ГлавнаяКультура

Карен Шахназхаров: "Переход из состояния, которое мы считаем нормальным, в ненормальное – иллюзорен"

В начале сентября в ограниченное число украинских кинотеатров попала картина «Палата №6»… Да-да, речь об экранизации знаменитого произведения Антона Палыча Чехова. А словосочетание «ограниченное число» означает не более пяти кинозалов по стране. Ну, что поделаешь – не блокбастер ведь. А вот если бы превратить психиатрическо-психологические хроники в увлекательнейшую многомиллионную стрелялку… Да со спецэффектами! И пошли бы тогда толпы… и, как пить дать, сотня кинотеатров крутила бы кино «по мотивам…» чеховской прозы. Вот только не было такого желания у известного российского режиссера Карена Шахназарова. Не было – и не могло быть. Стоит только взглянуть на его послужной список, так сразу же ясно – в данном случае прогиб под коммерческие интересы современной киноиндустрии невозможен. Такие как он гнутся исключительно под свои запросы… Конечно, если на то есть финансовые и внутренние основания.

Карен Шахназхаров: "Переход из состояния, которое мы считаем нормальным, в ненормальное – иллюзорен"

Почему вы решили снимать «Палату №6» в настоящей психушке, да еще пригласив в массовку ее обитателей?
Опыт подобных съемок у меня имеется еще с 1991 года… Тогда я снимал в настоящей психлечебнице фильм «Цареубийца». Я убежден, что именно реальный антураж способен дать ощущение достоверности происходящего на экране. А насчет персонажей психушки… Понимаете, изображать по-настоящему душевнобольных людей способны только великие артисты. Даже хорошие уже не смогут сыграть – фальшь будет видна. Да и вообще, смысл переноса Чехова в сегодняшнее время был только в случае создания достоверной атмосферы. Когда его герои и диалоги пребывают в том месте, где разворачиваются события в повести столетней давности. Но мы оставили знаменитые чеховские диалоги на месте. И даже не пытались их осовременить…

...А как же сегодняшний зритель? Он ведь любит, чтобы с ним общались на понятном ему языке.
Естественно, часть выражений и слов, употребляемых в тексте Чехова, давно вышла из обихода. Но все остальное настолько достоверно и современно, что это просто удивительно. Более того, часть чеховских ремарок мы перенесли в прямую речь. Но это не тот случай, когда в титрах пишут «по мотивам…», а как раз точная экранизация художественного произведения.

В каком возрасте лучше всего читать Чехова?
Если говорить о «Палате №6», то это трагичная и сложная повесть… Она обращена к тем людям, которым интересно вообще что-нибудь узнать о жизни. Но есть масса людей, которые живут и им не нужно ничего знать об этом. Я их абсолютно не осуждаю. Дело не в возрасте, а в интересе – он либо есть, либо нет. Вот к Достоевскому, например, нужно действительно подходить после определенного возрастного этапа. А Чехов… Он ведь очень прост по форме. Безусловно, внутри он сложен… У него всегда несколько слоев, но самый первый – очень доступен.

Вы каким-то образом исследовали реальную жизнь в психлечебницах перед тем, как взяться за экранизацию «Палаты №6»?
У этой картины интересная и долгая судьба. Я должен был снимать ее еще двадцать лет назад при участии итальянских продюсеров. Главную же роль – доктора Рагина – должен был играть известный итальянский актер Марчелло Мастрояни. Помню, мы (Карэн Шахназаров и российский сценарист Александр Бородянский – «Левый берег») объездили огромное число всевозможных психиатрических лечебниц, интернатов и собрали массу материала. Потом проект с итальянцами сорвался. Потому что они хотели более традиционного Чехова – костюмированного, что ли. Да я и рад, что так все вышло... Из этого, собственно, и родился «Цареубийца». Можно даже проследить куски «Палаты №6» в этом фильме – врач-психиатр, больной, который представляет… Когда мы приступили к его съемкам, собранный материал очень помог нам в работе. В этот раз мне уже не пришлось никуда ездить – я хорошо знал тему.

Cуществует ли действительно связь между пациентом психиатрического заведения и врачом? 
Думаю, что какая-то связь между врачом и пациентом есть. Хотя в процессе подготовки (двадцатилетней давности) к съемкам «Палаты №6» врачи многих лечебниц неустанно твердили нам: такого не бывает, чтобы врач сам стал пациентом. Говорили-говорили… Пока мы не приехали в какой-то российский город. И там главврач местной психиатрической клиники сознался, что у него лежит бывший главврач этого же заведения. Но нам его не показали, мол, пациент пребывал в тяжелом состоянии.

Вообще, врачи-психиатры очень интересные люди. Может быть, из-за того, что профессия накладывает на них отпечаток. Мне один доктор тоже как-то долго высказывал свои мысли о чеховской «Палате…», а потом случайно обмолвился, что периодически играет с пациентом в шахматы и тот постоянно у него выигрывает. Я видел этого человека – абсолютно нормального на вид – и, значит, спрашиваю: а что с ним? Врач отвечает: «Он верит в то, что мессия! Что он Христос и пришел второй раз…». Я говорю: ну, а вы что? И вдруг он так простодушно мне сказал: «Ну, а кто его знает?». (Шахназаров начинает смеяться)  
Понимаете, это такой сложный и интересный мир… Переход из состояния, которое мы считаем нормальным, в ненормальное – иллюзорен. От этого не застрахован никто. До сих пор неизвестны причины шизофрении – почему она происходит, как протекает… Почему совершенно здоровый человек вдруг попадает в это состояние? И самое главное – в этом состоянии нет другого исхода, кроме как превращение в полуживотное.

Не даром же в украинском языке есть слово «божевільний», которым называют сумасшедшего человека. Иными словами – «Боже! Я свободен душой!» 
Да, в этом определенно есть свое понимание. Кстати, во время съемок в психушке я как-то заметил, что ее обитатели смотрят по телевизору всем известный «Дом-2». Так вот, лица пациентов лечебницы во время просмотра этого реалити-шоу выглядели гораздо здоровее лиц его участников. Мне даже показалось, что тот мир, который за воротами этой больницы, – гораздо более сумасшедший, чем в ее пределах.

А как вы думаете, исполнитель роли доктора Рагина – Владимир Ильин – смог бы ее сыграть 20 лет назад так же впечатляюще и убедительно, как он это сделал сейчас?
Вряд ли. Это как раз и есть одна из причин, почему я вернулся к сценарию, который отлеживался на полке все эти годы. Я знал, что он где-то лежит, но особо о нем не думал. Просто в моей предпоследней картине «Исчезнувшая империя» Ильин снялся в небольшом эпизоде, и я, помню, тогда отметил, что этот актер находится в отличной форме – возрастной и творческой – вот ему-то как раз по плечу доктор Рагин. Конечно, 20 лет назад он не потянул бы эту роль.

Возымело ли на него действие погружение в мир реальных душевнобольных людей?
Не только на него, а и на всех актеров, снимавшихся в картине. Это было для них достаточно сложное испытание и сильное потрясение. Я уже не говорю о том, что было много, мягко говоря, непривычных физических вещей. Но это только пошло картине на пользу. В конце концов, я слышал позитивные отзывы врачей-психиатров об актерах, сумевших убедительно изобразить мир их пациентов.

Вы отдаете себе отчет в том, что фильм «Палата №6» обречен на популярность в узком кругу зрителей?
Конечно, отдаю. Кстати, у самой повести не так уж много читателей. Но это же не значит, что мы не должны ее читать. В своей жизни я снимал разные картины… Кассовые в том числе. В данном же случае я просто не пытался угодить массовому зрителю и делал картину так, как считал нужным. «Палата №6» – трагичное и сложное произведение… Удивительно, что Чехов написал его в 34 года. Он подошел к такой бездне, в которую… ну, может быть, один-два раза и надо заглянуть в жизни, чтобы понять, какова глубина человеческого существа. Безусловно, «Палата…» не похожа на мои ранние фильмы – «Мы из джаза» или «Курьер». Ну и что? Ведь, по большому счету, не количество зрителей, а их качество определяет отношение к кино.

Судя по всему, получить «Оскар» – не ваша заветная мечта… 
Я не против любого приза. Глупо говорить, что мне это было бы неприятно. Но я не ради этого делаю кино. У нас, в странах бывшего СССР, присутствует некая истерия по поводу премии «Оскар»... Раньше ее не было. Я хорошо помню атмосферу в художественном мире Советского Союза. Ну да, мы знали о существовании «Оскара» и других престижных наград… Знали, что было бы неплохо что-то там отхватить. Но это был более самодостаточный мир, в котором существовали свои приоритеты.

Гонка за «Оскаром» – это все от комплексов. Потому что если разобраться, то эта премия важна, прежде всего, для американского кино. Призы, присуждаемые иностранным фильмам, ничего не значат для самих американцев. Ведь неслучайно же они сами не проводят отбор фильмов, а предлагают каждой стране определить свой вариант. Мировые фестивали проводят селекцию, а в случае с «Оскаром» ее нет.
У нас достаточно киномастеров, делающих замечательные картины, но не получивших эту премию. Кроме того, время – это самый главный критерий ценности фильма. И, кстати, один раз я все-таки выдвигался на «Оскара» за ленту «Город Зеро».

Вы до сих пор являетесь членом общественной палаты РФ?  
Более того, я еще и председатель комиссии по культуре при этой палате…

...И вам, творческому человеку, так необходимо влезать в сферу политики?
Я не занимаюсь политической деятельностью… Общественной – да, но не политической. Мы (члены Общественной палаты – «Левый берег») пытаемся внести в наше общество элементы общества гражданского. Может быть, не вполне удачно, но некоторые заслуги у нас имеются. Одна из них – закрытие игрового бизнеса в России. Я лично принимал в этом участие, хоть и не верил до конца в успех нашей инициативы.

У нас тоже закрыли игровой бизнес, оставив во время кризиса десятки тысяч людей без работы.
Ну и ничего страшного… Зато прекратили игровую эпидемию. Вот у нас сейчас начинается новая безалкогольная кампания… И я часто вспоминаю аналогичную горбачевскую кампанию. Помню, снимал тогда «Город Зеро» в городе Коломне, и мы, сидя с актером Леонидом Филатовым в местной прокуратуре, ворчали на эту горбачевскую затею. Нас долго слушал один молодой лейтенантик, а потом сказал: «Вы знаете, в результате этой кампании в нашем городе стало вдвое меньше убийств». Вы представляете, какое количество человеческих жизней было спасено в одной только Коломне?! Ведь не секрет, что огромное число убийств совершается на бытовой почве: выпили-поспорили-сцепились.

Поэтому не все так однозначно. Если кто-то в результате прикрытия азартного бизнеса потерял работу – значит, надо помочь ему устроиться. Это гораздо дешевле.

Вы уже 11 лет руководите киностудией «Мосфильм», прочно поставив ее за это время на ноги… Желания уступить дорогу молодым еще не возникло? 
А дорогу молодым вообще не надо уступать. Зачем? Они должны ее заработать, завоевать…

...локтями?
В том числе и локтями, но лучше – головой… Это уж смотря кто и чем занимается. Если ты занимаешься боксом – тогда локтями. Если кино, то энергией, талантом, трудоспособностью. Если я чего-то и добился, то только благодаря перечисленным вещам. Понятно, что у меня есть определенные способности менеджера… Так почему я должен уступать дорогу? Если у кого-то больше способностей, то он сам завоюет место, на котором я сейчас сижу.

Справка "ЛБ":

Фильмография Карена Шахназарова
«Палата №6» (2009)
«Исчезнувшая империя» (2007)
«Всадник по имени Смерть» (2004)
«Яды, или всемирная история отравлений» (2001)
«День полнолуния» (1998)
«Американская дочь» (1995)
«Сны» (1993)
«Цареубийца» (1991)
«Город Зеро» (1989)
«Курьер» (1986)
«Зимний вечер в Гаграх» (1985)
«Мы из джаза» (1983)
«Добряки» (1979)
«На скользкой дороге» (1977)
«Шире шаг, маэстро!» (1975)