ГлавнаяЭкономикаБизнес

Безъядерные перспективы

В первой декаде июня Россия и Украина выполнили часть взятых Януковичем «атомных» обязательств. Подписано межправительственное соглашение о сотрудничестве в достройке третьего и четвертого энергоблоков Хмельницкой АЭС и завизирован контракт на поставки свежего ядерного топлива с 2011 года. На очереди – наполнение этих документов конкретикой, потому как в нынешнем виде оба выглядят декларацией намерений. Не более.

Безъядерные перспективы
Фото: Униан

В то же время настораживает, что украинские атомщики хранят гордое молчание, пока российские источники активно сливают информацию о грядущих масштабных поглощениях украинской атомной энергетики. Называя цифры и даже даты.

В среду, 9 июня, министр топлива и энергетики Украины Юрий Бойко и глава госкорпорации «Росатом» Сергей Кириенко торжественно подписали межправсоглашение о намерениях совместными усилиями достроить наконец-то два блока на Хмельницкой атомной. Соглашение это – документ рамочный, поскольку конкурс на достройку Россия выиграла еще в 2008 году, а сам контракт планирует подписать только в третьем квартале текущего года.

Фото: rian.ru

Нынешнее межправсоглашение нужно скорее чтобы легитимизировать процесс выдачи кредита в размере около 70% от суммы контракта, чем для того, чтобы закрепить за Россией право на достройку. Более того, выдача кредита, как ни парадоксально, нужнее сегодня России, чем Украине. Не верите? Посмотрите на Болгарию, которая отказалась от российского кредита и сорвала сроки заключенного ранее с «Росатомом» контракта. К слову, Болгарии, как и Украине, предлагали кредит под долевое участие России в новых атомных мощностях. София, где как раз прошли выборы и сменилась власть, предложение проигнорировала и обратилась за помощью к Евросоюзу, который более чем скептически в целом относится к развитию атомной энергетики у себя на территории. Не будем вдаваться в подробности, какие судебные тяжбы предстоят болгарам и какую неустойку им придется выплатить. Украине это не грозит, поскольку контракт на достройку АЭС Белене болгары подписывали, а Украина по Хмельницкой – до сих пор нет.

Итак, какие могут быть подводные камни кредитного соглашения на достройку ХАЭС? Ключевой – это указанное выше возможное долевое участие России в новых энергоблоках. Такое намерение озвучил на этой неделе г-н Кириенко как стратегическую задачу «Росатома» на внешних рынках. Как процитировали его российские СМИ, «Росатом» решил предложить иностранным партнерам по строительству АЭС новые условия. Госкорпорация теперь планирует не только строить атомные электростанции, но и выкупать доли в этих проектах. Эта задача, разумеется, не является элементом российской экспансии на внешних рынках, а просто позволяет компании «расширить круг зарубежных заказчиков». Так ее трактует российская пресса.

Если Украине будет сделано аналогичное предложение, от него можно будет отказаться, только поставив крест на достройке Хмельницкой АЭС, которая уже задекларирована и в планах президента, и в стратегии правительства. Найти в другом месте средства под достройку ХАЭС будет очень сложно. Европа не даст, поскольку атомная энергетика – не ее приоритет. Westinghouse слишком прагматичен и имеет платежеспособных заказчиков как в США, так и на внешних рынках. Правда, по информации «Левого берега», готовность кредитовать постройку своих блоков может появиться у канадской AECL, которая строит реакторы СANDU, принципиально иной технологии, нежели привыкли эксплуатировать и Европа, и Россия, и, разумеется, Украина. Канада готова предложить Украине технологию четвертого поколения, которую пророссийское лобби видеть у нас агрессивно не желает. Хотя безопасность новых канадских блоков выше, чем российских, как утверждают украинские атомщики, которые вплотную ознакомились с ними – и живьем, и на бумаге. Технологически новый СANDU проще, а строительство и эксплуатация – существенно дешевле. Впрочем, когда это в Украине направления развития атомной энергетики выбирали не политики, а специалисты?

Фото: Униан

Косвенным подтверждением планов России является озвученная стоимость. Болгарии два блока должны были обойтись в ?4 млрд. Для Украины последняя вслух озвученная цифра составляла 15 млрд. грн (почти ?1,6 млрд.) – где-то в 2,5 раза дешевле. Есть основания сомневаться в том, что в итоговом контракте эта сумма сохранится – она фактически равняется цене, по которой Россия строит свои блоки, и вряд ли Атомстройэкспорт сможет на строительстве особо заработать. Впрочем, российские атомщики и тут утешают, напоминая, что в 2004 году Украина завершила строительство двух энергоблоков, общая сметная стоимость которых «от закладки кирпича и под ключ» практически равнялась сумме, в которую обошелся России один блок, достроенный в тот же период.

Однако если Россия берется строить нам что-то вдвое дешевле, чем болгарам, это уже наводит на мысль, что где-то в соглашении будет прятаться положение о совместной собственности на новостройку. Как раз в пропорции 50% на 50%.

Что на самом деле будет прописано в контракте и кредитном соглашении, нам не скажут. Ни сейчас, когда подписывается межправсоглашение, ни когда будут визироваться основные документы. У сторон есть апробированный референтный опыт. Это – подписание на минувшей неделе долгосрочного контракта между украинским «Энергоатомом» и российским ОАО «ТВЭЛ» на поставки российского ядерного топлива для отечественных АЭС с 2011 года. Контракт пометили грифом «конфиденциально» и проинформировали журналистов скупым релизом, в котором фигурировало только то, кто подписал, когда, где и как всем от этого будет хорошо. За несколько дней до подписания российская сторона сообщила, что Украина получит скидку в миллиард гривен. Наши же хранили гордое молчание, забыв даже изложить традиционные дифирамбы в адрес «стратегического партнерства». В отличие от всех предыдущих документов, не были озвучены даже сроки действия данного контракта (по нашей информации, документ «пожизненный», до снятия с эксплуатации действующих блоков).

И только из Москвы через российскую прессу глава «Энергоатома» Юрий Недашковский сообщил, что контракт по сути является … рамочным, поскольку привязан он к будущему заводу свежего ядерного топлива, конкурс по которому должен быть объявлен в июле, а выбор технологии (между американской Westinghouse и российской ТВЭЛ) планируется осуществить до 1 октября. Как ранее писал «Левый берег», такой конкурс Украина уже объявляла. Однако в последний момент в процесс вмешались президент Ющенко и возглавляемый им Совет национальной безопасности Украины, которые сочли невозможным строительство на украинской территории совместного предприятия, являющегося ядерным объектом. Только 100%-ная госсобственность.

На днях СНБОУ должен вновь вернуться к вопросу утверждения конкурсных условий, которые будут разосланы участникам. По информации «Левого берега», положение о возможности совместной собственности в проекте сохранено. Поскольку российский контрагент даже гипотетически отказывается продавать голую технологию, без паритетного права собственности на новое предприятие. А американская сторона продать-то готова, но не всю технологию от конверсии урана до изготовления топливных сборок, включая изготовление циркониевых комплектующих, а только фабрикационную часть. Остальные составляющие Украине придется закупать на мировых рынках. Готова ли Westinghouse кредитовать строительство такого завода вообще, не известно – в прошлом году конкурсные предложения участники подать так и не успели.

Сегодня в Минтопэнерго говорят, что результат конкурса далеко не предопределен. Все зависит от американской стороны – насколько выгодное предложение ей удастся сделать. Однако в России в исходе мероприятия почему-то не сомневаются. Интересно, что при абсолютной закрытости процесса в Украине российские атомщики – достаточно весомые и информированные – говорят о планах сотрудничества по линии Асмолов (глава «Росэнергоатома») – Фольтов (первый вице-президент – технический директор украинского «Энергоатома») как об уже однозначно предстоящих процессах с привязкой к годам. А именно: подписание топливного контракта – решение вопроса о достройке ХАЭС – подготовка и проведение акционирования «Энергоатома» (2012 год) и аудит «Росатома». Итогом этого мероприятия должен стать, по их информации, обмен пакетами 75% «Энергоатома» и 45% «Росэнергоатома», которые станут активами нового совместного предприятия. Условно говоря, СП «Укрросэнергоатом». Зачем это России? Для выхода на европейские энергетические рынки. Взяв курс на развитие дорогой «зеленой» энергетики, Европа уже лет через пять после восстановления экономики будет испытывать дефицит дешевой электроэнергии. И тут на рынок выходит Россия, имеющая контроль над 3/4 самой дешевой электрогенерации в приграничной Украине. Откровенно говоря, эта идея бартера с точки зрения Киева должна выглядеть странно. С одной стороны, зачем нам Москва, если этот рынок мы можем контролировать сами? А с другой – зачем нам далеко не контрольный пакет акций российских АЭС. Прибыль? Так за счет самостоятельного экспорта в Европу мы получим гораздо больше…

Возможно, прогнозы были бы менее апокалиптичны, будь при власти хоть один представитель атомного лобби. Но увы – угольное, нефтегазовое, теплоэнергетическое есть, а атомного нет. Да и не было никогда. Может потому, что собственность – государственная. То есть ничья.

Илона Заец Илона Заец , обозреватель ТЭК
Источник: Илона Заец, специально для «Левого берега»