ГлавнаяЭкономикаГосударство

Белорусская шизофрения

Второй месяц белорусский рубль существует в двух реальностях. В первой, официальной, он демонстрирует поразительную стабильность. Во второй реальности валюту купить можно лишь на «черном рынке» на 60-70% дороже. LB.ua попросил белорусского журналиста Сергея Лунина рассказать о ситуации в Минске.

Белорусская шизофрения
Фото: http://udf.by

Сбились с курса

На днях Нацбанк Беларуси отменил ограничения по курсам продажи валюты для коммерческих банков страны. Однако доллары и евро в обменных пунктах не появились. Люди стали метаться по коммерческим банкам и обнаружили, что все они «хором» подняли курс доллара приблизительно с 3 до 4 тысяч белорусских рублей. И ни рублем больше. Хотя на межбанке и на “черном рынке” курс за доллар предлагают более 5 тысяч рублей.

Фото: Сергей Лунин

Оказалось, что Нацбанк Беларуси снова не смог удержаться от командно-административных привычек и «попросил» коммерческие банки до конца недели не превышать курсовую планку в 4 тысячи рублей за доллар. Что и было сделано.

В итоге жест Нацбанка произвел скорее не экономический, а психологический эффект. Просто в стране появился очередной валютный курс – курс коммерческих банков. Сегодня таких курсов как минимум пять. Это официальный курс, курс коммерческих банков, межбанковский курс, курс “черного рынка” и спецкурс различных частных компаний.

Например, национальная авиакомпания Беларуси “Белавиа” подняла цены на билеты в белорусских рублях на 30%, сохранив прежние тарифы в валюте. У многих турфирм пересчет стоимости путевок идет по курсу на 60-70% выше официального.

Теперь многим белорусам не по карману иностранные товары. А другие не смогут отдохнуть летом за границей. Ведь если в прошлом году они могли поменять белорусские рубли и взять с собой, например, $1500 на неделю, то теперь на ту же сумму смогут купить всего $750-800.

Как скупают

Трудности с покупкой долларов и евро породили профессиональных “стояльцев” за валютой в обменных пунктах и, разумеется, валютчиков. Минчанин Игорь (фамилию называть не захотел) работает водителем в одном из автопарков, а в свободное время пытается купить валюту. Самые “рыбные” места – аэропорт и железнодорожный вокзал. То есть “точки”, где можно встретить непуганых гостей из России, Украины и более дальнего зарубежья. Причем Игорь ничего противозаконного не совершает. Он, как и другие находящиеся в очереди “стояльцы” просто ждут, пока гость продаст свою валюту в обменник, а затем приобретает сданные дензнаки по курсу обменного пункта. Для Игоря это не бизнес. Он просто собирает деньги на покупку иномарки в Германии.

Фото: Сергей Лунин

Сотрудница проектного института Юлия признается, что в последнее время приобретает валюту, как правило, с оказией. То знакомые россияне, едущие транзитом из Европы, евро по приемлемой цене «скинут», то коллеги на работе предлагают оперативно разменять валютную «мелочь». Она хочет летом съездить в Черногорию, а для этого нужны, как выражается девушка, «нормальные деньги». Но если белорусский рубль будет падать дальше, виды на Черногорию обернуться релаксацией на дачном огороде под Пуховичами в Минской области.

А вот пенсионерка Дина Брониславовна о валюте уже не помышляет. Ее пенсия, в пересчете на курс черного рынка, сейчас составляет немногим больше 100 долларов и этих денег еле хватает, чтобы сводить концы с концами. По словам пенсионерки, ее очень удручает рост цен на продукты. Но особенно остро чувствуется на кошельке постоянно увеличивающаяся стоимость лекарств, особенно импортных.

Фото: Сергей Лунин

Собеседники журналистов негосударственных СМИ, если это не политики или эксперты, обычно весьма неохотно называют фамилии. Как объяснила это Юлия, на работе могут лишить премии или уволить. Зато можно говорить с представителями государственной прессы. Те мнения недовольных граждан просто не напечатают. Мало того, на недавнем идеологическом семинаре главных редакторов госизданий в Гродно, проведенном Администрацией президента, им запретили писать о ситуации с валютой, росте цен и безработице.

«Менялы»

Как и после распада СССР, основная масса валютчиков материализуется на рынках. Скупкой валюты занимаются практически все продавцы. И это уже не безобидный промысел, а преступление, по которому по белорусским законам грозит от двух до семи лет лишения свободы с конфискацией (ст. 221 УК РБ).

Свой товар они приобретают за пределами Беларуси, а там белорусский рубль или просто не продается и не покупается, или стоит так дешево, что стыдно сказать. Поэтому торговцы вынуждены скупать валюту у населения. Конкуренцию им составляют уже настоящие “менялы”, орудующие более солидными суммами. В отличие от прежних времен, они не стоят с табличками и не выкрикивают “Доллары, марочки, российские рубли”, а сидят где-то поблизости в кафе и поддерживают связь по телефону. Впрочем, как и в прежние времена, милиции они особенно не опасаются.

Фото: Сергей Лунин

Фото: Сергей Лунин

Во-первых, белорусская власть упорно делает вид, что в стране валютного кризиса нет, а потому и его производных вроде как не должно быть. А во-вторых, за апрель по всей Беларуси за незаконные валютно-обменные операции милицией было задержано всего 7 человек. То есть почти никого. Так, 15 апреля Белорусское телеграфное агентство сообщало о задержании валютчика с крупной суммой денег. Оказалось, что под крупной суммой денег государственное СМИ имело ввиду $2 тыс., 550 евро, более 320 тыс. российских рублей и почти 80 млн. белорусских рублей (это примерно $12,8 тыс. и $16 тыс. по курсу 5000).

Услуги по купле-продаже валюты этот человек предлагал через Интернет. Причем речь шла только о крупных сделках. По данным правоохранителей, предварительно обговорив сумму сделки, мужчина договаривался о встрече. Милиция подсчитала, что меняла успел заработать около 100 млн. белорусских рублей ($20 тыс. по курсу 5000 бел.руб за долар США).

 Сергей Лунин
Сергей Лунин

Бегство от инфляции

Валютный кризис бьет по самым бедным – пенсионерам и инвалидам. Хотя им не надо покупать валюту, но из-за реального падения курса в магазинах растут цены, покупательная способность рубля падает. Только за три первые месяца года цены выросли почти на 11%.

Цены растут практически на все. В марте процентов на 15% подорожал безнин, в апреле – проезд в общественном транспорте и в электричках. По официальным данным Статкома, с апреля почти на 10% подорожали растительное масло и крупы, на 5% - свекла, на 4% - картофель. Также поднялись цены на сжиженный газ – на 15% для коммунально-бытового потребления и на 30% - для автотранспорта. Дорожали водка и сигареты, канцтовары и продукты питания.

Фото: Сергей Лунин

Однако это верхушка айсберга. Импортные товары растут в цене еще быстрее. Знакомый инженер-электрик Михаил поехал по магазинам, чтобы купить банку краски для дачного ремонта. Пару недель назад он видел ее по 35 тыс. белорусских рублей за банку. В первом же магазине он обнаружил краску по 73 тыс., во втором – по 87, в третьем – по 95 тыс. белорусских рублей. Отчаявшись, он вернулся в первый магазин и увидел там эту же краску, но уже за 102 тыс. После дня поисков он все же набрел на хозтовары, где краска стоила 50 тыс. рублей. Михаил купил пять банок.

Каждый затаривается в меру состоятельности. Сперва обеспеченные белорусы начали скупать золото. Но Нацбанк быстро прекратил продажу драгметаллов за белорусские рубли (но не закупку). Тогда потребительской атаке подверглись сахар и подсолнечное масло, растущую в цене одежду и бытовую технику. Кто побогаче, стал покупать европейские автомобили (с 1 июля в Беларуси еще и растаможка должна подорожать в 4 раза).

Юрлица тоже скупают белорусские трактора, грейдеры, косилки и сушилки на госпредприятиях, исходя из ценников по официальному курсу. Для многих компаний это единственная реальная возможность спастись от обесценивания.

Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook