ГлавнаяОбществоЖизнь

Репортаж из отравленного города

Насте почти пять. Она выглядывает из-за коляски и улыбается незнакомцам. У девочки крошатся молочные зубки, жалуется её мама Елена Гроза. Врачи говорят, что "из-за экологии". Но переезжать из родной Горловки семья не собирается. Тут родители, друзья, квартира и работа.

Настя и ее мама Елена Гроза
Фото: Макс Левин
Настя и ее мама Елена Гроза

Мононитрохлорбензол

Мы с фотографом Максом Левиным стоим в прихожей, на втором этаже старой "сталинки" с трёхметровыми потолками. Дом на окраине Горловки по улице Щербакова, 16. За ним - разбитая дорога-бетонка, гаражи и развалины обанкротившегося в 2002 году Горловского химзавода. Оттуда сладко тянет миндалём.

Так пахнет мононитрохлорбензол (МНХБ) - смертельно опасное вещество, которое ещё называют "кровяным ядом". Оно разрушает печень, сердце и костный мозг. Одного миллиграмма в организме хватит, чтобы убить человека.

В 2011 году власти вывезли 2740 тонн МНХБ в Польшу. Оставшееся перезалили в новые пластиковые ёмкости. Прежние металлические бочки протекали и отравляли землю. Часть ядовитого грунта захоронили в поле за заводом. Но запах миндаля говорит, что отрава ещё осталась. Пресс-служба мэра Горловки Евгения Клепа обещает, что до конца года с территории химзавода вывезут ещё 450 тонн ядовитых веществ. А старый могильник укрепят бетоном. Хотя вряд ли это решит проблему полностью. Химический запах идёт не со стороны могильника, а с территории самого завода. То ли и новые бочки протекать начали, то ли не всю заражённую землю захоронили.

Местные жители запаха миндаля уже не замечают, говорит Сергей Хорошилов, которого мы встречаем во дворе. Он тут жизнь прожил и никуда ехать не собирается: "Квартиры хорошие, крупногабаритные. Чего ехать?". Многие, наоборот, едут на окраину подальше от шумного центра Горловки и машин.

Идём по квартирам дальше. За одной из дверей шумно, делают ремонт - разговаривать некогда. Взбираемся под самую крышу, чтобы поглядеть из окон пятого этажа на руины химзавода. Дверь открывает пенсионерка Анна Александровна. Услышав, что мы из газеты, приглашает в зал. Фамилию свою, правда, не называет: "Мало ли. Вдруг какие неприятности детям". Сын у неё в Донецке, дочка - в Киеве.

Анна Александровна говорит, что когда химзавод работал, то "с экологией было ещё хуже". Но лучше было в социальном плане. Рядом с заводом, где делали взрывчатку, жили военные. Офицерские общежития, Дом Культуры, профилакторий, ясли-садик, обустроенный парк... Теперь одни руины.

Через окно видим скелеты химзавода и общежития. Рядом - недавно возведённые каменные гаражи. Окно на химзавод наглухо задраено и, видимо, почти никогда не открывается. Но Анну Александровну отравленный воздух заботит меньше, чем текущая крыша. Она просит сфотографировать поплывшую штукатурку в подъезде.

Аммиак

Муж Елены Грозы, о которой мы уже упоминали вначале, работает на химическом концерне "Стирол". Это несколько заводов по производству удобрений из бизнес-империи Дмитрия Фирташа, 14-го в украинском списке Forbes с капиталом около 5,45 млрд гривен. 6 августа около 14:00 на "Стироле" лопнула старая труба с жидким аммиаком. Погибли шесть человек, ещё около 30-и оказались в больнице. В этот же день в Горловку вылетели самый влиятельный ее уроженец вице-премьер-министр Юрий Бойко, а также министр экологии и природных ресурсов Олег Проскуряков. Государство выделило деньги семьям погибших и на лечение выживших.

На другой день после аварии владелец "Стирола" Дмитрий Фирташ прилетел на предприятие и выступил перед журналистами (см. видео выступления по ссылке). Его компания Group DF перевела пять миллионов гривен семьям погибших и дала деньги на поддержку пострадавших. На пресс-конференции Фирташ сказал, что узнал об аварии уже через 10 минут. Жителей Горловки оповестили не так быстро.

Елене в день аварии позвонил кто-то из родственников, сказал срочно бежать домой, закрыть все форточки и на улицу не высовываться. О таких звонках от родных и друзей говорили все, с кем нам удалось пообщаться. Единственная исправная система оповещения об опасностях в Горловке - сарафанное радио. Иногда звонят родственники из России — там о выбросах узнают раньше, чем в городе.

Но даже если в городе начнёт выть сирена, к ней быстро привыкнут. Один из работников "Стирола" (не муж Елены - с ним мы так и не поговорили) рассказал, что вредные выбросы бывают регулярно. Но в прессу эта информация попадает редко. "Если бы никто не умер, то и об этом выбросе вы бы не узнали", - говорит работник предприятия.

6 августа на самом "Стироле" сирена работала. Но за его пределами её уже не было слышно. На сайте "Стирола" якобы есть оперативная информация о вредных выбросах в системе АСКОС (Автоматизированная система контроля окружающей среды). Данные обновляются каждые 15 минут, говорится в презентации к системе. Но понять, что именно система показывает, непросто. Попробуйте это сделать сами: http://arny.stirol.net/eco/rep.html

Отсутствие информации порождает слухи. Один таксист уверял нас, что из-за аварии на "Стироле" погибли минимум 15 человек. Другой рассказывал, что родственники пострадавших срочно искали большие деньги, чтобы купить лекарства и заплатить врачам за работу. "Я их лично возил, никаких денег "Стирол" в первый день не выделил, за всё родственники платили сами", - говорил таксист.

Из-за аварии погибло не 15 человек. Но, возможно, и не шесть. На следующий день после аварии на "Стироле" местный сайт Gorlovka.ua написал о смерти двухмесячного Родиона Кондратьева. Его мать Ольга сказала, что врачи сначала поставили диагноз - отёк легких. Такое может быть из-за отравления аммиаком. Окна квартиры Кондратьевых смотрят прямо на "Стирол".

"Вечером он еще играл, был активным. Ночью мы покушали. А утром я нашла его мертвым, изо рта шла пена, из носика — сукровица", - говорит Ольга. Но в итоге местные врачи поставили предварительный диагноз "синдром внезапной детской смерти" - смерть от остановки дыхания без видимых причин.

Связана смерть младенца с аварией на «Стироле» или нет, выяснит Донецкое бюро судмедэкспертизы в начале сентября.

Деньги

Чиновники в Горловке о "Стироле" отзываются уважительно, ведь это главный частный налогоплательщик города. Он даёт около 20% всех налоговых поступлений. Ещё 22% приносят четыре шахты госпредприятия "Артёмуголь". Остальное приходится на Горловский коксохим (ООО "Истэк"), Горловский машиностроитель (входит в СКМ богатейшего украинца Рината Ахметова), ещё десятка три предприятий. К тому же "Стирол", наверное, крупнейший работодатель города. Там работают более 3000 человек из 277-тысячного населения. Причем работать на "Стироле" престижно. Простой рабочий тут получает "чистыми" от 2000 грн, начальник цеха - от 18000. Это космические деньги для Горловки, где средняя зарплата составляет около 2400 грн на руки.

Школьники по записи ходят на "Стирол" в зооуголок с муфлонами, павлинами и страусами (всего более 600 птиц и животных). Ребята постарше из технических училищ проходят на предприятии практику. А краской со "Стирола" покрыты фасады местных школ и бордюры.

Только журналистам на "Стироле" не рады. Несколько дней мы пытались договориться о встрече с руководством концерна и о визите на предприятие. Безуспешно.

Пришлось выискивать работников "Стирола" через знакомых и вылавливать их возле Северной проходной, где автодорога разрезает предприятие на две части и рабочие переходят из одной части завода в другую по улице. В какой-то момент нас замечает охранник.

Рядом на остановке стоит единственный ларек с водой, шоколадом, жвачками и другими мелочами. Внутри женщина вышивает гладью цветок на туго натянутой на пяльцах ткани. Берём донецкое мороженное "Чебурашка", которое нам рекомендовали горловчане. Заодно интересуемся, не она ли работала в момент аварии.

"Я и работала. Смотрю, забегали туда-сюда. А ещё завоняло. Ну тут постоянно чем-то воняет, вот только что серой воняло", - говорит продавщица. Ехать из Горловки она тоже никуда не хочет: "Все же не уедут".

Во второй части репортажа из Горловки читайте:

О свадьбах на терриконах и в противогазах.

Почему мэр Горловки — не из Партии регионов.

Чем гордятся горловчане и как отдыхают.

Почему за проход к бывшему ртутному карьеру берут 10 гривен.

Андрій Яніцький Андрій Яніцький , редактор економічного відділу LB.ua
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter