ГлавнаяЭкономикаГосударство

Госбюджет как искусство возможного. Чего ожидать ко второму чтению проекта

Правительство должно было бы вернуть в парламент готовый ко второму чтению проект Госбюджета на следующий год до 3 ноября, но КМУ продлил сроки обработки Бюджетных выводов парламента. Мы проанализировали главные претензии к проекту госсметы со стороны Главного экспертного управления ВРУ, профильного парламентского комитета, Счетной палаты и отдельных депутатов, чтобы понять, как проект может трансформироваться ко второму чтению, а главное, какие предложения Минфин все-таки не учтет во время его подготовки.

Фото: пресс-служба НБУ

К первому чтению депутаты подготовились обстоятельно – количество правок превысило 2,5 тысячи, на общую сумму 2,2 триллиона гривень. И если в прошлом году депутатские «хотелки» по сумме были равны всему проекту Госбюджета, то в предвыборный год депутатские «хотелки» потянули уже на два госбюджета. В итоге бюджетный комитет ВРУ предложил парламенту принять полностью или частично «всего лишь» 922 поправки, отклонив 1249 предложений.

Среди основных, выделенных бюджетным комитетом ВРУ:

  • увеличение расходов на централизованные медицинские мероприятия на 626 млн грн (приобретение лекарственных средств, медицинских изделий для больных с сердечнососудистыми, сосудисто-мозговыми заболеваниями, а также больных онкологическими и онкогематологическими заболеваниями);
  • увеличение медицинской субвенции на 200 млн гривен на целевые расходы для лечения больных хронической почечной недостаточностью методом гемодиализа и сахарным и несахарный диабет;
  • увеличение расходов на лечение граждан за границей на 200 млн гривен;
  • увеличение расходов на диагностику и лечение заболеваний в медицинских учреждениях Министерства здравоохранения на 60 млн гривен;
  • на финансовое обеспечение высокоспециализированной медицинской помощи, предоставляемой клиникам и Национальной академии медицинских наук, на 122 миллиона;
  • распределения капитальных вложений в инвестиционные проекты – на 2,1 миллиарда гривен.
  • увеличение субвенций местным бюджетов на формирование инфраструктуры на 200 млн гривен.

Среди этого множества действительно разумных предложений особняком стоит возврат субвенции на социально-экономическое развитие объемом в 4,5 млрд грн. Той самой «депутатской» субвенции, которая непрозрачно распределяется между мажоритарными округами и позволяет депутатам конвертировать средства госбюджета в детские площадки и скверы, обеспечивая вполне конкретным политсилам поддержку в регионах.

Итог довольно скромный – 8 млрд грн. На эту же сумму, по мнению представителей профильного комитета, можно увеличить доходы госбюджета. Источники – перераспределение расходов, которых и так с натяжкой хватает, и увеличение средств, перечисляемых в Госбюджет Нацбанком на два миллиарда гривень. Насколько это надежный источник сложно сказать, ведь НБУ перечисляет в Госбюджет не столько, сколько хочет правительство, а вполне конкретный объем, определяемый на основании финансовой отчетности НБУ и утверждаемый Советом НБУ.

Депутаты предлагают увеличить финансирование отдельных программ по здоровью граждан
Фото: Макс Требухов
Депутаты предлагают увеличить финансирование отдельных программ по здоровью граждан

По предварительным оценкам Нацбанка в 2019 году он должен перечислит в Госбюджет 34,9 млрд грн, то есть на 10 млрд меньше, чем изначально было заложено в проект Госбюджета Минфином. Согласится ли НБУ жертвовать независимостью ради спасения правительства и выполнять заведомо невыполнимое? Пожалуй, это будет зависеть от аппетитов парламентариев и конкретных целей, на которые они захотят потратить бюджетные средства.

На радость депутатам, по мнению главы Счетной палаты Валерия Пацкана, дополнительных резервов в проекте Госбюджета может быть намного больше 8 млрд грн. Например, аналитики Счетной палаты утверждают, что есть возможности повысить поступления от налога на прибыль предприятий (+13,2 млрд грн) и акциза на импортные подакцизные товары (+4,4 млрд грн) на сумму свыше 17,6 млрд грн. Правда, надо отдать должное Счетной палате, там предлагают за счет этих средств финансировать не депутатские «хотелки», а дефицит Госбюджета. Так как параллельно эксперты Счетной палаты отмечают, что в проекте есть риски невыполнения планов по некоторым статьям доходов, например, по НДС с ввезенных на территорию Украины товаров, НДФЛ и, конечно, приватизации.

Отдельно следует отметить, что и Главное экспертное управление ВРУ, и бюджетный комитет и Счетная палата в своих выводах отмечают, что в проекте Госбюджета на следующий год заложены риски неконтролируемого роста государственного долга и максимизации долговых рисков в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Прежде всего, эксперты говорят о статье 16, которая предусматривает возможность правительства совершать внеплановые выпуски внутренних гособлигаций с соответствующей корректировкой граничного объема госдолга. Даже без этих внеплановых выпусков общий объем государственного и гарантированного государством долга на конец 2019-го составит 62% от ВВП, то есть превысит психологическую отметку в 60%, которую в данный момент правительство можем превышать лишь благодаря законодательным исключениям, внесенным из-за проведения операции Объединенных сил. И наверняка во время рассмотрения проекта во втором чтении парламентарии попытаются ограничить аппетиты Минфина, ведь вопрос увеличения долговой нагрузки страны на сегодняшний день основной.

Будут у них претензии и к социальным стандартам, заложенным в проект Госбюджета. По данным Минсоцполитики, фактический размер прожиточного минимума в ценах августа 2018-го составил 3331 грн для трудоспособных, 3046 – для детей младше 6 лет, 3730 грн – для детей в возрасте от 6 до 18 лет и 2710 грн – для нетрудоспособных. 

Заложенные Минфином в проект соцстандарты существенно ниже данных Минсоцполитики: на 1 декабря 2019-го прожиточный минимум для трудоспособных составит, например, – 2102 грн, а для нетрудоспособных – 1638 грн.

То есть Минфин хочет закрепить в проекте бюджета базовый социальный стандарт, который существенно ниже просчитанного профильным министерством. Это не только ощутимо снизит объемы большинства социальных выплат, это повлияет, например, на размеры окладов сотрудников первого тарифного разряда, также привязанного к размеру прожиточного минимума. Понятно, что Минфин исходит из того объема средств, которыми будет располагать в течение года и повышение социальных стандартов порой невозможно из-за банальной нехватки денег, но отдельные нормы, депутаты все-таки попытаются повысить, например, прожиточный минимум для детей. Расчеты Минсоцполитики – достаточное для этого основание, ведь проведены они в соответствии с действующим законодательством, по официальной методике и стандарту.

Отдельный риск для бюджета будущего года – финансирование Пенсионного фонда. Во-первых, любая попытка увеличить прожиточный минимум для нетрудоспособных моментально повлияет на объемы пенсионных выплат, которые и так составляют вторую по объемам статью расходов бюджета, после погашения госдолга. Во-вторых, несмотря на то, что доля средств госбюджета в бюджете ПФУ все время растет и в 2019-м должна достичь 42%, до сих пор законодательно не урегулирован вопрос погашения задолженности ПФУ за предоставление займов из единого казначейского счета для покрытия временных кассовых разрывов. Раньше такой необходимости не было, но в этом году задолженность стала расти стремительно – с начала года на 11,5 млрд грн (всего свыше 70 млрд грн), что является еще одним довольно весомым финансовым риском будущего года.

Объем дефицита финансирования образовательной и медицинской субвенций из госбюджета по мнению народных депутатов составляет порядка 27 млрд грн.

Фото: пресс-служба НБУ

В сфере здравоохранения главным камнем преткновения станут пилотные проекты по предоставлению медицинского обслуживания в отдельных регионах, для которых еще полностью не выписана нормативно-правовая база и сопроводительные документы, но уже заложены бюджетные средства. По мнению депутатов, эти деньги могут быть направлены на финансирование уже работающих программ, получивших средства на уровне текущего года в частности «Лечение граждан Украины за границей», «Обеспечение медицинских мероприятий отдельных государственных программ» и проч. По крайней мере, во время первого чтения проекта бюджета, количество народных депутатов, имеющих претензии к финансированию именно медицины было значительным.

А в сфере образования второй год основной головной болью Минфина остается переход из государственной в коммунальную собственность отдельных ВУЗов, выведение некоторых из них из категории ІІІ-ІV уровней аккредитации, создании для них юрлиц и прочее. Конечно, вся это не имеет прямого отношения к Госбюджету, но затянувшийся переходной период существенно усложняет как бюджетное планирование расходов на образование, так и непосредственное выделение средств. А народные депутаты, продолжат сражаться за бюджетное финансирование этих учетных заведений, так как их передача на балансы местных бюджетов для многих будет грозить закрытием.

И лишь этим пожелания народных избранников не ограничатся. Во время обсуждения проекта бюджета в первом чтении звучало большое количество пожеланий к расходной части госсметы: от строительства дополнительных пунктов пропусков и повышения зарплат доцентам, до поиска средств на трансграничное сотрудничество ОТГ с ЕС и программу «Чистая вода». И надо отметить, что многие из озвученных депутатами предложений кажутся важными и нужными. Разве будет кто-то отрицать, что увеличение финансирования Института рака – это благо? Разве можно спорить с тем, что украинские преподаватели заслужили повышение зарплат? Но как отметила и.о. министра финансов О.Маркарова, выступая перед депутатами, Госбюджет – это искусство возможного. И, к большому сожалению, возможности Украины в данный момент очень ограничены. И тут остается надеяться лишь на то, что после второго чтения расходная часть бюджета пополнится строками, действительно нужными стране, а не конкретным депутатам или представителям бизнеса.

Ульяна Яхно , журналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter