, вспоминают историю с политическим убежищем бывшего главы протокола М.Каддафи Нури эль-Мисмари в ноябре прошлого года (те, кто смотрят новости по ведущим мировым спутниковым каналам, наверняка запомнили эту колоритную фигуру).

Он дескать за предоставление убежища во Франции мог «слить» массу нелицеприятных вещей, сказанных в частных беседах лидером Джамахирии в адрес Н.Саркози.

Впрочем, все это, пожалуй, лирика. А вот что действительно выпускается из виду, так это системные вещи.

Наполеоновские планы

Следует отметить, что после вступления на свой пост, нынешний президент Франции не раз заявлял о своей решимости перейти на качественно новые отношения с африканскими государствами, используя для этого и личные связи, и свою любимую, но пока неработающую, внешнеполитическую «игрушку» – «Союз для Средиземноморья».

Собственно, в последние годы мы являемся свидетелями активной африканской Realpolitik от Саркози, выраженной в поддержке диктаторских режимов в обмен на экономические преференции.

В этой связи, кстати, также важно отметить, что во время прошлогоднего саммита Африка-Франция в Ницце французы уделили особое внимание ведущим странам именно «нефранкоязычной» Африки. В первую очередь, учитывая их углеводородные запасы, Судану и Ливии (первая по потенциалу и вторая по реальной добыче нефти на континенте соответственно).

С Суданом пока все идет по плану. На сегодняшний день, французская компания «Тоталь» стала ключевым „оператором” южносуданской нефти и уже заявила о намерении в ближайшее время в три раза увеличить нынешний объем добычи нефти в Южном Судане, а также „самыми быстрыми темпами” построить альтернативный „северосуданскому” нефтепровод через территорию Кении к Индийскому океану (нефтеперерабатывающий завод в Кении планирует строить Китай, стоимость проекта – около 1,5 млрд. долл.).

А вот с непредсказуемым и «строптивым» Каддафи такими успехами «Тоталь» похвалиться не может. Тут и штраф в 0,5 млрд евро, наложенный ливийским властями на «французский Газпром», и проигрыш многих ливийских тендеров на совместную добычу углеводородов.

Сюда же можно отнести и историю с сорвавшейся франко-ливийской сделкой о покупке французских истребителей «Рафаль» и других вооружений на общую сумму в 4,5 млрд евро, и препятствия со стороны Триполи по транспортировке урана для французских АЭС, и «особое мнение» Каддафи на счет «Союза для Средиземноморья».

В общем, когда у тебя наполеоновские планы как по отношению к Ливии, так и целому континенту, то лучше иметь стабильных марионеток, чем «друга», от которого не знаешь, чего ждать в следующий момент.

Фото: rfi.fr

Кстати, два примера для тех, что еще пропаганду воспринимает за чистую монету.

В 2008 году Франция оказала военно-техническую поддержку именно правящему режиму Чада, которому угрожали, в сущности, такие же, как в нынешней Ливии, повстанцы, а в 2009 году Париж поддержал передачу власти в Габоне Али Бонго, сыну скончавшегося президента Омара Бонго, давнего «друга» и союзника Франции. «Выборы» в Габоне были, мягко говоря, далеки от демократических стандартов, но интересы нефтяной компании «Тоталь» оказались важнее «либерально-демократических ценностей».

Зачем это надо знать Украине?

Судя по всему, европейским «южанам» во главе с Францией, в конечном итоге, таки удастся настращать европейских «северян» во главе с Германией тремя ведущими еврофобиями (исламисты, мигранты и энергетическая безопасность) и „раскрутить” их на финансирование южного вектора внешней политике ЕС, в первую очередь, на реанимацию „Союза для Средиземноморья”.

Собственно, такие тенденции вполне отчетливо уже прозвучали во время встречи в двадцатых числах февраля в Брюсселе министров иностранных дел Европейского союза.

Ну а бюджет Евросоюза нерезиновый. Разумеется, увеличение финансирования в североафриканском направлении резко снизит «финансовую привлекательность» другой евросоюзовской «игрушки» - программы «Восточное партнерство» да и всего восточного вектора внешней политики ЕС.

Впрочем, и в этом имеется свой плюс. Есть надежда, что после этого мы, наконец, избавимся от остатков евроиллюзий (да и, кстати, других внешнеполитических иллюзий тоже) и уже основательно станем на рельсы нормальной «реальной» внешней политики.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter