ГлавнаяОбществоЖизнь

"Зеленая страна" инуитов

Украинец в Гренландии – экзотика, впрочем, как и русский. Холодный остров, территория которого на 80% покрыта льдом, не привлекает туристов из бывшего СССР – далеко, проблематично добраться, да и нет привычных развлечений. Отдых в Гренландии – удел «продвинутых» европейцев, пресыщенных соблазнами шумных мегаполисов, – норвежцев, немцев, испанцев, австрийцев. Наша альпинистская экспедиция вполне могла быть первой украинской.

"Зеленая страна" инуитов

Друзья-альпинисты, с которыми мы побывали в Гималаях, на Тянь-Шане, Памире, Кавказе и в Альпах, Гренландию выбрали не случайно. Загадочный континент, горные районы которого не затоптаны туристами, мало исследован и уже в силу этого интересен. Пока друзья совершали технически сложное восхождение на вершину Нанасартартуак, мы с женой по отдельной программе путешествовали по Южной Гренландии – подниматься на вертикальную стену высотой 1,5 км с моей недавно прооперированной рукой было слишком рискованно. Поскольку в стране нет дорог, все расстояние – а это более 500 км – преодолевали на маленькой моторной лодочке, лавируя среди айсбергов и льда. Это позволило близко узнать страну, ее политический уклад и познакомиться с характером местных жителей.

Королевский отель за $100  
Маленькие городки Гренландии – уютны и пестро раскрашены. Это своеобразная компенсация за однообразный северный пейзаж, неотъемлемой частью которого даже на юге страны, где растут цветы и промышляют фермеры, являются лед, снег и айсберги. Летом температура в южной части острова «подпрыгивает» до +20ºС, однако погода резко меняется несколько раз в день. Из-за этого в Гренландии, название которой дословно переводится как «зеленая страна», практически нет деревьев, хотя время от времени встречаются стелющиеся по земле карликовые березы.

Первозданный пейзаж не должен вводить в заблуждение. Находящийся под патронатом Дании край эскимосов, которые гордо называют себя инуитами, – это чисто европейская цивилизация, где чиновники и высшая государственная элита не стремятся к собственному обогащению, а служат своему народу.

Личную скромность демонстрирует даже датская королева. Остановившись, к примеру, в трехзвездочном отеле в Нанорталике (дословно – «Городе белых медведей»), мы с удивлением узнали, что во время отпуска здесь жила королева Маргрете II, ежегодно отдыхающая в Гренландии из-за уникально чистых воздуха и воды. В этом небольшом отеле на 25 номеров – площадью 15-20 м каждый – нет ни люкса, ни супер-люкса. Стоимость ночевки колеблется от $100 до $150 в сутки, что раз в десять меньше, чем привыкли платить в Монте-Карло или Женеве высокопоставленные украинские чиновники!
 Гренландский отель был полон рядовых граждан. Даже не верится, что королева вот так просто может наслаждаться красотами рядом со своими подданными. Это так странно для Украины, где народные депутаты даже на отдыхе пытаются отделиться от народа! Вообще, быт королей и высших государственных чиновников в цивилизованных странах подчиняется государственным интересам, а не их личным причудам. В украинской же политике доминирует советский менталитет, когда кухарка, не имея мышления государственного деятеля, охотно осваивает барский образ жизни. Как же удивляться тому, что украинские олигархи, указывая в декларациях зарплату госслужащего, не стесняются строить особняки высотой в три–пять этажей, еще и с двумя подземными?

Кстати, нас поразила неприхотливость гренландских олигархов. Самый богатый из инуитов получает большие прибыли от переработки рыбы, а живет в городе Какортоке в обычном двухэтажном доме – 10 на 15 м в фундаменте. Украинскому миллионеру такая постройка служила бы гаражом или помещением для прислуги. Конечно, жилье эскимоса-богатея гораздо комфортнее, чем у среднестатистического гражданина. Да и само место несказанно красиво.



Из пещер – в парламентскую республику

Хотя Гренландия и находится под патронатом Дании, она пользуется широкой автономией – имеет собственный парламент и правительство. В соответствии с результатами референдума, через 25 лет страна получит государственную независимость. А ведь еще 60 лет назад коренные гренландцы обитали чуть ли не в пещерах! Только в 1954 году ООН одобрила специальную резолюцию, сделав Гренландию субъектом международных отношений и членом Организации Объединенных Наций. После этого Дания начала программу адаптации жизни инуитов к европейским нормам.

За полвека с лишним датчанам удалось сделать невозможное – превратить эскимосов, которые недалеко ушли от первобытно-общинного строя, в культурных европейцев. Представьте, до 1954 года главной едой инуитов – на 90% – было свежее мясо тюленя, медведя, кита и нерпы. В одном из музеев нам показали документальный фильм начала ХХ столетия, где деды современных гренландцев с аппетитом поедали сырое, с кровью мясо нерпы, разрывая его зубами.

Былые жилища инуитов напоминают самодельные пещеры из камня, накрытые дерном. Попасть внутрь можно только ползком. В тесном, но теплом помещении проживали всей семей – три–четыре поколения одновременно. И они все как-то размещались на 20 кв. м без особых перегородок и ширм!

Адаптацию гренландцев Дания начала с предоставления им роскошного, с нашей точки зрения, жилья со всеми удобствами. Датчане очень терпеливо выманивали инуитских женщин из пещер в дома, которые ради привлекательности выкрашивали в яркие, «кислотные», как любит говорить молодежь, цвета. Очень трудно, например, было научить женщин пользоваться водой в доме. Кран те открывали, но закрывать категорически отказывались: мол, это же ручей, ему положено течь! Также гренландцев долго не могли приучить не мусорить на кухне, поскольку обычно они ели на свежем воздухе, выбрасывая остатки еды собакам.

Сегодня инуиты свободно пользуются современной бытовой техникой, управляют вертолетами и самолетами, а виртуозность лодочников, на скорости проводивших нас между айсбергами и льдинами, достигает совершенства. В Гренландии на каждом шагу убеждаешься, что грамотная государственная политика способна творить чудеса.


На развилке цивилизаций

Разница в людях и отношении к жизни – поразительная. Если гренландцы радуются и наслаждаются каждым днем, хотя у них восемь месяцев в году – полярная зима, то уже в «Борисполе» мы попадаем в другую реальность, фиксируя глубокую озабоченность и недовольство на украинских лицах.

Любой гренландец, окончивший школу, знает, как минимум, три языка: свой родной гренландский, государственный датский и иностранный английский. Те же, кто учился в институте, прибавляют еще один–два европейские – французский, немецкий или испанский. Как говорится, ничего общего с Украиной, где на 18-м году независимости спорят, на каком языке говорить – на русском или украинском.

Да и отношения имперской Дании, колонизировавшей Гренландию в 1721 году, со своими бывшими «вассалами», не идут ни в какое сравнение с отношением имперской России к Украине. Конечно, сказать, что Москва превратила украинцев в «чукчей» (имею в виду всем известных героев советских анекдотов, а не представителей другого, очень близкого эскимосам северного народа), было бы преувеличением. Однако в этом утверждении что-то есть.

Украина, на земле которой возникла трипольская культура, где процветала Киевская Русь, где появилась первая демократическая Конституция Пилипа Орлыка, попала под чуждое европейской цивилизации российское влияние, утратив часть своей самобытной культуры. Пример гренландцев свидетельствует, как быстро первобытный народ может шагнуть к цивилизации под руководством развитой и культурной нации. А мы вот, вместо адаптации, топчемся на месте и спорим – двигаться вперед, в Европу, или назад, к России, уже как 300 лет кряду. 


Фото из личного архива Костенко.