ГлавнаяКультура

Российские интеллектуалы подрались из-за запретов книг

Дискуссия о проблеме запрета книг в России, организованная 14 июня в рамках V Московского международного книжного фестиваля, завершилась скандалом и дракой, но большинство тех, кто успел выступить, однозначно поддержали идею бессмысленности таких ограничений.

Недавно в списки неразрешенной к распространению в России литературы попали издающиеся массовыми тиражами книги Рона Хаббарда. Запреты на распространение книг по представлению различных государственных органов случались и ранее, но, как правило, речь шла о литературе, выходившей небольшим тиражом.

Многие участники круглого стола, организованного книжным клубом Liberty.ru, говорили о порочности практики составления запретных списков литературы.

"Здесь большая история ухмыляется очень сильно и непристойно", - заметил главный редактор журналов "Логос" и "Пушкин" Валерий Анашвили, напомнив, что в гитлеровской Германии также были запрещены многие книги.

Диссонансом ко многим высказываниям прозвучало выступление Алексея Чадаева, члена Общественной палаты и партии "Единая Россия", который заявил, что "есть ситуации, когда книги не просто можно, но и нужно запрещать".

После него к микрофону подошел поэт и участник движения "Вперед" Кирилл Медведев. Он спросил, почему тема запрещенных книг обсуждается исключительно представителями властных структур, и вступил в драку с Чадаевым. Несколько других активистов "Вперед" начали кричать, мешая дальнейшему проведению круглого стола.

Вмешательство охраны и устроителей ни к чему не привело, активисты "Вперед" отказались покинуть помещение, и мероприятие было досрочно завершено.

"Любой суд может запретить"

Еще до инцидента ведущий круглого стола - философ и общественный деятель Кирилл Мартынов - заявил, что обсуждаемая проблема является сейчас достаточно острой.

Одним из показательных примеров он назвал внесение в апреле книг Рона Хаббарда в список запретной литературы. Это было сделано по решению Сургутского городского суда, инициированному Сургутской транспортной прокуратурой.

Кроме того, в конце марта другой российский суд принял решение о Нажать внесении в Федеральный список экстремистских материалов книги Адольфа Гитлера "Майн кампф" ("Моя борьба") - через 85 лет после ее первой публикации.

Тиражи запрещенных ранее по представлению Госнаркоконтроля книг "Культура времен апокалипсиса" и "Марихуана - запретное лекарство" не превышали пяти тысяч экземпляров и не оказывали серьезного влияния на российский книжный рынок.

"Любой суд по представлению местных прокуроров может запретить любую книгу", - заявил Мартынов.

По словам философа, особую обеспокоенность вызывают случаи, когда из-за публикации материалов, признанных экстремистскими, запрещались целые сайты.

"Что мешает запретить LiveJournal или интернет вообще?" - вопрошал он.

Кроме того, книжное сообщество обеспокоено тем, насколько легко книги могут быть запрещены якобы из-за пропаганды экстремизма или наркотиков.

Кирилл Мартынов отмечает, что в федеральном списке "экстремистских материалов" сегодня более шестисот наименований книг, статей и интернет-страниц, и этот список вполне может увеличиться.

Другим путем

Александр Касьяненко, представляющий уже несуществующее издательство "УльтраКультура", предложил свое, радикальное решение проблемы.

Издательство закрылось несколько лет назад по ряду причин, в том числе и из-за того, что некоторые из выпущенных им книг, в частности, "Марихуана – запретное лекарство" Лестера Гринспуна и Джеймса Б. Бакалара, были запрещены к распространению на территории России.

"Главной ошибкой было то, что мы пытались прийти к обычному читателю вместо того, чтобы действовать более радикально", - заявил Касьяненко, добавив что новая стратегия издательства – публикация литературы невзирая на существующие запреты.

"Если так довольно глупо запрещают книги, то кто мешает нам их издавать и реализовывать другими методами? - сказал он. – Мы решили, что будут пиратские тиражи. Если мы считаем, что книгу нужно напечатать, то неважно, запрещена она или нет".

Касьяненко добавил, что речь идет о некоммерческом распространении, "потому что заработать на [таких] книгах нельзя, даже если они не запрещены".

Источник: BBC