ГлавнаяКультура

Записки режиссера. Совокупность Брейгеля

Если судьба вам улыбнется, и вы окажетесь, по службе или просто так, в городе на Дунае Вене, то вот вам мой совет: непременно найдите хотя бы пару часов чтобы посетить тамошний Музей истории искусств. Красивейшее само по себе здание, огромное, величественное, как и многое другое в этом городе, недавней ещё столице могущественной Австро-Венгерской империи.

Фото: maks-la.livejournal.com

Конечно, за это время можно было бы увидеть прикольный Хундертвассер, обойти безразмерный Хофбург или отведать знаменитый венский шницель в не менее знаменитом ресторане «Фигльмюллер». Или придя в этот самый музей, ещё раз насладиться бессмертными произведениями Вермеера, Рафаэля или Босха. Но я всегда сразу отправляюсь в зал №7, где находится уникальная коллекция картин Питера Брейгеля (по прозвищу «Мужицкий») - 14 его работ - почти треть из всех известных ныне (и доказанных) работ художника.

Что вам сказать… Мало того, что я отношу Брейгеля к числу своих самых любимых, наряду с Марком Шагалом и «таможенником» Анри Руссо, художников, но именно здесь, в этом венском музее, стоя в центре зала, окружённый со всех сторон только его изумительными полотнами, вас непременно охватывает совершенно потрясающее ощущение, будто вы стоите как бы внутри некоей космической художественной реальности и она, эта реальность, как алхимическая машина времени, стремительно переносит вас на 450 лет назад. Вы вдруг оказываетесь современником всех этих многочисленных и суетливых, словно разноцветные червячки, крестьян, ремесленников, воинов, обалдевшим сторонним наблюдателем, и в то же время действующим лицом, их свадеб, танцев, трапез, невольным соучастником сумрачных и неторопливых катаний на коньках, наивных игр и беззаботных гуляний. И всё это на фоне молчаливых, невероятно чётких и пронзительных в своей силе и абсолютности пейзажей. Не зря ведь на космическом корабле в фильме Андрея Тарковского «Солярис» единственной вещью напоминавшей людям о земле была картина Брейгеля «Охотники в снегу. Зима». А если ещё взять и его гениальные работы восходящие к Иерониму Босху… Эх, что и говорить!..

Между тем, вернувшись в Киев, я отправился в ПинчукАртЦентр посмотреть на их новую экспозицию. Не могу сказать, что являюсь, мягко говоря, поклонником подобного искусства. Но захожу в Центр регулярно, пытаясь понять и приспособится к необычному для меня способу транспортировки эмоций. А тут ещё и Виталий Портников взбодрил меня своей радужной репликой в LiveInternet :

«Примирение с Центром Пинчука :). Новые выставки - запоминающиеся картины Гарри Хьюма и впечатляющие фотоработы Джеффа Уолла - заслуживают экскурсии».

Короче, падает Пинчук на пол. А я тогда резко разворачиваюсь и даю два негромких выстрела прямо Херсту в живот! Негромких, но очень мощных. Бах, бах!.. Из эпатажного художника, конечно, все наружу. Тут я пропускаю. В общем, отрезал я ему аккуратно ножом голову и в кульке притащил домой.— Анатолий Борсюк

К сожалению, простите Виталий!, усилия мои и в этот раз результата не принесли. Мой искренний порыв окончательно угас перед - картиной, работой, объектом? - упомянутого Гарри Хьюма под названием « The Whole » - «Совокупность». Эта «совокупность» представляла собой (как подписано) алюминиевый диск диаметром примерно метра полтора, полностью покрытый непроницаемо чёрной глянцевой краской. Вот и всё. И больше ничего!.. И дело даже не в лаконизме формы или в сознательном ограничении себя автором в выборе выразительных средств, а в том, что подобных кругов и квадратов я уже видел на выставках и в музеях несчётное количество раз, начиная от Альфонса Алле, с его совершенно чёрным и почти квадратным полотном 1893-го года под названием «Битва негров в пещере глубокой ночью» или с ещё более раннего Пола Билхода . Были уже и кресты, и круги, и овалы, белые, чёрные, красные. Всё это уже было. Теперь, вот, и Хьюм, наконец, сподобился. Да так, что стал звездой выставки в очередной престижной галерее.

Гениально, не правда ли?
Фото: pinchukartcentre.org
Гениально, не правда ли?

В чём же дело? Неужто я настолько эмоционально глух или совково консервативен, что не в состоянии оценить произведение, отобранное знающими и прилежными специалистами, в качестве заслуживающего моего времени и внимания экспоната?.. А ведь за подобные работы любители выкладывают десятки и десятки миллионов долларов!

Притом, я вовсе не думаю, что все эти богатые люди всё сплошь одни наивные дурачки. Нет! Искренне это говорю! Многие из них умны и хорошо образованы, и, тем не менее, всё же считают крайне важным для себя иметь в собственности вещи, входящие в художественное направление, называемое загадочным словом «contemporary art», знают, зачем это им надо и готовы платить за право обладания такими предметами баснословные деньги. (Между прочим, в славянском поле до сих пор не знают, как этот «art» точно перевести и что он, в общем-то, означает!..).

«…Термин «актуальное искусство» или «contemporary art» появился для того, чтобы различать производство «вечных ценностей» от искусства, практикуемого, как живой эксперимент: критического, неоднозначного, пугающего, издевательского, идиотичного, провокационного, и в то же самое время, прежде небывалого и оттого безумно интересного, - расплывчато предполагают искусствоведы. - Это, как правило, высокотехнологичное искусство, оперирующее новыми материалами и средствами, что дает основание критически настроенным зрителям определять его как кружок «умелые ручки»…».

А, вот оно что!.. Именно - кружок «умелые ручки», чаще всего так оно для меня и есть!.. Поэтому я каждый раз невольно внутренне напрягаюсь и сопротивляюсь, когда очередные проповедники «contemporary art» пытаются заставить меня полюбить Энди Уорхола и его подражателей. Иногда я думаю - может в этом есть и моя проблема, и мне надо просто расслабиться и не относится ко всему этому так серьёзно, и я тогда, наконец, поймаю от распиаренных Кунса и Хёрста долгожданный эстетический кайф?.. Возможно. В общем, надежда есть, буду продолжать попытки подружиться.

Старая мебель, мусор, щупальца инопланетян - все это можно хранить в музее, если нет места на балконе
Фото: pinchukartcentre.org
Старая мебель, мусор, щупальца инопланетян - все это можно хранить в музее, если нет места на балконе

А пока я не вижу в этом, простите меня, ни искусства, ни художника. Одно только ощущение, что всё это чья-то классно разыгранная грандиозная афера. А хитромудрые авторы и продавцы-втюхиватели стоят себе в сторонке и, глядя на мои выпученные от стыда непонимания глаза, тихонько хихикают и довольно потирают свои «умелые ручки» в ожидании нового разноцветного бабла. Просто нашествие какое-то!..

Но, согласитесь, уж больно много бездарей называют себя сегодня "актуальными художниками", прикрывая свой махровый дилетантизм яркими заплатками: китч-арт, поп-арт, видео-арт, инсталляция, биенале.... Раньше надо было хотя бы уметь рисовать…

Причём, у меня нет претензий к совестливым профессионалам, условия творчества им диктуют галереи, музеи, кураторы, клерки и дилеры, которые в свою очередь зависят от политиков, финансов и покупателей, и, в конечном счёте, именно это решает, каким быть современному искусству.

Ведь современное искусство — это модный и очень престижный товар, который нынче стал стоить так неприлично дорого, что уже полностью отошёл в собственность самых богатых людей и институций в мире. Не зря же, по уверениям журнала "Арт-хроника", самый влиятельный человек в арт-сообществе - российско-британский олигарх Роман Абрамович! Поэтому и границы этого рынка ожидаемым образом совпадают с границами богатейших стран мира. За исключением, возможно, жирующих на нефти Арабских государств, которым не интересен западный художественный рынок по причинам религиозного характера.

В этот раз Хёрст превзошёл сам себя. Теперь он инкрустировал восемью тысячами белых и розовых бриллиантов череп… новорожденного младенца! А!.. Каково! Браво, мастер! Круто придумано! Повезло тому мальчугану. Или девчонке… Да и другие детские головки теперь без дела валяться не будут. Экологично. По-христиански.— Анатолий Борсюк

И в этом нет ничего удивительного. Ведь арт-рынок — изобретение и собственность богатого Запада, и он упорно игнорирует всё, созданное в странах т.н. «weaker currencies» - слабой валюты. Центральная и Восточная Европа, Азия (за исключением Японии и Кореи), Латинская и Южная Америка, Африканские страны (кроме ЮАР), и Ближний Восток (кроме Израиля), всё это остаётся за пределами большого современного арт-рынка и откровенно им игнорируется.

И украинский рынок тут не исключение. Спасибо, вот, Виктору Михайловичу Пинчуку, хоть он печётся о том, чтобы нас окончательно в художественном мире не забыли. Со своими масштабными украинскими арт-проектами он уже давно вошёл в число крупнейших и известнейших меценатов в мире. За последние шесть лет 1.5 миллиона человек бесплатно посетили выставки его АртЦентра на Бессарабской площади в Киеве! Какой ещё музей или галерея в Украине, а может и во всей Европе, может похвалиться подобным достижением? Эх, если бы он ещё и за классику взялся!..

Фото: censor.net.ua

А я всё вспоминаю, как не мог покинуть зал Брейгеля в венском музее - ходил от картины к картине, останавливался, садился в кресло… Снова ходил…

Когда-то Олег Басилашвили рассказал мне историю о своём первом визите в Музей Прадо в Мадриде. А это было ещё в советские времена .

«… Походил я так часа три-четыре по этому музею, посмотрел своих любимых Веласкеса, Гойю, Эль-Греко, а потом думаю – ну, надо уже идти. Подхожу к контролю, сейчас пройду и уже на улице буду. И тут – нет!.. Не могу!.. Ну, не могу я так уйти! Я же понимаю, что я никогда в жизни больше этого не увижу!.. И я вернулся. Я шёл по залу, и у меня слёзы на глазах. И я шептал каждой картине: «Спасибо… Спасибо… Спасибо… Спасибо!..». За что? Вот, за то, что вы есть!.. Понимаете?».

Понимаю, Олег Валерианович! Ох, как понимаю! И у меня такое было. Но покидая (без единой слезинки!) очередную выставку «contemporary art» и всё ещё находясь под впечатлением от недавно виденного Брейгеля, я подумал о его знаменитой картине « Притча о слепых вождях слепых». Помните, в Евангелии от Матфея:

«…оставьте их: они - слепые вожди слепых; а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму».

Вот я и засомневался, как бы и нам с этими небезобидными «арт-объектами» окончательно всем миром в Хёрста не провалиться.

Анатолий БорсюкАнатолий Борсюк, режиссер, тележурналист
Читайте главные новости LB.ua в социальных сетях Facebook и Twitter