ГлавнаяКультура

Номинанты на Pinchuk Art Centre Prize: ​эксперименты и утопии

В PinchukArtCentre проходит выставка номинантов 5-й по счету премии арт-центра, которая регулярно вручается молодым украинским художникам в возрасте до 35 лет. Победитель украинской премии автоматически становится участником выставки номинантов международной премии Future Generation Art Prize для художников со всего мира 

Экспозиция выставки номинантов на украинскую премию занимает три этажа арт-центра: и по масштабу, и по завершенности высказываний это фактически 20 отдельных персональных проектов. Для некоторых авторов (например, Екатерины Ермолаевой) эти проекты дают основания говорить о новой ступеньке в их художественной практике. Проекты других – Александра Курмаза или Сергея Радкевича, например, – демонстрируют результат их длительной работы над определенными темой или направлением.

Около половины участников номинируются уже во второй, третий, и даже четвертый раз, но и «свежей крови» достаточно – в шорт-листе 11 новых имен. Расширилась и география: многолетняя тенденция, когда на выставках были представлены в основном авторы из Киева, Харькова, Львова и Одессы, наконец, сломалась – в этот раз в списке представлены 12 городов. К слову, ту же тенденцию показал и Фестиваль молодых художников, прошедший в «Мыстецком Арсенале» осенью 2017 года. В шорт-листе есть и украинские авторы, живущие за границей (Юлия Кривич и Дмитрий Старусев).

LB.ua анализирует список участников и представленные работы.

Выставка условно разделена на три блока: весь третий этаж арт-центра занимают работы на социально-политическую тематику. Вторая, самая большая часть экспозиции сконцентрирована на экспериментах авторов с материалом, формой и медиумами. Еще один блок – работы, строящие те или иные сценарии будущего, утопии и фантазии в ключе «А что было бы, если?».

Михаил Алексеенко, Startup Troeshchyna, 2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов.
Михаил Алексеенко, Startup Troeshchyna, 2018

Экспозицию открывает работа победителя недавней премии МУХи (вручается молодым украинским художникам – отсюда и аббревиатура – прим.ред.) Михаила Алексеенко. В своей практике художник исследует эстетику взаимодействия, работает с темой мифа, а также реального и виртуального. Главный герой проекта Алексеенко «Startup Troyeshchyna» (как и работы «Hollywood Troyeshchyna», с которой он выиграл МУХи) –– киевский район Троещина. Проект направлен на джентрификацию района и борьбу со стереотипами о нем. Работа Алексеенко «Скворечник» расположена сразу на двух этажах РАС, и состоит из фото скульптуры неизвестного автора 1980-х на Троещине (такой себе собирательный образ района) и аппарата для сбора средств (проект одновременно и краудфандинг-кампания на развитие арт-пространства «Квартира №14»). Вторая часть работы – инсталляция, воссоздающая обстановку той самой «Квартиры №14». Похоже, Алексеенко нащупал «свою» тему, с которой будет работать еще долго и в разных форматах.

В социально-политическом блоке работ на третьем этаже художники говорят о войне, территориях в конфликте, а также образе героя нового времени. Пожалуй, самый сильный по влиянию на зрителя – зал с проектом Александра Курмаза «Хроника текущих событий», напоминающий здание после бомбежки. Экспонировать работы в темноте среди хрустящих под ногами обломков и осколков – эффектный, хоть и «лобовой», ход.

Саша Курмаз, Хроника текущих событий, 2017–2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Саша Курмаз, Хроника текущих событий, 2017–2018

Курмаз начинал как стрит-арт художник, со временем стал работать с фото и дизайном, но сохранил публичное пространство как территорию своей практики. Художник много снимал на Майдане во время Революции достоинства, а после – документировал события, связанные с войной на Донбассе. Война и ее последствия – тема проекта, над которым художник работал последний год. Ощущение постапокалипсиса в его экспозиции не покидает: посреди обломков – фото с надписью «Ваши жертвы были напрасны!» на фоне могил и крестов. Из темноты на видео вспыхивает коллаж из салютов на киевском Крещатике и взрывов на Донбассе.

В целом, проект Курмаза – один из самых сильных на выставке, даже несмотря на то, что его несколько «прибили» чересчур прямолинейной экспозицией.

Тарас Каменной, Этическое пятно, 2016–2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Тарас Каменной, Этическое пятно, 2016–2018

Еще один автор, работающий с темой территорий, но совершенно иначе – харьковчанин Тарас Каменной. История его работы «Этическое пятно» незатейлива: на стройке, где работал художник, ему поручили убрать территорию. Убрав и вскопав часть соседского участка, он обозначил графически фрагмент земли, и взял получившееся «пятно» за основу для будущего проекта. «Я понял, что нахожусь на линии «своей» и «чужой» земли, – говорит Каменной. – Образ спорной территории напомнил мне ситуацию в Украине. Этот проект – рефлексия на изменения территории нашей страны: аннексию Крыма и войну на Донбассе». Основная часть работы – архитектурная инсталляция в форме того самого пятна. В проект также вошли рисунки художника и документация проекта. Но самое интересное в работе Каменного – это сочетание медиумов и то, как вся экспозиция выстроена вокруг инсталляции-пятна.

Юлия Кривич, Дерзость и молодость, 2015–2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Юлия Кривич, Дерзость и молодость, 2015–2018

Как остросоциальный заявлен и проект Юлии Кривич, художницы родом из Днепра, живущей в Варшаве. Серия «Дерзость и молодость» – о современных национальных героях. Проект, над которым Кривич работает с 2015 года, назван в честь группы праворадикальных взглядов, с членами которой Кривич познакомилась после событий на Майдане.С началом военных действий герои Кривич пошли воевать на Донбасс, создали общественную организацию, а затем и партию. Авторка рассматривает своих персонажей как современных национальных героев, выделив четыре идентичности – футбольного хулигана, ветерана войны чуть за 20, ультраправого активиста и хипстера. В проект также входит арт-бук, в котором художница совмещает фото своих героев, кадры из их инстаграм-аккаунтов с отсканированными страницами из советских пропагандистских книг и журналов. Работа Кривич – одна из самых слабых в «остросоциальной» части выставки, если не на всей выставке – авторка нашла интересную тему, но, кажется, излишне героизиует своих персонажей, из-за чего проекту недостает глубины.

Вторая, самая масштабная часть экспозиции представляет работы, связанные с исследованием авторами себя самих, материалов, медиумов и форм. Пожалуй, самые удачные высказывания получились у авторов, работавших именно с исследованием материалов и их состояний. Среди них, безусловно, очень цельный проект харьковчанина Виталия Кохана «Предметы со следами натуральных процессов».

Виталий Кохан. Предметы со следами натуральных процессов, 2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Виталий Кохан. Предметы со следами натуральных процессов, 2018

В своей практике Кохан уделяет много внимания тактильности и работе с материалом. Его работы в РАС посвящены изучению состояний материалов под воздействием природных процессов: панно со следами течения воды и горения огня, проекция кристаллов соли с микроскопа, полученный аналоговым способом отпечаток света выглядят хрупкими и почти живыми. Следы, заломы и потертости на них подчеркивают это. «Это очень поэтичные произведения, связанные с околонаучными экспериментами», – комментирует проект куратор экспозиции Татьяна Кочубинская. В экспозиции Кохана кажется, что время замерло. Сам же автор уверен, что «естественные процессы почти всегда живее и выразительнее, чем что-то, что ты можешь нарисовать».

Не менее тонко работает с материалом и Анна Звягинцева (в данном случае, это хрупкий графитный лист). Зал с ее проектом «Росчерки» напоминает операционную – и белоснежными стенами, и ощущением стерильности от работ.

Анна Звягинцева, Росчерки, 2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Анна Звягинцева, Росчерки, 2018

Узор из графитного листа на полу, напоминающий каракули от расписывания шариковой ручки, нарушается от любого неосторожного движения (за несколько дней работы выставки он уже заметно изменился). «Тут нет моего рисунка, – говорит художница. – Это рисунок, найденный где-то». В своих работах Звягинцева часто тематизирует путь, прокладываемый человеком. Для ее работ характерны также хрупкость, зыбкость, изображение на грани видимого и невидимого. Идею интуитивного, бессознательного письма продолжают лайтбоксы авторки из серии «Найденные рисунки» с фотографиями росчерков, следов и потертостей. Художница номинируется на премию РАС третий раз, но сегодня ее шансы на победу, пожалуй, выше, чем прежде.

На работе с абстрактной фотографией сконцентрирован проект Дмитрия Старусева, художника из Макеевки, живущего в Москве. Автор использует нестандартные техники работы с фото, стараясь получить новые оригинальные эффекты.

Дмитрий Старусев. Три сестры, 2017
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Дмитрий Старусев. Три сестры, 2017

Название его проекта «Три сестры» – в данном случае не отсылка к Чехову, а географическая точка в 80 км от Киева, где соприкасаются территории Украины, России и Беларуси. «Ночью там достаточно жутко; в темноте воображение начинает дорисовывать несуществующее», – говорит художник. Акцентированная поэтика пространства вообще свойственна работам Старусева, и не только абстрактным – это хорошо видно, например, по его проекту «Донбасс». Его работы также очень кинематографичны (в свое время он уехал в Москву поступать во ВГИК, сейчас – учится у Сергея Браткова в Школе им. Родченко). В Киеве художник выставляется нечасто, но киевскому зрителю это имя стоит запомнить.

Олег Перковский, Синхронизовать настоящее, 2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Олег Перковский, Синхронизовать настоящее, 2018

Работа одного из основателей «Открытой группы» Олега Перковского направлена на исследование себя и окружающего мира. Перковский живет и работает во Львове, для его творчества характерны эксперименты с видео, стрит-артом и работа с темой архитектуры. Главные герои его инсталляции из строительных блоков с видео-проекцией «Синхронизировать настоящее» – недостроенные здания. На них художник обратил внимание, находясь на резиденции «Извините, номеров нет» в Ужгороде. «Я подумал, что некоторые здания в состоянии недостроя выглядят лучше, чем готовыми, - говорит автор. – Недострой – это само по себе нонсенс, фактически это то, чего нет, но они существуют». По мнению художника, эти здания символизируют желание людей иметь чуть больше времени на осознание «рассинхронизированной реальности».

Екатерина Ермолаева. Я, снова я и я сама, 2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Екатерина Ермолаева. Я, снова я и я сама, 2018

Екатерина Ермолаева в списке номинантов второй раз подряд, и за эти два скачок в развитии ее художественной практике очень заметен. В 2016 году во время резиденции «Извините, свободных номеров нет» она начала экспериментировать с образами, и в последние полтора года сконцентрирована на перформативной практике, связанной с разными образами и их фотодокументаций. Художница тщательно продумывает и описывает образы, а после фиксирует на фото. Неизменная героиня всех работ – сама Катя. За последний год ее проект с образами окреп, оброс «мясом» и теперь действительно выглядит как магистральная линия в творчестве авторки. Работа Ермолаевой в РАС «Я, я сама и еще раз я» – это калейдоскоп из девяти субличностей художницы: среди них подросток, отвязная девица в баре, офисный клерк. Всех их она поселила в разных «комнатах» одной «квартиры». Венчает экспозицию «алтарь Евы» – работа, ставшая два года назад отправной точкой экспериментов художницы.

Алина Клейтман, Спроси у мамы, 2017–2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Алина Клейтман, Спроси у мамы, 2017–2018

Исследование темы телесности, модификаций тела и давления социума на человека (прежде всего на женщину) – спектр интересов харьковской художницы Алины Клейтман. В шорт-листе премии РАС она в третий раз (также номинировалась в 2011 и 2015 гг., и получила Вторую специальную премию). Алина не боится работать с табуированными темами и ломать стереотипы, но ей подчас недостает тонкости – Клейтман любит хорошенько дать зрителю обухом по голове. На новой выставке в РАС художница верна себе: вход в ее зал похож на вывернутую наизнанку шубу (повсюду – шубы из искусственного меха).

Клейтман – выпускница Школы им. Родченко, работа с видео – ее сильная сторона, и это видно по работам в РАС. Мультимедийная инсталляция «Спроси у мамы» – по сути, комната страха с гипертрофированными частями тела и пугающими видео, на фоне которых ощущаешь себя персонажем «Алисы в стране чудес». Проект Клейтман экспонировали очень эффектно, что повышает шансы художницы на одно из призовых мест в конкурсе.

Ларион Лозовой, Свекольная революция, 2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Ларион Лозовой, Свекольная революция, 2018

Отнюдь не такой карнавальный, но глубокий и ироничный проект «Свекольная революция» – у киевского автора Лариона Лозового. Лозовой – участник «Коллектива конкретных дат» и Лаборатории критического архивирования, автор критических и искусствоведческих текстов для ряда изданий. «Свекольная революция» – псевдоархивное музейное пространство. Художник, сохраняя «музейную» стройность экспозиции, конструирует архив воображаемого события.Событие вымышленное, но исторический материал, с которым работает Лозовой, – реальный: события революции 1917 года. Архивные материалы (революционная атрибутика и т.д.), их реплики (гипсовая скульптура А. Керенского), и два видео из смонтированных кинохроник создают вполне цельную историю, но ключевой объект, связывающий элементы и поясняющий контекст их существование – 20-минутное аудио.

Появление такого неповерхностного проекта в рамках выставки в РАС – хороший симптом.

Сергей Радкевич. Монумент жертвам, 2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Сергей Радкевич. Монумент жертвам, 2018

Работу Сергея Радкевича можно было отнести к остросоциальным, ведь она – о жертвах насилия и о насилии вообще (этой темой художник занимается уже три года). Радкевич родом из Луцка, живет во Львове; работает в разных медиумах – от стрит-арта до иконописи, которая является важной частью его художественной практики. Он обладатель Специальной премии PАС в 2011 году, номинант недавней премии МУХи, и, несомненно, один из молодых украинских художников, за чьим развитием стоит следить. Для выставки ПинчукАртЦентре он создал похожую на клетку металлическую скульптуру «Монумент жертвам». Ее грани повторяют элементы выкройки военной формы, с которой автор убрал опознавательные знаки. У Радкевича получилась одна из самых концептуально сильных и одновременно самых зрелищных работ на выставке. Скульптура работает как графический объект – при движении вокруг нее картинка перед глазами меняется, но детали военной формы угадываются. Если рассматривать эту работу как эксперимент со скульптурной инсталляцией как медиумом, то он удался.

Евгений Самборский. Папа, 2017
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Евгений Самборский. Папа, 2017

Бывший участник «Открытой группы» Евгений Самборский за последнее время окончательно перешел от создания материальных объектов к эстетике взаимодействия. «Сегодня мои проекты – о людях, коммуникации между ними и совместном времяпровождении, – говорит художник. – Общаясь с другими людьми, мы можем заполнить пустоту внутри нас». Можно предположить, что этот переход - крайне важный. переломный шаг в карьере Самборского.

На выставке в РАС – целая мини-ретроспектива художника, 4 проекта. Три из них созданы в сотрудничестве с людьми из групп социального риска (пациентами психиатрической больницы, детьми из центра социально-психологической реабилитации, ромами из поселения Радванка в Ивано-Франковске). Четвертый – сделанное специально для выставки номинантов видео «Папа», документация создания скульптурного портрета отца автора.

Николай Карабинович, Голос тонкой тишины, 2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Николай Карабинович, Голос тонкой тишины, 2018

Одесский автор Николай Карабинович объединяет в своей работе личный опыт и исследование различных музыкальных жанров. Проект «Песни южных славян», с которым он номинировался на премию РАС в 2015 году, был исследованием через музыку (аудиоархивы времен сербско-боснийского конфликта). В РАС Карабинович представляет работу «Голос тонкой тишины», центр которой – вновь аудио. В ее основе – история прадеда художника, одесского грека, высланного в 1949 году в Казахстан, где он и умер. «Воспоминания отца об этом напомнили мне греческий музыкальный жанр рембетика, – говорит художник. – Это песни переселенцев из Малой Азии – тяжелые и печальные». Музыкант Юрий Гуржи записал песню, отсылающую к римбетике. Вторая часть работы – фото, сделанное автором в казахской степи, посреди которой из громкоговорителя звучит та самая песня. На фоне более зрелищных работ проект Карабиновича выглядит несколько обособленно и очень камерно.

Павел Хайло, Пересмотр правил, 2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Павел Хайло, Пересмотр правил, 2018

Один из центров экспозиции 4-го этажа РАС, который зритель точно не пропустит – работа «Пересмотр правил» Павла Хайло. Хайло – бывший участник Коллектива конкретных дат и очень интересный молодой автор, экспериментирующий с формами и медиумами. «Пересмотр правил» – длящийся перформанс, в рамках которого художник через игровой процесс переосмысляет тему незыблемости правил. Хайло исходит из идеи, что за любой игрой стоят правила, а процесс игры – возможность их нарушить или изменить. За основу взяты настольные игры на экономическую тематику (созданные в период от 1920-х гг. до сегодня). Сидящий за столом человек громко и четко зачитывает тексты правил. Это своеобразная «игра об игре», где даже перемещения в пространстве заданы правилами – рамку возможных передвижений внутри работы задает рисунок на полу из желтого скотча, который периодически меняется.

Третий блок выставки, посвященный построению утопий, предлагает различные варианты сценариев будущего от номинантов премии. 

Роман Михайлов, No Game, No Hero, 2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Роман Михайлов, No Game, No Hero, 2018

Харьковский художник Роман Михайлов, один из самых активных украинских молодых авторов, уже номинировался на премию PАС в 2015 году. В последнее время острые и меткие работы на социальную тематику периода 2014-2015 гг. (инсталляции «Тень» и «На линии огня», к примеру), уступили место другим проектам. «No Game, No Hero» в РАС – это микс из живописи и компьютерной игры. Работы из проекта отсылают зрителя к недавней выставке Михайлова «Страх» в галерее «Лавра». Но здесь, помимо темы страха, акцент делается также на образе героя: художник ставит под вопрос актуальность этой фигуры в современном мире и существование героя вне игры вообще. Его герои – поколение 20-30-летних, которые не нуждаются в героях и сами не хотят ими быть. Несмотря на хорошую идею, проект откровенно слабый. Хотя компьютерную игру, созданную на основе собственной графики, стоит засчитать автору как удачный эксперимент.

Юлиана Голубь, Алгоритмическая семья, 2017–2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Юлиана Голубь, Алгоритмическая семья, 2017–2018

Харьковчанку Юлиану Голуб киевский зритель мог запомнить по прошлогоднему Фестивалю молодых художников в «Мистецьком Арсенале». Голуб – выпускница школы им. Родченко, где ее дипломная работа была посвящена теме ограничения свободы. К этой же теме отсылает и ее «Комната свободы» на недавней выставке «Город ХА» в НХМУ. В РАС художница демонстрирует мультимедийную инсталляцию с 3D-видеосимуляцией «Алгоритмическая семья».

Специальный алгоритм берет новости с сайтов, анализирует их и определяет, какие эмоции им соответствуют; выбирает персонажей, и в реальном времени выводит их реакцию на экран. Инсталляция в виде реальной кухни со всей мебелью и утварью удачно добавляет работе тактильности. «Я беру реальных персонажей, и утрирую ситуацию или состояния, в которых они находятся, - говорит о своем методе Голуб. – Я обратила внимание, что в моей семье много информации черпается не из личного опыта, а из соцсетей и СМИ. Таким образом, виртуальное проникает в жизнь и становится реальным».

Иван Светличный. Сценарий, 2017–2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Иван Светличный. Сценарий, 2017–2018

Еще одного харьковчанина, Ивана Светличного, смело можно назвать ветераном проекта – он номинируется уже в 4-й раз. Основной метод работы Светличного – исследование, он также уверенно работает с «цифрой»: потоками данных, видео, звуком, который считает таким же инструментом, как живопись или скульптуру. Проект «Сценарий», венчающий экспозицию в РАС, вероятно, самый сложный для понимания на выставке. Это перформативная инсталляция, посвященная теме зрительского восприятия. Как и в работе Юлианы Голуб, здесь есть алгоритм, анализирующий данные (а также видео, звук и VR). Согласно описанию проекта, алгоритм формирует элементы спектакля, который собирается создать художник. Надо сказать, экспонирована работа Светличного крайне удачно – достаточно размашисто, чтобы рассмотреть ее как в целом, так и в деталях.

На выставке номинантов на премию РАС в этом году всего два коллектива – харьковчане Даниил Ревковский и Андрей Рачинский, а также Роман Химей и Ярема Малащук из Ивано-Франковской области.

Ярема Малащук и Роман Химей, На кого ты нас покидаешь, отец наш? 2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Ярема Малащук и Роман Химей, На кого ты нас покидаешь, отец наш? 2018

Химей и Малащук, помимо художественной практики, занимаются рекламой и игровым кино. В 2016-м короткометражный фильм «Гвоздь», в котором они были операторами, получил премию в национальном конкурсе на Одесском кинофестивале, а сейчас они работают над неигровым фильмом «Зарваниця», победившем на 10-м питчинге Госкино. Их видео «На кого ты нас покидаешь, отец наш?» - документация репетиции хористов. На видео люди «с улицы» заходят в зал в будничной одежде и внезапно начинают петь оперными голосами. Звучит хоровая партия народа «Хлеба голодным» из «Бориса Годунова» Мусоргского – именно на образе непрестанно жалующегося народа авторы построили всю работу. «Мы хотели сравнить этот образ народа с современным обществом, – говорит Роман Химей. – У Мусоргского народ все время страдает и вопрошает. Люди же из нашего фильма, монотонно и безразлично повторяя сакральные слова, стирают их смысл. Мы хотели спровоцировать зрителя найти новое прочтение этой темы и посмотреть на себя со стороны».

Ревковский и Рачинский, КТМ-5, 2017–2018
Фото: PinchukArtCentre © 2018. Фотограф: Максим Белоусов
Ревковский и Рачинский, КТМ-5, 2017–2018

Ревковский и Рачинский – молодые авторы, судя по их работе, все еще пребывающие в поиске себя. Их проект «КТМ-5» напоминает винегрет из художественных приемов – тут и расследование, и реконструкция событий, и фотосессия с переодеванием. Свою работу дуэт посвятил масштабной трагедии в Днепродзержинске (сейчас Каменское), когда на затяжном спуске у трамвая отказали тормоза и он влетел в отбойник («КТМ-5» – название советской модели трамвая). В первой части проекта, перформативном воссоздании семейного фотоархива водительницы того самого трамвая Валентины, авторы предстают в роли героини и ее друзей, в пестрой одежде и макияже (почему на фото не сама Валентина, осталось загадкой). Вторая часть – схема реконструкции трагедии, третья – взятые из интернета фото украинских водительниц трамваев. Также авторы воссоздали схему аварии и записали видео с очевидцем. Но если бы художники выбрали какой-то один фокус, это придало бы их проекту больше стройности и цельности.

***

Победителей жюри, состав которого на данный момент не объявлен, определит в апреле, а сама выставка продлится до 13 мая.

Главная премия составит 250 тыс грн, каждая из двух специальных премий – 60 тыс грн, победитель приза общественности получит 25 тыс грн. Победители премии PinchukArtCentre также смогут пройти стажировку у ведущих мировых художников.

Анастасия Платонова Анастасия Платонова , Журналистка, культурный менеджер
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter