ГлавнаяЭкономикаГосударство

Сектор газа Дмитрия Фирташа

19 мая в Минске на заседании совета глав правительств стран СНГ планировалось подписание соглашения о зоне свободной торговли в рамках Содружества. Украина сделала ставку именно на этот алгоритм сотрудничества стран постсоветского пространства, поскольку он не препятствует переговорам о зоне свободной торговли с Евросоюзом. Но документ так и не был подписан. Формально из-за позиции Узбекистана, который был не согласен с механизмом решения споров при введении нетарифных барьеров в двусторонней торговле. Ряд экспертов сразу высказали мнение, что за позицией Узбекистана стоит Россия, которая заинтересована в интеграции стран СНГ не на мягкой платформе зоны свободной торговли, а в гораздо более жесткой форме Таможенного союза.

Сектор газа Дмитрия Фирташа

После минского провала вспомнился недавний совет Дмитрия Медведева Украине: нельзя сидеть на двух стульях одновременно. Поэтому выбор делать придется. Какой же сценарий развития событий будут поддерживать крупнейшие группы влияния в правящей партии? Ранее мы уже пришли к выводу, что Ринат Ахметов, как минимум, серьезно заинтересован в создании зоны свободной торговли с Евросоюзом. Тем интереснее позиция другого мощнейшего крыла партии власти, которую в деловой среде олицетворяет Дмитрий Фирташ. Чтобы понять это, рассмотрим ситуацию, в которой находятся украинские производители азотных удобрений, ведь именно на эту отрасль совладелец "РосУкрЭнерго" делает особую ставку.

Северодонецкий АЗОТ
Фото: finance.lg.ua
Северодонецкий АЗОТ

Первое полугодие 2011 года оказалось на редкость удачным для отечественных производителей минеральных удобрений. Под влиянием ряда факторов, среди которых и подорожание продуктов питания, и политическая нестабильность в Северной Африке и на Ближнем Востоке, цены на минеральные удобрения, как на мировых рынках, так и в Украине, достигли достаточно высокого уровня. По состоянию на конец второй декады мая минимальные экспортные цены на аммиачную селитру составили 290 долларов/тонна (160 долларов/тонна год назад), минимальные цены внутреннего рынка - 2 900 гривен/тонна (1 950 гривен/тонна в прошлом году). Стоимость карбамида за последний год увеличилась с 229 до 408 долларов/тонна (минимальные экспортные цены) и с 2 100 до 3 450 гривен/тонна (минимальные цены внутреннего рынка), минимальная стоимость аммиака составила 505 долларов/тонна (это наибольшее значение за последние четыре года).

Немаловажно, что стоимость импортного газа по сравнению с началом 2010 года даже снизилась, в том числе за счет Харьковских соглашений. В первом квартале прошлого года она составляла 305 долларов/тыс. кубометров на границе Украины, а сегодня - 295,6 долларов/тыс. кубометров. Таким образом, прибыльность производства азотных минеральных удобрений выросла. И значительно. Наиболее привлекательным стало производство аммиака, причем до такой степени, что производители сознательно уменьшали производство карбамида и селитры, чтобы экспортировать больше аммиака, а "Северодонецкий "Азот" даже приостановил работу одной из своих карбамидных линий. Показывает оживление рынка и динамика экспорта азотных удобрений в первом квартале - аммиака в 2,6 раза, или на 210,627 тыс. тонн до 346,327 тыс. тонн по сравнению с 1 кварталом 2010 года, карбамида - на 28,5%, или на 204,137 тыс. тонн до 919,547 тыс. тонн, При этом экспорт селитры сократился на 11,1%, или на 8,879 тыс. тонн до 71,004 тыс. тонн.

Дмитрий Фирташ и Александр Ярославский
Фото: Макс Левин
Дмитрий Фирташ и Александр Ярославский

Но наибольшие перемены на рынке произошли даже не в ценовой конъюнктуре, а в структуре собственников предприятий отрасли. Год назад каждый производитель азотных удобрений имел своего собственника. Среди них - народный депутат Николай Янковский, гражданин США и выходец из Закарпатья Алекс Ровт, харьковский олигарх Александр Ярославский, группа «Приват», государство и Group DF Дмитрия Фирташа, контролировавшего только «Ривнеазот». Но во второй половине 2010 года ситуация стала меняться кардинальным образом. Осенью прошлого года Group DF заявила о приобретении у Николая Янковского концерна «Стирол», а затем весной 2011-го перед заманчивыми предложениями не устояли «Северодонецкий «Азот» Алекса Ровта и черкасский «Азот» Александра Ярославского. В итоге азотные предприятия Украины, за исключением государственного Одесского припортового завода и входящего в группу «Приватбанка» и получающего дешевый газ украинской добычи от «Укрнефти» «ДнепрАзота», оказались под контролем Фирташа.

Где бизнесмен отыскал средства на столь масштабные покупки? Вспомним, что именно в июне 2010 года Стокгольмский арбитраж обязал «Нефтегаз Украины» вернуть "РосУкрЭнерго" (50% которой принадлежит Фирташу, а 50% - «Газпрому») 11 млрд. куб. м газа и предоставить дополнительный объем газа в размере 1,1 млрд. куб. м в качестве неустойки за нарушение условий контракта. До апреля 2011 года «Нефтегаз» вернул эти объемы «РосУкрЭнерго», которая продала его компании «Газпром-экспорт» по цене 338-358 долларов за тыс. куб. м. на границе Украины и ЕС. Таким образом, выручка «РосУкрЭнерго» за возвращенный НАКом газ превысила 4 млрд. долларов, из которых надо вычесть стоимость транзита до границ ЕС и другие сопутствующие расходы, а также учесть, что украинскому бизнесмену принадлежит только половина этой компании.

Фото: Макс Левин

По оценкам экспертов, стоимость сделок по приобретению трех указанных химпредприятий составила 1,5-2 млрд. долларов. Однако Фирташ не успокаивается на достигнутом - в апреле он заявляет о намерении приобрести два российских химических предприятия..Если одно из них эксперты единогласно идентифицируют как россошанский завод «Минудобрения», совладельцем которого является Алекс Ровт, то единого мнения относительно наименования второго объекта интересов украинского олигарха пока нет. Кроме того, Дмитрий Фирташ постоянно декларирует свою заинтересованность в покупке Одесского припортового завода в случае его приватизации, а также планирует активно инвестировать в развитие и модернизацию пока формально государственной украинской титановой отрасли. Для реализации подобных планов необходима значительная финансовая поддержка. Отметим, что Group DF не заявляет о планах по проведению IPO или размещению еврооблигаций в ближайшее время (хотя менеджмент компании не прочь осуществить такие шаги в принципе). Остается либо кредитная поддержка, либо участие партнеров в прибылях компаний. Ряд аналитиков придерживается мнения, что Фирташ скупил украинских азотчиков, чтобы в будущем перепродать их. В этом случае первые претенденты на покупку - российские предприятия, в особенности «Сибур».

Фото: EPA/UPG

Подчеркнем, что связи «Газпрома» и Фирташа вышеперечисленным не ограничиваются. С апреля принадлежащая ему Ostchem Group начала самостоятельный импорт среднеазиатского газа для своих предприятий. Фирташ подчеркнул, что из схемы поставок были убраны лишние звенья - НАК «Нефтегаз Украины» и «Газпром». Бизнесмен не назвал цену поставляемого газа, отметив, что она намного выше, чем ранее названная Азаровым предположительная стоимость газа для химпредприятий в 170 долларов/тыс. кубометров. По данным Минэкономики, в апреле, украинские предприятия импортировали свой газ по трем ценам, и наиболее низкая из них - это 280 долларов/тонна. Вполне вероятно, что именно эта цена и является стоимостью среднеазиатского газа, хотя многие аналитики и эксперты прогнозировали, что она будет значительно ниже этого показателя. Куда важнее вопрос не цены, а объемов и средств доставки «голубого золота». Возможности транспортировать газ из Средней Азии в Украину в обход России нет, поэтому очень интересно было бы узнать, какие аргументы привел Фирташ российским властям, чтобы получить добро на транзит «голубого золота» для своих предприятий. Не исключено, что средством убеждения оказалась заинтересованность «Газпрома» или других близких к российской власти структур в прибыльности украинского азотного химпрома.

С этим предположением отлично корреспондируется заявление Фирташа о намерении совместной продажи продукции с одной из крупных химических групп России. Кроме того, консолидация и получение контроля над целой отраслью украинской промышленности отвечает планам российского руководства по построению энергетической империи, в исключительную сферу влияния которой попадет постсоветское пространство. Даже если наши предположения неверны, и DF Group не намерена продавать украинские химические предприятия россиянам, то заинтересованность в безоблачных отношениях с Россией у Дмитрия Фирташа не исчезает. «Хорошей погоды» на российском направлении требуют как производственные интересы предприятий, заключающиеся в получении максимально дешевого сырья - природного газа, а также сбытовые интересы, поскольку совместная политика с российскими компаниями позволит Фирташу увереннее чувствовать себя на мировых рынках. Рынки сбыта также не привязывает бизнесмена к Европе - наибольшее количество продукции предприятия поставляют в Турцию, Бразилию, Индию и Африку, поскольку рынок Евросоюза и Америки уже поделен и отвоевать там свою нишу достаточно сложно. Таким образом, экономические интересы объективно заставляют бизнесмена ориентироваться на Россию, он, конечно, не заинтересован в ухудшении отношений с Евросоюзом, но ссориться с Россией ради евроинтеграции для Фирташа недопустимо.

Некоторые эксперты уже успели связать попытку задержания Юлии Тимошенко Генеральной прокуратурой с усилиями «русской партии», ставящей палки в колеса евроинтеграции Украины. Собственно говоря, вертикаль власти в целом, выстроенная Виктором Януковичем после избрания Президентом и отмены политической реформы, оказалась пронизанной интересами различных финансово-политических групп. Не лишним будет напомнить, что своим другом Дмитрия Фирташа называет Сергей Лёвочкин, глава президентской администрации. Его часто обвиняют в ограничении информационных потоков, адресованных главе государства. В президентском фаворе и министр топлива и энергетики Юрий Бойко, постоянно фигурирующем в шорт-листе претендентов на премьерский портфель. Вместе с Юрием Анатольевичем создавал Республиканскую партию и нынешний министр иностранных дел Украины Константин Грищенко.

Впрочем, возможности политической «группы Фирташа» не ограничены вышеперечисленными персонажами. Очевидно, что монополист на рынке азотных удобрений имеет возможность влиять на аграрный сектор, где становятся все более выпуклыми интересы Юрия Иванющенко - загадочного, но влиятельного и денежного представителя Партии регионов. Кстати, Фирташа и Иванющенко объединяет неуклюжесть попыток их медийного позиционирования - они никак не могут «выйти из тени».

Сегодня можно говорить о том, что Дмитрий Фирташ сознательно позиционирует себя в качестве, как минимум, агента влияния России (что выгодно «Газпрому» - выгодно РФ) в большой политике Украины. Это означает, что говорить о полном консенсусе отечественных олигархов относительно путей развития страны не стоит. В результате наша страна опускается на геополитический шпагат под грузом интересов своих самых богатых граждан.

Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter