ГлавнаяКультура

Александр Баширов: «Я насиловал главную героиню и лежал голый, облепленный мухами»

Странный, на первый взгляд, актер Александр Баширов на самом деле очень приятный, добрый и совершенно трезвый в суждениях человек. Играет он, конечно, всяких чудиков или, как сейчас модно говорить, фриков – то есть людей безбашенных.

Александр Баширов: «Я насиловал главную героиню и лежал голый, облепленный мухами»
Фото: www.mr7.ru

Они всегда странные, смешные и очень похожи на него самого. Он также дурачится, жонглирует словечками и понятиями. Но при более пристальном рассмотрении вроде как комического персонажа явственно становятся видны логические мысли и даже диагнозы. Просто Баширов из тех немногих людей, для которых смешное и серьезное давно слиты в один жизненный коктейль… И каждый из нас пусть уже сам разбирается, как правильно его смаковать

Вам не обидно, что вас всегда приглашают на роли всяких чудиков?

Не-а. Я доволен, что меня вообще приглашают. Поскольку это (актерство – «Левый берег») вообще не моя профессия. Я ж ничего особого не делаю… То в сортире замочу кого-то, то в асфальт закатаю, то на деньги разведу… Странно, что за это еще и платят.

А какая же ваша основная профессия?

Я режиссер. Во всяком случае, закончил когда-то ВГИК по этой части.

Но эксплуатируют вас в основном как актера?

Вот это верно вы подметили – эксплуатируют. И в Украине особенно. У Киры Муратовой, например, снялся в двух картинах. Также недавно засветился в одной из ваших комедий «Ось ординат». Теперь вот играю небольшую роль в художественном сериале «Алые паруса» (снимается телеканалом «Интер» по одноименному произведению Александра Грина – «Левый берег»). Я так понимаю, что если у человека есть сексуальное обаяние, то его надо всячески использовать, чтобы общество любовалось таким созданием природы, как я. Если моя биомасса нравится людям, значит, надо потворствовать этому желанию.

Хм… Интересно, кем бы вы могли стать, если бы не свернули в сторону творчества?

О-о-о… Я мог бы управлять Золотой ордой. Мог быть хозяином гарема… Такие административные должности мне по душе.

Кстати, вам известно, что фильм Киры Муратовой «Два в одном», в котором вы сыграли небольшую роль, многие кинокритики сочли чуть ли не порнографическим?

Значит, его надо демонстрировать с определенной пометкой в определенное время суток. Хотя для восприятия каких-то вещей нужно сначала получить определенное образование. Ведь если человек не умеет читать, зачем же ему тогда подсовывать книгу? Разве что для рассмотрения картинок.

А как вы вообще относитесь к различного рода табу?

Табу – это не забор, а необходимая социальная условность. Но все дело в искренности – она главная! И какой, например, фильму Муратовой присвоят класс: «а», «b», «с» или «xxx» – на самом деле неважно. Потому что если человек поет песню, то он поет ее от души.

Так ведь маньяки тоже убивают от души… И многие мерзостные вещи в нашем мире тоже совершаются вполне искренне.

Ну, это же патология. О чем тут можно говорить? Кино – это практически безвредное искусство. Каждый фильм – чье-то частное мнение. Мне удивительно, когда власть или какие-то слои общества боятся определенной картины… Иногда даже на улицу выходят с транспарантами. Впрочем, если на творческого человека не будет давления в виде различных запретов, то он может расслабиться. Нужно понимать, что существует некий атмосферный столб. Иначе можно потерять чувство тяжести и зависнуть в невесомости. А художник должен ощущать свою самобытность и уникальность.

А на вас что давит?

Иногда давит отсутствие денег. Не буду скрывать – очень люблю деньги. Они мне нужны для того, чтобы о них не думать. Кинопроизводство сейчас тоже нуждается в деньгах… Хотя при большом желании можно состряпать кино без денег. Снять, например, на мобильный телефон.

Правда, кстати, что за участие в фильме «Груз 200» вы вытребовали у продюсера гонорар в $3 тыс. за съемочный день?

Правда. Мне надо было и больше заплатить – в десятки раз! Потому что в этом фильме меня несколько раз дубасили. Также я насиловал главную героиню и лежал голый, облепленный мухами. Очень сложная роль попалась… Мучительная!

Это режиссер картины «Груз 200» Алексей Балабанов вам так отплатил – в прямом и переносном смыслах – за то, что благодаря своим связям вы «отмазали» его в свое время от наезда питерских бандитов?

А кто ж его знает… Нет у меня никаких связей с бандитами. Так, знал кое-кого и все. Зато у меня очень много знакомств среди официантов, музыкантов… Хотелось бы иметь больше интимных связей. Но здесь, увы, возможности человека ограничены.

Перед тем как встретиться с вами, я много о вас прочитал . И обнаружил, что вы постоянно влезаете в какие-то передряги – то вас лошадь копытом по лицу ударит, то в горящем доме окажетесь, то рельсом вас кто-то сзади бацнет…

…А недавно мне три ребра сломали в Москве.

Так вы специально подыскиваете приключения на свою голову?

Да нет… Просто мир негармоничен. В нем масса различных шероховатостей, углов… Мне трудно их все обходить. Но я пытаюсь собственным телом шлифовать это все неорганичное пространство, способствуя созданию красоты. И я не ищу особых приключений. Даже больше – не вижу их в своей скучной творческой жизни. Она достаточно рутинная… Зато я постоянно испытываю приступы вдохновения, наслаждаюсь природой, общением с интересными людьми, любовью с великолепными женщинами. Иногда, конечно, это все надоедает и я… (Баширов задумывается) даю интервью, чтобы разнообразить этот достаточно унылый пейзаж.

Фото: Photoexpress/UPG

Вы сейчас серьезно говорили?

Я? (Баширов вроде как искренне удивляется) А что мне делать с этими творческими порывами? Бумага тянется к перу, перо к бумаге… Могу лишь признаться без ложной скромности – да, я человек.

Давайте попробуем все же поговорить серьезно. Полученный в жизни опыт способствует вашей актерской работе?

Не всегда. Какие-то вещи приходится додумывать, воображать – входить в предполагаемые обстоятельства. В общем, существует определенное напряжение. Но каких-то особых усилий с моей стороны не прилагается. Даже в сексуальных сценах. Они в кино, как известно, происходят понарошку. Душил недавно в Талине одного актера… Тоже не по-настоящему. Я делаю в кадре ужасно свирепый вид, но руки-то не смыкаются… Хотя, признаюсь, очень хотелось их сомкнуть.

И что же делать в таких случаях?

Тут как раз проблема оболочки… То есть – формы. Остатки воспитания, культуры дают о себе знать. Ведь я воспитывался в советском обществе… Моральный кодекс, осколки коммунизма – все это осталось в подкорке мозга. Нравственный закон – весьма сложная штука. Поэтому на съемочной площадке приходится соответствовать технике безопасности и санитарной гигиене.

Почему вы, режиссер по образованию, не снимаете кино?

Я сам задаю себе этот же вопрос. И не только себе, но и продюсерам, инвесторам… Мне отвечают, что существуют проблемы, связанные с маркетингом и мировым кризисом. Всегда находятся какие-то причины. Наверное, у меня не достаточно смешные сценарии… Да, и сам я страдаю не очень доходчивым чувством юмора. Поэтому не пускают меня разговаривать с миром, считая, что потраченные таким образом деньги попросту вылетят в трубу.

В одном из ваших интервью вы сказали, что разочаровались в силе искусства и стали циничнее... Это случилось после того, как ваш документальный фильм о жизни и войне в Югославии «Белград, Белград» не получил отклика у телевизионной аудитории…

Просто война в Югославии закончилась, и история стала неактуальной. Жители города Белграда стали не интересны миру в качестве проигравшей стороны. Тем более после обвинений в геноциде албанского населения.

