ГлавнаяОбществоЖизнь

Две армии

То, что Виктор Янукович назначил главой оборонного ведомства Михаила Ежеля, – конечно же, неожиданность. Зато теперь можно с уверенностью говорить о том, что сейчас в стране есть новая военная традиция – министров обороны «кидать». Вернее, претендентов на министерское кресло. Наверное, все в армии так и должно быть. Неожиданно. Чтоб не дремалось…

Сергей Згурец Сергей Згурец , Главный редактор журнала Defense Express
Две армии
Фото: Макс Левин

Армия. Вид сверху

Сначала так случилось с Анатолием Гриценко, которого прошлый Верховный Главнокомандующий Виктор Ющенко собирался было переназначить министром обороны, а потом раз – и Еханурова с парламентской трибуны предложил. Что было странно и неожиданно – в розданных на утверждение списках значился именно Гриценко. Причина такой президентской изменчивости до сих пор точно не ясна. Если не считать таковой отсутствие личной преданности за пределами разумного.

Чем не угодил Виктору Януковичу Александр Кузьмук, которому в третий раз прочили стать министром, – тоже до конца не ясно. Но если у Александра Ивановича и возникли вопросы к Виктору Януковичу, почему он – «министр обороны теневого правительства», из тени так и не вышел, то вслух он их не задал. Потому что есть выдержка и опыт. Кадровая чехарда все еще продолжается, и далеко не все пасьянсы разложены. Если же кто и нервничает – то наиболее нетерпеливые из команды Александра Ивановича, которые поспешили в старании расчистить площадки под себя. Опосредованным подтверждением этому стали появившиеся публикации в ряде изданий, что, мол, все командующие видами уже написали рапорта об увольнении по собственному желанию. Что не было правдой.

Кадровые изменения затронули лишь флот, где новый министр обороны вместо адмирала Игоря Тенюха уже представил нового командующего ВМСУ вице-адмирала Виктора Максимова, который был первым заместителем Тенюха. Но Максимову в следующем году будет 60 лет, а это пенсионный возраст – и опять встанет вопрос о новом командующем для ВМС. Так что замена Тенюха – решение скорее идеологическое, нежели долгосрочно-практическое. Зато Россия довольна – мол, именно Тенюх был инициатором и одним из идеологов информационной войны против базирования Черноморского флота в Крыму. Также, по уверениям россиян, по его приказу украинские военные корабли пытались заградить вход в Севастопольскую бухту российским кораблям в августе 2008 года, когда суда ЧФ, базирующиеся в Крыму, приняли участие в боевых действия в Грузии.

Рад бы поверить, но слишком много героизма для одного человека. Такие действия наши адмиралы и генералы самостоятельно не принимают. А если такой приказ был получен – то он должен был выполнен. Слово «пытался» – вряд ли для решительного адмирала. Впрочем, это ремарка по ходу. Но плохо уже то, что допускается само подозрение, что другая страна может влиять на те или иные кадровые назначения в Украине. Это недопустимо. Впрочем, давайте чуть подождем. И посмотрим – будут ли возобновлены переговоры по выводу ЧФ из Украины или все завершится поиском удовлетворяющего Москву и Киев решения о судьбе флота, о чем, среди прочего, шла речь во время визита Виктора Януковича в РФ.

Но это – политика большая. А политика более понятная для самой армии прояснится уже через месяц, когда премьер-министр Николай Азаров огласит бюджет страны на этот год и расходы на оборону. Оборонные расходы Украины по итогам 2009 года составили 8,3 млрд. грн. Чтобы армия не развалилась, нужно как минимум вдвое больше, – утверждают в Генштабе и Министерстве. Но чем реально будут распоряжаться Михаил Ежель и Иван Свида – еще не ясно. Хотя именно сейчас решается, какой армия Украины должна стать к 2025 году. Это должно определиться по итогам Оборонного обзора. За него отвечает межведомственная комиссия во главе с первым вице-премьером, созданная постановлением Кабмина в 2008 году. Эту актуальную работу планировали завершить в середине 2010 года. Доделывать ее придется уже новой власти – но уже с учетом того, что в среднесрочной перспективе Украина не будет членом системы коллективной безопасности, а новому Верховному Главнокомандующему нравится слово «нейтральность».

В самих Вооруженных Силах Украины с 2008 года приостановлено сокращение – по крайней мере, на уровне директивных документов. Хотя на основе действующей Государственной программы развития ВС Украина должна была иметь на начало 2010 года армию из 157 тыс., в которой 125 тыс. – военные. Сегодня де-факто численность армии – 200 тыс., из которых 150 тыс. – военнослужащие. По списочному составу примерно 50 тыс. – срочная служба по призыву, 50 тыс. – контрактники, и главный костяк – офицерский корпус.

Фото: Макс Левин

От одних участников процесса, занятых выработкой облика Армии-2017 и, как следствие, Армии-2025, мне пришлось слышать такие пояснения: «По количеству военнослужащих ВС Украины являются самыми малочисленными в Европе. Это по проценту к численности населения лишь 0,33%. Дальнейшее их сокращение будет иметь значительные негативные последствия в обеспечения безопасности страны, создаст экономические и социальные вызовы».

А от других важных участников Оборонного обзора слышал полностью противоположное: «С точки зрения здравого смысла поддерживать идею существующей численности ВСУ в 200 тыс., обосновывая это оперативной необходимостью, – нонсенс. Такая армия без соответствующего оснащения, подготовленности, управления – недееспособна. При этом в 2009 году почти треть бюджета Минобороны была потрачена на то, чтобы поддерживать содержание 400 военных городков и различных объектов. Также к их охране было привлечено около 18 тыс. человек. А это численность 7–10 полнокровных механизированных и танковых бригад. При этом большинство призванных на срочную службу военнослужащих увольнялись в запас не способными выполнять задачи в боевых условиях. Парадокс, не правда ли: средства потратили, а результата для боеготовности – ноль».

Фото: PHL

Армия. Вид снизу

Впрочем, пока поставлю точку в разговоре об армии Украины с высоты военного Олимпа. Напомню лишь фразу Уинстона Черчилля, сказавшего по подобному поводу: «Любой умный человек может составить план победы в войне, если он не отвечает за осуществление этого плана». Теперь – об армии снизу. Об армии офицерской.

Тут реалии и тенденции настолько угрожающе, что на их фоне просто нет смысла говорить о вещах вроде необходимости перевооружения арсеналов, модернизации самолетов и систем ПВО. Потому как управлять этим сложным оружием, даже если оно вдруг появится, будет просто некому. Это ведь не генеральское дело. И солдату-срочнику самолет или ЗРК не доверишь. Что ж касается станового хребта армии, то большинство офицеров сейчас – как в засаде. Они просто ждут 2011 года, чтобы массово уйти из армии. Тогда у многих из них закончится действие пятилетнего контракта, который они подписали с Минобороны еще при Анатолии Гриценко. Этот контракт сделал крайне невыгодным для офицеров увольнение из армии по собственному желанию ранее оговоренного срока. Терялись и куцые материальные блага, и ряд социальных гарантий. Поэтому часть офицеров просто дожидается, когда труба сыграет «отбой».

В 2011 году право продолжать или не продолжать контакт с армией без убытков для себя будет у 11, 5 тыс. офицеров. Из них 6, 2 тыс. получат возможность уйти на пенсию, а вторая половина для продления контракта должна иметь серьезную мотивацию. Появится ли она в ближайшие 8–10 месяцев? Не уверен.

Тревожность картины видна уже сегодня. За последние два года с военной службы ушли 104 летчика Воздушных Сил и армейской авиации – с опытом и налетом. Авиационное училище в Харькове выпускает 20–25 лейтенантов-авиаторов в год. Для доведения каждого из них до уровня военного пилота 1-го класса понадобится около 5–7 лет. И куча топлива, которого, например, в 2009 году было 7% от минимальных потребностей для полетов. Это означает, что при нынешних объемах финансирования, которого хватает лишь на содержание городков, закупку еды и выплату зарплаты, подготовить замену высококлассным летчикам наша армия просто не сможет. Тогда какой смысл в модернизированных самолетах МиГ-29, если летать на них будет некому?

В 2008-м и 2009 годах из ВС в целом было уволено 5,7 тыс. офицеров, из которых более 2 тыс. – младшего офицерского состава. Из 2 526 офицеров, уволенных в 2009 году, по возрасту ушло менее 9%. Чем моложе офицеры – тем решительнее они настроены попытать второй шанс на гражданке. Почему уходят? Один аргумент. Лишь 16% молодых офицеров имеют собственное или служебное жилье. Остальные 84% жилье арендуют. Цена вопроса в зависимости от региона – от 600 до 2 500 грн. Лишь лейтенантское жалование неизменно – около 1 800 грн. Сводить концы с концами при таком раскладе лишь на патриотизме можно, но не бесконечно. А еще армия – это боевая подготовка, которой нет. И еще непонятна перспектива дальнейшей службы.

В армии уже сейчас 9 тыс. офицерских должностей вакантны. Половина должностей – это командиры взводов, рот, батальонов. То есть те, кто занимается в войсках боевой подготовкой, воспитанием и дисциплиной. Если на этих должностях нет толковых мотивированных офицеров, какой прок будет от такой роты – даже если эта рота и вооружена современными танками «Оплот» или перспективным БТР-4?

Так что революционная ситуация – между армией верхов и армией низов – офицерами разрешается уходом из системы. Как немой протест людям власти и политикам, паразитирующим на армии. С их вечными разговорами о заботах про нужды человека с ружьем. Что в ответ? Уже есть предложения о проведении в качестве временной меры призыва офицерского состава на военную службу из запаса – сроком до 18 месяцев. И, конечно же, сохранение призыва на срочную службу. Она сегодня у нас, напомню, 12 месяцев – пока покороче, чем возможная новая «срочная офицерская». Но все это никакого отношения к той современной достойной армии, которую должна иметь Украина, по моему мнению, не имеет. Разве что к потемкинским деревням нового типа…

Сергей Згурец Сергей Згурец , Главный редактор журнала Defense Express