ГлавнаяКультура

Записки режиссера. Анализ Кэла

Большая больничная палата. Вдоль прохода – шесть кроватей. На одной из них неподвижно лежит человек, до подбородка накрытый одеялом. Глаза его зажмурены. Рядом стоит давно небритый чувак в застиранном больничном халате с чернильным штампом на спине и внимательно разглядывает пациента.

Анатолий Борсюк Анатолий Борсюк , режиссер, тележурналист
Записки режиссера. Анализ Кэла
Фото: rsdn.ru

"Очередной придурок", – решает небритый, громко стуча об пол маленьким мячиком. «За прошлую неделю таких в соседней палате было всего трое. А этот, только за сегодня, уже четвертый. Неужели еще один Кэл Лайтман? Странно. Их становится все больше. Очень уж это смахивает на эпидемию. Или на массовый психоз».

- Вам не кажется, что странных больных в нашей палате становится слишком много? – обращается он, наконец, к двум сидящим на соседней кровати мужчинам. – Какие есть соображения, коллеги?

Коллеги в таких же фланелевых халатах неторопливо встают и, оба выразительно прихрамывая на правую ногу, подходят.

– Уровень креатинкиназы указывает на рабдо, – посасывая леденец на палочке, солидно произносит один из них, высокий, с торчащими усами. – Двойная доза флунитразепама не помешает.

– Думаю, что все мы здесь, господа, идиоты! – констатирует, потирая больную ногу, второй, рыжеволосый. – Надо дать ему флумазенил. Вот и все.

– Превосходно! Уж лучше сразу отправить его к Форману, и тогда парень точно умрет в страшных мучениях! – замечает длинный, играясь пузырьком от таблеток.

– Зато потом вы с Форманом сможете пойти и утешиться, заглядывая в декольте Доктора Кадди! – парирует рыжий, имитируя игру на гитаре.

– У вас, вероятно, гипогонадизм, коллега!

– Зато у вас, наверняка, лобовая инфекционная хорея!

– Я сказал, лечим от риккетсии!

– Еще один покойник! Будем лечить только от менингальных наростов!

– Волчанка! – поднимает вверх указательный палец небритый.

Все замолкают.

– Волчанка. Ведь он был в Намибии.

– В Намибии?

– Конечно! Видите, оба глаза закрыты? Это значит Намибия.

– Но там почти ни у кого нет гемохроматоза!

– Меня это не интересует. Потому, что вы все здесь идиоты. Но если это волчанка, то мечта моя сбылась!

Заглядывает под одеяло.

– Вот! Видите? Использование стероидов уменьшило яички.

Все тоже заглядывают под одеяло.

– Ну и что? Может, у него Вибрио Валнификус.

– Идиотское замечание! Уменьшенные яички как раз и указывают на Намибию. Все отлично сходится.

– Но лейшманиоз не вызывает филяриатоза!..

Небритый загадочно улыбается.

– Когда Кадди нанимала нас, она знала, что мы сумасшедшие. Так вот, ночью я обыскал больничный холодильник. В салате Уилсона все чисто. Но в устрицах есть намибийский вибрион. А это волчанка!..

Все потрясенно молчат.

– А теперь о главном! Знаете, кто этот больной?.. – продолжает небритый. – Это Доктор Лайтман!..

«К Хаусам попал! – с ужасом догадывается Кэл Лайтман, не открывая глаз. – Да они просто уже везде! А где же наши?..»

В дверь палаты просовывается голова санитара:

– Господа Хаусы, пожалуйте на выход, на «1+1» новый сериал начинается! Все говорят, капец вам.

– Кому? Нам капец?!.. Брехня!..

Доктор Лайтман живо высовывается из-под одеяла:

– Капец, капец!.. Я же вижу, что у вас пальцы на ногах поджаты и бровь приподнята! Значит, боитесь нас!.. Я все вижу!..

– Everybody lies!.. – радостно гогочут весельчаки.

После чего, не забыв принять на дорожку викодина и стукнув по лбу Доктора Лайтмана тяжелым резиновым мячиком, придурки Хаусы, не предчувствуя беды, безмятежно отправляются смотреть новый сериал.

Анатолий Борсюк Анатолий Борсюк , режиссер, тележурналист