Сейчас множество явлений не получает отклика по причине того, что мы живем в слишком информационное время, где одни события быстро размываются в памяти другими.

Я думаю, что состояние определенного конформизма в обществе связанно не только с адаптацией человека, потерей культурных ориентиров и жаждой цивилизоваться. Просто общественные потребности сейчас формулируются, а не определяются запросами самого общества.

Кто же их формулирует?

Производители различных продуктов, вследствие чего они становятся потребностью. А общество тем временем заплывает салом.

Украинским?

Увы, нет. Тогда Украина была бы богатой страной. Кстати, хорошая идея – покрыть весь мир вашим салом. Но мы отвлеклись… Проблема даже не в самом обществе, а в тех буйных – нонконформистах, которые должны формулировать свое критическое отношение к реальности. Они должны иметь в себе человеческую смелость творить.

Как вы? Ведь вы же, если не ошибаюсь, уже много лет проводите в Питере фестиваль «Дебошир-фильм», сотрясая таким способом заплывшее салом общество?

А как же! И в этом году он тоже пройдет (в ноябре), несмотря на кризис. На нем будет показано около 200 фильмов хулиганского содержания из разных стран… в том числе и из Украины. Жду с нетерпением от этого фестиваля ответа на мучащие меня вопросы: насколько жив автор? насколько свободен человек?

И зачем вы только эту ношу на себя взвалили?

12 лет назад, организовывая этот фестиваль, я сам не знал, что он будет так долго жить. Помню, думал: ну покажем разок фильмы, которые не нужны другим фестивалям по каким-то коммерческим, эстетическим и нравственным причинам. Время тогда было такое – синефильское, что ли… Было ощущение прихода в кино нового поколения, которое начнет разрабатывать новые творческие темы и языки повествования. Помните, фильм «Брат» как раз тогда появился? Через него очень явственно проходили токи времени.

А сейчас через что они проходят?

Через брэнды и торговые марки постоянно проходят какие-то токи... в основном финансовые.

Вы знаете, что в Интернете полно роликов, где вы в пьяном виде даете интервью … Я так понимаю, любите вы это дело…

(Баширов улыбается) Как человек беззащитный, искренний и доброжелательный, я просто часто попадаюсь на глаза в таком виде. Но культа в пьянстве не вижу. Могу пить, могу не пить… Это же не противозаконно?

Пока нет. Вы, кстати, не боитесь произвести в нетрезвом состоянии плохое впечатление на людей?

Боюсь... И иногда произвожу. Ну, а что поделаешь – это жизнь! У каждого из нас есть недостатки. Я над ними… не то что борюсь – я больше забавляюсь. И как часть этого общества постепенно оттачиваю свои грани, чтобы когда-нибудь достигнуть совершенства алмаза.

Как вы относитесь к новой антиалкогольной кампании, которая развернулась недавно в России?

Я выступаю за здоровое общество и согласен с тем, что пить каждый день – плохо. Это надо как-то останавливать. Нужно иметь какие-то границы… Ну, три дня попил – и хватит! (Баширов начинает гоготать) Кроме того, нужно же качественное что-то пить… Коньяк, например. И, желательно, за чужой сет. Тогда не так обидно утром, когда болит голова – не за свои ведь деньги она раскалывается.

Но если говорить серьезно, то человек несет ответственность за свою жизнь сам. Если он не в состоянии креативить, иными словами – творить, если не понимает, что он для этого и рожден – для созидания, – тогда его пьянство превращается в растянутый акт самоубийства.

Вам нравится время, в котором вы живете?

По-разному. Хотелось, конечно бы, быть бесконечным, сведущим, вездесущим… и бессмертным. А также молодым, богатым и здоровым. Но – что есть, то есть.