ГлавнаяБлогиОльги Богомолец

«Эвакуировать по 1 категории = умертвить». Артуру Панову посвящается

В 1941 году у нквдистов была такая формула массовой расправы с неугодными: «эвакуировать по 1 категории». Только избранные знали, что за этой фразой скрывается слово «умертвить», проще говоря – расстрелять. Нет человека – нет проблемы.

Фото: Фонтанка

С прошлого века формула борьбы с «политически неустойчивыми» не изменилась: бросить в тюрьму, уничтожить морально, ликвидировать физически, выжечь из памяти. Картина и в 19 веке выглядела соответствующим образом. Попал в разряд неугодных - революционеров, идейных, политзаключенных – пытайся выжить в тюрьме и на каторге. Выжить удавалось немногим. Среди политзаключенных тех лет была и моя прапрабабушка – народница София Богомолец, которая была приговорена к 20 годам каторги, отправлена в Бутырку, а затем по этапу в Сибирь, где и умерла от туберкулеза на Нижней Каре (каторга в Восточной Сибири) в январе 1892 года. Ее прах не позволили перевезти на родину – в Украину. Убеждена, это было сделано для того, чтобы не оставить следов о ее существовании, о ее борьбе в истории, не дать возможности людям приходить на ее могилу, выжечь с корнями память, держать в страхе потомков…

Небольшое смягчение в отношении политических наблюдалось в 70-80-х годах 20 века. Многим тогда удалось вырваться из советского гетто и уехать за рубеж, как, например, моей крестной Надежде Светличной, да и другим диссидентам. Но, думаю, это было связано с тем, что во власть удалось проникнуть сочувствующим. Они могли спасти отдельных людей и помочь им бежать из страны. Рассчитывать же на милосердие государства не приходилось не в 19-ом, не в 20-ом, не в 21-ом веке. «Спасибо, что не убили», - эта форма благодарности наиболее распространенная на территории «совка».

Спасибо, что не убили в тюрьме - Нельсона Манделу (27 лет в заключении), Махатму Ганди (около пяти лет), Вацлава Гавела (4 года) и других политических заключенных, многие из которых впоследствии были награждены Нобелевской премией мира. В большинстве случаев им удалось выжить только потому, что их имена были известны планете, они были состоявшимися политиками и общественными деятелями еще до того, как попали в тюрьму. За их свободу могли сражаться лидеры крупных держав, их  серьезно поддерживал народ и, каждое подобное дело приобретало настолько широкую огласку, что становилось опасным для политической карьеры и жизни тех, кто бросил их за решетку. Но всегда были и есть другие политические заключенные. Безымянные герои.

Вчера вечером украинские СМИ всколыхнула новость, что 29 апреля 2017 года в ростовском следственном изоляторе умер 19-летний Артур Панов. Украинский активист, прошедший Майдан, которого в 17 лет арестовали российские органы (в декабре 2015-ого). Официальная версия смерти – сердечная недостаточность. Неофициальная версия, обсуждаемая в соцсетях – «эвакуирован по 1 категории». До Ростова украинец Артур Панов «побывал» в Бутырке и в феврале 2017 года частично признал свою вину в подготовке теракта, хранении взрывчатки и прочих типичных обвинениях. Признания были сделаны под пытками, как утверждают его друзья, которым удавалось получать от Артура весточки. Про изощренные пытки в российских тюрьмах неоднократно рассказывал в своих интервью известный украинский политзаключенный Геннадий Афанасьев. Его имя широко известно публике. Имя же Артура Панова для многих сегодня прозвучало впервые. И только благодаря сообщению о смерти. Благодаря – как дико звучит это слово в данном контексте!

Сегодня мы знаем множество примеров того, как удалось спасти политических заключенных из застенков. Опять таки благодаря тому, что они стали широко известными – «избранными» - при жизни. Благодаря тому, что на них поставила та или иная политическая сила, поддержала общественность по профессиональному или какому-либо другому признаку. Или у их родственников хватило сил (а иногда и средств!) сражаться. Грубо говоря, стало модно «раскручивать» и поддерживать политзаключенных как поп-звезд, а потом использовать их как манипуляционные инструменты в гибридной войне. Если ты известен – ты имеешь шансы выйти на свободу. Приглянулся какой-либо силе – получишь дорогих и сильных адвокатов. Готов сотрудничать – и твое имя раскрутят на весь мир, тебе будут писать письма со словами поддержки из всех уголков земного шара.

Но вот появляется обычный парень из Краснодона Луганской области. Реальный политический заключенный, за которым не стоит ничего и никого, кроме его Свободы и его Жизни. И это единственное, что у него можно забрать, чтобы продемонстрировать другим 18-летним активистам силу, дать им сигнал – «Не влезай – убьет!». Куда ты лезешь со своими идеями изменения мира, если за тобой не стоит Папа с Деньгами или Тётя со своей Партией? У тебя же нет ни экономических, ни политических предпосылок для того, чтобы попробовать изменить мир к лучшему и выжить. Система съест тебя.

Ты рассчитывал на поддержку людей? Но народ безмолвствует. Зачастую просто потому, что не знает о таких как Артур. Артуры Пановы – как имя нарицательное - не смотрят на украинцев и мировую общественность с экранов телевизоров, их лицами не заклеивают все билл-борды на улицах наших городов, за них не собирают подписи в палатках на центральных площадях и не раздают гречку. А ведь именно такие простые пацаны не разменяли главные человеческие принципы под страхом потери свободы и жизни. Они – именно те, на ком держится Земля и с чьей помощью Добро торжествует в борьбе со Злом. Но именно они уходят в небытие тихо и незаметно. Погибая в колониях и тюрьмах, приравненные к уголовным и экономическим преступникам. И к этой своеобразной «эвакуации по 1 категории» причастны и мы с вами. Ведь возвеличивая одних и не замечая других, мы подчиняемся неведомому отбору политических махинаторов. Они решают за нас, о ком говорить, а о ком молчать.

P.S. Сегодня около 11 утра появилась официальная информация о том, что Артур Панов жив. Надеюсь, что она соответствует действительности. И эта новость станет отправной точкой для того, чтобы имена Артура Панова и других украинских политзаключенных начали регулярно звучать с экранов и страниц СМИ и высоких трибун. Чтобы мы знали всех поименно и сделали все, чтобы спасти каждого. Не занимаясь избирательностью в вопросах свободы и жизни и не позволяя это делать другим.

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

Статья 19 Всеобщей декларации прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года)

Ольга Богомолец Ольга Богомолец , Глава парламентского комитета по вопросам здравоохранения, советник президента по гуманитарным вопросам
Читайте новости LB.ua в социальной сети Facebook